Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Западные эксперты: Удмуртию и Мордовию оккупировала Россия

То ли радоваться за родину, то ли наоборот огорчаться: но запретить человеку въезд в Россию на 55 (!) лет – это, конечно, со стороны государства троллинг высшего уровня...

Я не шучу: вот сидит передо мной в баре одного таллинского отеля человек по имени Оливер Лооде и на прекрасном русском языке рассказывает свою историю. «Мы поем, танцуем, шутим и желаем быть вместе!» - с воодушевлением говорит он. «Наша цель - не критика России, а радость общения с нашими родственниками на основе языкового родства и знания о том, что у нас общее происхождение».

Беспрецедентный акт: въезд запрещен на ... 55 лет!

Наказали его за то, что он профессионально занимался подрывной деятельностью сразу в двух направлениях - в финно-угорском и в крымско-татарском. Что и понятно - выпускники американских Вузов (Лооде закончил университет в Пенсильвании – Г.С.) себе не принадлежат: какой приказ в вашингтонском обкоме дали, такой и выполняет.

Эстонцу Оливеру Лооде запретили въезд за подрывную деятельность.Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Иронизировать по его поводу совершенно не хочется: он – человек вполне симпатичный и за годы своего «вредительства» хорошего тоже сделал немало - довлатовский фестиваль в Таллине, например, проводил, организовывал удмуртские и марийские праздники и открывал в деревнях «столицы» финно-угорского мира. Но Россия этого почему-то не оценила…

Добавлю от себя, что спасал Оливер Лооде не всех, а выборочно. В Крыму, например, есть небольшая эстонская община, с которой историческая родина – Эстония - перестала общаться ровно после того, как Крым стал российским. Ни костюмов им больше из Таллина не присылают, ни флажков, ни учебников. Вопрос о том, почему Лооде не спасал представителей своего народа, вызвал у моего визави напряженную улыбку и неуклюжий комментарий: в этом случае Эстонии-де пришлось бы общаться с «оккупационными» властями, что никак невозможно... Так что крымских эстонцев придется спасать нам, потому что Эстония очень занята: она спасает российский финно-угорский мир.

Фига в кармане

Кто такие финно-угры все, конечно, знают. Это, собственно, и есть Россия: давно доказано, что знаменитая поговорка «поскреби русского – найдешь татарина» должна относиться не к татарам, а к их соседям: удмуртам, марийцам, мордвинам, а также финнам с эстонцами и карелами. Мы же все между собой перемешаны! В России проживает 16 финно-угорских народов, 4 миллиона человек. В стародавние времена все они жили в Предуралье, потом часть ушла на запад, и этот переход сыграл с финно-уграми злую шутку - теперь они почти друг друга не понимают: эстонец, например, запутается в марийском и венгерском, но запросто разберется с финским, ижорским и карельским. У удмурта не будет проблем с коми-пермяцким и коми-зырянским, но с другими языками едва ли наберется сотня общих слов. А венгр вообще никого не поймет, кроме самого себя. И все это представители одной языковой группы!

Жительница села Большой Китяк в национальном марийском костюме. Фото Егора Алеева/ТАСС

Логично, что родственные народы должны дружить и общаться. Дружба – вообще дело хорошее, если она без фиги в кармане. В начале 90-х, когда на пространстве бывшего СССР царила сумятица, эта дружба была не во благо, а во вред. Как это? А вот так: после стремительного распада Советского Союза многим на Западе мила была мысль, что этот процесс должен продолжиться. Светила политологической мысли уверенными голосами вещали о том, как это будет здорово – когда на месте России образуется несколько десятков новых стран: независимый Татарстан! Свободная Ичкерия! Счастливая и компактная Московия! И так далее. Под эту прекрасную идею в 1990-м году была создана целая международная организация Не представленных в ООН Народов (ОННН), председателем которой был избран эстонский востоковед Линнарт Мялль. Из бывших советских республик и автономий туда кроме Эстонии вошли Армения, Грузия, Латвия, Татарстан и крымские татары.

