Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

"Зимняя вишня". Выводы для всех и для каждого

Катастрофические последствия пожара в кемеровском торгово-развлекательном центре "Зимняя вишня" вновь поставили перед всеми нами извечный вопрос "Что делать?" в весьма сложной для восприятия нашей российской ментальностью сфере технической безопасности.



Сфера эта достаточно тяжела и неприятна для нас своими трагическими последствиями, неизбежно возникающими после очередного пожара или аварии, причинами которых становятся бесконечные нарушения правил и норм, направленных на предотвращение подобных трагедий. Какие-то из этих нарушений имеют в своей основе откровенно криминальную коррупционную составляющую, другие — преступную халатность и разгильдяйство, однако и в тех и в других красной нитью проходит наше незабвенное российское "авось". Авось не поймают, авось пронесет. Авось как-нибудь обойдется... Ведь так хочется где-то чуть-чуть сэкономить, чуть чуть обмануть и других, и себя, чуть-чуть наплевать на все и элементарно расслабиться.



А когда нам чего-то очень хочется, что нас может остановить? Сознательность? Порядочность? Долг? Да ладно, не тешьте себя иллюзиями! Кого-то, быть может, порой и остановит вдруг назойливый голос совести, но подавляющее большинство привычно отмахнется и сделает-таки роковой шаг к грядущей беде и для окружающих, и для себя и своих близких.

Ну что тут способно нас притормозить, остановить, уберечь? Только система. ЖЕСТКАЯ СИСТЕМА ПОНУЖДЕНИЯ. Когда любой шаг влево, шаг вправо — "расстрел на месте". Ради бога, не примите эти слова за чистую монету — это лишь образ меры ответственности. Он, этот образ, конечно же, мог бы быть и каким-нибудь другим, но сама мера высочайшей ответственности при этом непременно должна присутствовать в этой безотказно действующей системе жесткого понуждения.

Принцип действия этой системы строится на основе абсолютно рационального, прагматичного взаимодействия двух независимых институтов: института государственного технического надзора и института частного предпринимательства. Под частным предпринимательством здесь понимается не форма собственности, а отдельность, автономность, самостоятельность предприятия (производства). Прагматичная результативность этого взаимодействия должна обеспечиваться соответствующим законодательством, содержащим в себе специальные механизмы прямой персонифицированной ответственности и антикоррупционных, если не гарантий, то хотя бы правил и норм.

Институт государственного технического надзора должен представлять собой хорошо отлаженную систему квазивоенизированного типа, призванную. защищать нас и наши национальные интересы в сфере технической безопасности по самым разным направлениям общественно-производственной деятельности.

Защищать от чего? От предпринимательской жадности, некомпетентности, непорядочности, глупости, лени и разгильдяйства.

А что такое национальные интересы в сфере технической безопасности? Это наши жизнь, здоровье, здания и сооружения, имущество и, наконец, прочно устоявшееся ощущение безопасности.

Система квазивоенизированного типа — это похожая на военную иерархическая структура гражданской государственной службы с властной (командной) вертикалью и территориально-отраслевой горизонталью. Она должна быть наделена всеми наиболее значимыми атрибутами военной сферы, такими, как: знамя, присяга, командные звания, знаки отличия, форма и т.п. Все это должно обеспечивать привязку служащего к его профессиональной карьере и соответствующим системам поощрения (социальный пакет, выслуга лет, награды, повышение по службе и т.п.) при условии достойного исполнения им своего служебного долга. Сотрудник. осуществляющий государственный надзор, должен иметь соответствующее образование и аттестацию.

В целом такая система государственного технического надзора на сегодняшний день уже существует и, более или менее, успешно функционирует. Это Ростехнадзор, осуществляющий контроль за соблюдением норм безопасности в строительстве, энергетике. включая гидроэнергетику, и промышленности, включая атомную, химическую, нефтегазовую и иные специфические отрасли.

На мой взгляд, в сферу контроля Ростехнадзора следовало бы внести и всевозможные предприятия и структуры малого бизнеса, возложив на Ростехнадзор и функцию надзора за пожарной безопасностью, соответственно, сняв ее с МЧС. Смысл такого шага в объединении контроля за технологической, энергетической и пожарной безопасностью, а в отдельных случаях и с безопасностью экологической, которые на большинстве предприятий не отделимы друг от друга и должны оцениваться в комплексе. Соответственно, и контролировать их мог бы один линейный сотрудник (инспектор). Понятно, что вопрос этот дискуссионный, но подумать об этом, наверное, стоит.