Финно-угорские народы на территории России и соседних государств.Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

Основатели ОННН не были пионерами - они действовали в точном соответствии с законом №86-90, подписанным американским президентом Эйзенхауэром в 1959 году, в котором говорится о народах, утративших национальную независимость благодаря “империалистической политике, прямой и косвенной агрессии коммунистической России”. В честь этого в США до сих пор каждым летом проводят массу мероприятий в рамках “недели порабощенных народов”.

Но вернемся в Эстонию. Осенью 1991-го года мне довелось присутствовать на одном из конгрессов ОННН, который проходил в крохотном эстонском городке Отепя и запротоколировать, о чем там шла речь. Было волнительно: говорили, что Россия вот-вот развалится и на ее месте возникнет “несколько дружелюбных русскоязычных стран”, и что абсолютно каждый народ, даже тот, что насчитывает всего сотню человек, имеет права на свое национальное государство. На словах о том, как прекрасно быть свободным, торговать собственной нефтью и лично пожимать руку английской королеве, у делегатов от счастья надувались щеки. Мои земляки, удмурты, расхрабрившись и желая быть в общем тренде, рассказали мне, что никакая я им не землячка, а самый настоящий колонизатор, несмотря на то, что представители моего рода живут в Ижевске два с половиной века: коренными считаются лишь те, чьи предки поселились там до прихода Ивана Грозного

Все бабочки мира

Когда Россия чуть оправилась от разрухи, в том числе и политической, она начала душить на корню ползучую идею сепаратизма. Часть автономных республик ОННН добровольно покинула сама (Башкортостан, Ингушетия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия). Часть приостановила членство (Бурятия, Коми, Марий Эл, Тыва, Чеченская республика). Сейчас ОННН занимается в основном африканскими и азиатскими племенами, а из общих знакомцев там остались только абхазы, лезгины и крымские татары. И еще никому не ведомая страна Черкесия со столицей в Сочи и государственным адыгейским языком...

Логичным продолжением этой организации стал Постоянный форум по вопросам коренных народов при ООН, экспертом которого некоторое время назад и являлся навсегда «забаненный» в России эстонец Оливер Лооде. Замечания этой структуры носят чисто рекомендательный характер, но Совет Европы, который в январе 2019-го обрушился на Россию с критикой, к ним явно прислушивается: «Языки и культура меньшинств подвергаются маргинализации, среди ценностей все больше доминируют "национальное единство и патриотизм", – говорится в официальном докладе.

Не то, чтобы эта критика в России кого-то задела – нам не привыкать – скорее, вызвала раздражение. «Они пытаются внести разлад в наши национальные отношения. Взяли информацию у тех, кого сами финансируют, и сделали выводы», - иронично прокомментировал этот доклад председатель комитета по делам национальностей российской Госдумы Ильдар Гильмутдинов. Это точно: уж кого-кого учить обращению с коренными народами, но не многонациональную Россию… Со знанием дела говорю – как человек, почти вся жизнь которого прошла рядом с финно-уграми: в Удмуртии, Санкт-Петербурге и в Эстонии. А так во всех этих регионах я бываю довольно часто, мне бросается в глаза то, что не замечают другие. Ну, например: в прошлом году Эстонская республика отпраздновала 100-летие государственности – что немного смешно, поскольку из этих ста лет половину она провела в составе СССР. И что вы думаете: приезжаю в Ижевск и вижу - там идет активная подготовка к столетию государственности Удмуртии! Что, конечно, звучит еще смешнее: 4 ноября 1920 года ВЦИК и Совнарком приняли декрет об образовании Вотской АВТОНОМНОЙ области, но никак не государства!

Найдите 10 различий: у одной республики (Удмуртии) собственной государственности не было вообще, у другой (Эстонии) была ровно половина от заявленного.

На вопрос – кто у кого учится? – отвечать не требуется, потому что все на поверхности: в октябре 2018-го в эстонском местечке Вярска прошла конференция, посвященная 100-летию Эстонии, в которой приняли участие представители российских финно-угров: удмурты, коми, марийцы и прочие. Сотрудников российского посольства туда не позвали - наверное опасались, что они станут свидетелями какого-нибудь очередного конфуза. Подобного тому, что случился в 2008-м году на всемирном финно-угорском конгрессе в Ханты-Мансийске, когда тогдашний эстонский президент Тоомас-Хендрик Ильвес пожелал всем своим братьям по крови стать независимыми, как Финляндия, Венгрия и Эстония. «Как только вы почувствуете вкус свободы, вы поймёте, что это вопрос выживания, без этого нельзя обойтись! Взмах крыла бабочки может привести к урагану. Финно-угорские народы – это маленькие бабочки, которых нужно защищать. И для всего международного сообщества очень важно, чтобы эти бабочки не взмахнули крылом в ненужное время и в ненужном месте».

Бывший президент Эстонии Тоомас-Хендрик Ильвес пожелал своим российским братьям по крови тоже добиваться независимости.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Наверное он имел в виду себя…

Амурские тигры

Оказывается, родственные народы давно и плотно дружат мимо нас. У несуществующего королевства Сету (это народность на границе Эстонии и России- Г.С.), уже 7 лет в Удмуртии есть свой консул Виталий Тарасов! Судя по его страничке в соцсетях, граждане Эстонии ездят туда пачками: в прошлом году, например, приехало целых 6 делегаций. Всем надо в село Алнаши... Я, конечно, свой родной край люблю, как и дружбу между народами, но будем честны: это не Париж. Хорошее, но не самое туристическое место в мире. «Они все сами! Такие вот активные люди! – убеждает меня Оливер Лооде. – Из Минкульта им никто не звонит». Верим? Верим!

У несуществующего эстонского королевства Сету в Удмуртии есть свой консул, Виталий Тарасов (на фото слева). Фото со страницы В.Тарасова Вконтакте

Это еще не все: многие из эстонцев – я насчитала около двух десятков - зачем-то ведут странички в соцсетях на русском языке. Наткнувшись на этот феномен пару лет назад, я никак не могла его разгадать – у эстонцев, как известно, с русским не так, чтобы очень хорошо. В чем смысл, высунув языки, заставлять себя писать «markovka и svjokla»?

За прошлый год в Удмуртию приехало 6 делегаций из Эстонии. Фото со страницы В.Тарасова Вконтакте

В том, чтобы их странички читали представители российских коренных народов.

Что же они публикуют? Материалы группы «Свободолюбивая Фенно-Угрия», например. Хорошая группа, познавательная: на первый взгляд все вроде бы нормально – милые вирши про жилище саамов, образцы ингерманландской вышивки и рецепты карельского рыбного пирога. И вдруг: стон про империю, которая должна развалиться, или про колонизаторов, обязанных отпустить всех и вся. Один гнилой пост на примерно десяток мирных. Если и пропаганда – то тихая и вкрадчивая, как будто враг подкрадывается на мягких плюшевых лапах…

Впрочем, про «врага» - это я зря. Нет никаких врагов, есть идейные противники. Если Оливер Лооде – практик, руками которого исполняется некий политзаказ, то историк Яак Прозес, экс-директор эстонского НКО «Фенно-Угрия» - идеолог, который, правда, чувствует себя миссионером. Тоже вполне себе приятный и образованный человек, разве что мой родной город Ижевск почему-то упорно называет «Ижкаром».

Эстонский историк Яак Прозес чувствует себя миссионером.Фото: Галина САПОЖНИКОВА

-Я вас, финно-угров, колонизировала трижды, - пошутила я вместо «здрасьте». – В Удмуртии, В Петербурге и в Таллине.

Он засмеялся. Сразу видно, с чувством юмора человек. И книжку веселую написал – « О финно-угорских народах в шутку и всерьез». В ней много открытий. Например: при советской системе распределения жилья для коренного населения, оказывается, всегда выделялись первый или последние этажи. Вы про такое слышали? А про то, что российские чиновники - как уверяет Прозес - перед началом работы в обязательном порядке пропускают по рюмочке водки? А еще «цена дружбы финно-угров со славянами – исчезновение», и мирно мы друг с другом никогда и не жили.