Роль надзорных органов в общей системе национальной безопасности вполне сопоставима с ролью прокуратуры и МВД, и требует соответствующего внимания со стороны и власти, и общества, особенно учитывая достаточно высокую степень коррупционных угроз при исполнении их представителями своих должностных обязанностей. Я говорю именно о коррупционных угрозах с точки зрения государства и общества. С точки же зрения непосредственных участников коррупционного процесса это, конечно же, типичный соблазн. Соблазн, который требуется постоянно героически преодолевать. И это непросто, реально непросто. Для этого нужны высочайшие человеческие и гражданские качества личности, и чтобы обычному, отнюдь не выдающемуся человеку, соответствовать этому требованию, необходимо, чтобы этому способствовали среда и условия, в которых он должен бороться с этим искушением.

В качестве специальных антикоррупционных мер, призванных содействовать преодолению такого искушения, для сотрудников надзорных органов должна быть задействована система специальных имущественных деклараций. Это:

— обязательная декларация о всем семейном имуществе (недвижимость, акции, автомобили, банковские счета, предметы роскоши), включающая помимо сведений о личной собственности сотрудника сведения об имуществе родителей, супруга или супруги, а также всех детей на момент поступления на службу;

— ежегодные декларации о семейных имущественных переменах (новые приобретения, продажи, передачи имущества от одного члена семьи другому и т. п.);

— ежегодные декларации о своих внеслужебных доходах и, соответственно, о выплаченных с этих сумм налогах.

(Вопрос об имуществе других близких родственников, например, братьев и сестер, в рамках этой системы мог бы изучаться отдельно в случае возникновения коррупционных подозрений у контролирующего органа или в процессе официально начатого расследования в отношении тех или иных лиц.)

Необходимость подобного контроля всех без исключения представителей правоохранительных органов хорошо иллюстрируется историей небезызвестного полковника Захарченко с его миллиардами. Система имущественных деклараций сотрудников правоохранительных и надзорных органов могла бы действовать достаточно успешно в рамках аналитического контроля специального антикоррупционного подразделения ФСБ и выявлять реальные коррупционные угрозы уже на ранних стадиях.

Еще одним направлением в борьбе с коррупцией в надзорных и иных органах государственной власти, а значит, и в усилиях по повышению эффективности их работы, является так называемый возместительный принцип в правосудии или возместительная юстиция.

Смысл возместительного принципа состоит в полном возмещении установленными судом виновниками того или иного криминального действия (бездействия) материального ущерба потерпевшей стороны или сторон.

Так, например, после пожара в кемеровском ТРЦ "Зимняя вишня" вследствие выплаты материальных компенсаций семьям погибших и пострадавших материальный ущерб понесли федеральный и региональный бюджеты, а также собственник здания, если, конечно, суд не признает его одним из виновников трагедии. Следовательно, в соответствии с возместительным принципом, установленные судом конкретные виновники последствий пожара должны возместить все эти ущербы за счет своего имущества. Последнее, кстати, должно арестовываться судом с началом следствия по факту криминального события и находиться в этом статусе вплоть до до вступления в силу окончательного приговора по данному делу. Аресту в безусловном порядке должно подлежать личное имущество подозреваемого, а также все имущество членов его семьи (супруги/супруга, родителей и детей), приобретенное за время работы подозреваемого в надзорных или иных органах государственной власти при отсутствии или недостаточности задекларированных доходов членов семьи на приобретение этого имущества. Иными словами, должно арестовываться все семейное имущество, приобретенное за время работы подозреваемого в надзорных и иных органах, если отсутствуют убедительные доказательства его законного приобретения членами семьи подозреваемого на свои собственные доходы.

Понятно, что далеко не всегда этого арестованного имущества будет хватать для возмещения всего материального ущерба. и тогда суд в соответствии с национальным возместительным законодательством должен будет определить приоритеты возмещения и, кстати, учесть величину возмещения при вынесении окончательного (в последней инстанции) приговора. Так, например, лицо, признанное виновным по решению суда и добровольно возместившее весь ущерб за счет своего арестованного имущества, вполне могло бы осуждаться исключительно условно. И, напротив, если таковому лицу, признанному судом виновным, оказалось нечем возместить причиненный ущерб, то при вынесении приговора было бы вполне логично ожидать от суда максимального реального наказания.

Впрочем, это уже совсем особая, отдельная тема практического функционирования возместительного правосудия как такового. Смысл же возместительного принципа, как одного из путей предотвращения коррупции, совсем в другом. Понимая, что одним из последствий попустительства представителя надзорного органа в сфере обеспечения пожарной или иной безопасности может оказаться утрата нажитого им имущества, этот представитель, скорее всего, поостережется подписывать, например, акт о "готовности" несуществующей или недоделанной пожарной сигнализации, какие бы деньги ни сулил ему мечтающий обойти существующие правила не в меру креативный предприниматель.

Та же самая дилемма неизбежно будет вставать и перед ответственным представителем со стороны предпринимателя. Ведь и в отношении него с неизбежностью может быть применен возместительный принцип. С одной стороны, конечно же, велик соблазн откупиться от назойливого "пожарника" и таким образом решить какие-то свои проблемы, а с другой — угроза в случае чего поплатиться своим семейным имуществом... Согласитесь: возместительный принцип в юриспруденции выступает здесь в качестве страховки всех нас от нечистых на руку предпринимателей и надзорных чиновников. Хорошо это? Разумеется, хорошо. Так давайте же думать и что-то делать в этом направлении.

Теперь несколько крайне важных моментов, относящихся к визави института государственного надзора — институту частного предпринимательства.

Главный вопрос: кто несет всю полноту ответственности за несоблюдение правил технической безопасности и, соответственно, требований представителей государственного технического надзора?

Ответ очевиден: собственник предприятия или его уполномоченный представитель. Причем, если абсолютные полномочия собственника определяются его документально подтвержденными правами собственника, то уровень прав и ответственности уполномоченного представителя собственника в каждом отдельном случае должен быть специально оговорен в нотариально удостоверенном документе — генеральной доверенности, постановлении соответствующего органа акционерного общества или государственного учреждения, владеющих данным конкретным предприятием на правах собственности. нотариальное удостоверение такого документа необходимо для того, чтобы иметь возможность изменить его задним числом в чьих бы то ни было интересах.

Уполномоченный представитель собственника должен действовать строго в рамках предоставленных ему полномочий и нести всю полноту возместительной имущественной ответственности за нанесенный ущерб в результате той или иной чрезвычайной ситуации в отношении всех потерпевших, включая и собственника. При этом законодательством должны быть четко определены приоритеты возмещения ущерба за счет арестованного имущества виновных в происшедшем. Сначала должны быть возмещены затраты бюджета, федерального и (или) регионального, на ликвидацию последствий ЧП и выплаты компенсаций потерпевшим. и только потом должна наступать очередь собственника предприятия. Полагаю: подобный подход достаточно оправдан и справедлив, поскольку федеральный и региональный бюджеты выступают здесь в роли условных "страховщиков", к тому же не получивших от предприятия опять-таки условных страховых взносов.

Уполномоченный представитель собственника вправе возлагать ответственность за обеспечение технической безопасности на том или ином объекте на кого-то из своих подчиненных. но это не должно освобождать от ответственности его самого. Вся полнота возместительной ответственности в этом случае должна ложиться на всех служащих предприятия, официально отвечающих за техническую безопасность (каждый на своем уровне).

Важной проблемой в ситуации подобного рода, как со стороны представителей надзорного органа так и со стороны предпринимателя является так называемое неформальное понуждение, когда вышестоящий начальник давит на подчиненного, так или иначе понуждая его к нарушению установленных правил. Это явление, увы, не редкость в реальных отношениях между людьми во всевозможных иерархических структурах. Нередко именно оно оказывается одной из причин разного рода чрезвычайных ситуаций и происшествий.

Как маленькому подчиненному человеку избежать ситуации "без вины виноватого" и не взваливать на свои плечи чужую ответственность?

Простых вариантов здесь, разумеется, нет. Тут надо либо набраться смелости и требовать от начальника специального письменного распоряжения, либо увольняться. Еще один вариант есть у рядового (младшего) представителя надзорного органа: подать соответствующий рапорт через голову своего непосредственного начальника руководству надзорной службы. Последствия такого шага, увы, могут оказаться непредсказуемыми, но, тем не менее, шанс вернуться в правовое поле в этом случае все же сохраняется.

У рядового ответственного работника на производственном предприятии такой вариант, разумеется, тоже есть, но, скажем себе честно, реальная вероятность успешно реализовать его в рабочем порядке крайне мала.

В любом случае каждый человек должен сам оценивать свои риски, принимая те или иные решения, и национальная система технической безопасности вкупе со специальными антикоррупционными мерами и возместительным принципом правосудия должна направлять каждого, кто так или иначе соприкасается с этой сферой, к гораздо большей ответственности, нежели это имеет место быть сегодня.
Автор: Александр Иванов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
618

Похожие новости
16 октября 2018, 08:39
12 октября 2018, 13:24
05 октября 2018, 15:54

17 октября 2018, 10:39
21 октября 2018, 21:39
07 октября 2018, 00:09

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
23 октября 2018, 00:24
23 октября 2018, 06:54
23 октября 2018, 03:40
23 октября 2018, 03:39
23 октября 2018, 10:09

Новости партнеров
 

Новости партнеров
 

Популярные новости
19 октября 2018, 05:24
21 октября 2018, 09:24
22 октября 2018, 04:54
16 октября 2018, 18:54
18 октября 2018, 13:09
18 октября 2018, 13:09
17 октября 2018, 04:39