-Послушайте, нет на свете более тихих и миролюбивых людей, чем российские финно-угры! – расхохоталась я. Но на этот раз Прозес даже не улыбнулся. И рассказал мне про боевых удмуртов, которые после взятия Казани 30 лет будто бы партизанили в лесах на стороне татар, борясь против русского владычества…

«В противовес нынешней российской политике, перекладывающее все беды угро-финнов на них самих, ответственность за их положение несет российская государственная власть. Именно эта власть создает условия, ставящие финно-угорские языки во второстепенное положение, а также ситуацию, порождающую комплекс национальной неполноценности финно-угорских народов», - со знанием дела пишет Яак Прозес в своей книжке.

Смысла переубеждать его не было. Что ему рассказывать? Что после феерического выступления на «Евровидении» «бурановских бабушек» о каких-либо национальных комплексах вообще говорить смешно? Доводилось мне пару раз лететь с ними в одном самолете: их все обожают и расцеловывают, как кукол. Обнимают, автографы просят. Спросите у них про «комплексы» - вместе посмеемся. Есть в России над чем работать, конечно – неплохо бы, например, сделать двуязычными сайты государственных органов. Да и над преподаванием в национальных школах стоит поработать: ЕГЭ на одном языке – русском государственном – заставляет многих родителей подстраиваться под обстоятельства и нацеливать собственных детей на ассимиляцию. Но прогресс все равно очевиден, как можно его не видеть?

Коллектив "Бурановские бабушки" на фестивале "Новая волна", 2016 год.Фото: Лариса КУДРЯВЦЕВА/ЭГ

- Россия любит показывать себя защитником, - говорит мне на это Яак Прозес. - Вот пусть и покажет, как она защищает самых малых. Вы же об амурских тиграх заботитесь?!

Сравнение с тиграми, конечно, было не очень корректным. Но зато запомнилось.

Дом или общага?

Смотрю в ускоренном режиме видеоотчет с финно-угорской конференции в Вярска. Все как всегда: взаимные комплименты и банальности. «Мы сделаем все для защиты ваших народов! У нас – сто лет независимости!» - хвастаются хозяева-эстонцы. «И у нас тоже 100 лет!» - радуются гости. Вдруг цепляет слух какая-то фраза - это выступает Дмитрий Харакка-Зайцев - нынешний представитель России при Постоянном Форуме по вопросам коренных народов в ООН. На все заседания в Нью-Йорке он приходит в национальной одежде, здесь тоже в длинном белом зипуне. Говорит витиевато, как и должен говорить профессиональный юрист, с легким и, как мне показалось, немножко искусственным прибалтийским акцентом: про то, что ижорцев на земле осталось всего 256 человек, и им грозит вымирание. Перематываю пленку обратно. Вот она, эта фраза: «У нас есть дом – наш общий финно-угорский мир!», - заключает он.

Дмитрий Харакка-Зайцев спасает свой маленький ижорский мир, но делает это почему-то в унисон с Эстонией.Фото: Галина САПОЖНИКОВА

А Россия для вас тогда, простите, что – общежитие?

Мозоль, из-за которой в 90-е годы страна прихрамывала, только кажется вылеченной. На самом деле она вовсю болит.

Не зря, не зря, эстонские и финские НКО, нацеленные на работу с российским финно-угорским миром, не прекращали своей деятельности с начала 90-х. Другие активизировались только сейчас. Что смущает во всей этой ситуации? Эстонско-финский патернализм. Кроме забавного, но психологически объяснимого желания Эстонии и Финляндии возглавить хоть какой-то мировой процесс, есть ощущение скрытой цели. Вернее, открытой: Комиссия по иностранным делам эстонского Госсобрания не так давно признала – за последние 10-15 лет средства, выделяемые на гуманитарную помощь другим государствам, увеличились с 440 тысяч евро до 38 миллионов, и к 2030-му они удвоятся. «Нам доверяют. Наш опыт ценится в государствах, с которыми мы пересекаемся исторически и чей путь в становлении и укреплении верховенства права может помочь и в укреплении безопасности и внешней экономики Эстонии», - цитируют СМИ слова членов комиссии. И уточняют: речь идет об Украине, Грузии и Молдове. Финно-угорский мир в списке не присутствует, но имеется в виду. Все в этом откровении прекрасно, кроме одного: у Эстонии таких денег нет. Кто их ей даст? За что? И на что именно?

Чужая дуда

В интернете есть видео 2014 года: Оливер Лооде в качестве представителя Постоянного Форума ООН по вопросам коренных народов встречается с главой администрации Кингисеппского района Виктором Гешеле. Обсуждают они планы строительства карбамидного завода в местах традиционного проживания ижорцев. Позиции друг от друга далеки: администрация видит в проекте возможность для развития, ижорцы - попытку ухудшить их жизнь. «Это то поле, где нужно работать и где я бы хотел предложить маленькую поддержку. Эта тема будет одной из приоритетных в этой должности», - важно говорит Лооде, который ведет себя если не как хозяин, то точно как ревизор. В роли оператора выступает Дмитрий Харакка-Зайцев, который меньше чем через год, в мае 2015-го, получит в Эстонии премию «Древо мира», 2500 евро, за свою борьбу за «защиту традиционной среды проживания ижор». Приятный во всех отношениях человек, хотя и «агент влияния». Когда он рассказывает о том, как финны-ингерманландцы мечтали вернуться в родные места, у него дрожит голос . Так не сыграешь. В попытке спасти свой маленький ижорский мир он, похоже, искренен. Кто знает: может, через полвека окажется прав именно он - и какой-нибудь василек на не высушенном благодаря ему болоте на Сойкинском полуострове окажется гораздо важнее карбамидного завода, который навсегда мог изменить природный ландшафт Ленинградской области. Многократно выступал Дмитрий и против строительства морского порта в Усть-Луге, возмущаясь тем, что остатки его маленького народа не смогут заниматься традиционным промыслом – ловить рыбу. Но делал это почему-то в унисон с Эстонией. Буквально так: сделает свое заявление Эстония, которая была категорически против как строительства порта, так и «Северного потока», поскольку напрочь теряла транзит – и следом за ней выступает Дмитрий. И так несколько раз. То есть, говоря языком плаката, россиянин Харакка-Зайцев «поет под чужую дуду», при всех к нему человеческих и профессиональных симпатиях. А если учесть еще и то, что Дмитрий с другими «языковыми активистами» (это изобретение Оливера Лооде – созданная им по всей России сеть молодых людей, которые по первому свисту готовы устроить визг – Г.С.) занимается в том числе и тем, что пытается восстановить старо-финские названия деревень в Ленинградской области, то картина формируется интересная. Слава Богу, на дворе 21 век – в начале 20-го упекли бы давным-давно за решетку нашего Дмитрия за финно-угорский сепаратизм. Чего, пожалуйста, делать больше не надо.

Дело СОФИН

Шпиономания – дело заразное. Откуда только, из каких глубин памяти взялась вдруг такая лексика? – думаю я, пока пальцы легко и радостно выпечатывают слова про «сепаратизм» и «чужую дуду». И понимаю, кажется - из дела СОФИН («Союз освобождения финских народностей»).

По делу СОФИН ("Союз освобождения финских народностей" в 30-е годы прошлого века было арестовано 28 человек.

Была в начале тридцатых такая история: ОГПУ вскрыла заговор, согласно которому удмуртский поэт Кузебай Герд способствовал тому, чтобы отделить финно-угорские автономии от СССР и создать независимое финно-угорское государство под протекторатом Финляндии. Что он делал? Плотно общался с представителями финского и эстонского посольств и выполнял их рекомендации. Вот какие он дал показания следствию (цитата из книги удмуртского ученого К.Куликова «Дело СОФИН» - Г.С.):

«Финская миссия и эстонец в разговорах внушали мне: 1) Объединение всех финских народов от Балтики до Енисея. 2) отделение их от СССР. 3) создание «Союза финских народов», 4) борьба с проводящейся русификацией, обрусением и колонизацией СССР восточно-финских народов. 5) для этого создание, как противоядие, кадров с национальным духом и самосознанием, а для создания таких кадров, создание организаций, воспитывающих эти кадры, 6) в своем культурном –экономическом и политическом развитии держаться ориентации финско-эстонской, 7) добиваться полного равноправия с другими крупными народами СССР, 8) добиваться такой автономии, какую имела Финляндия с тем, чтобы в дальнейшем отделиться от России. 9) бороться за свои права, вплоть до вооруженных движений, 10) в момент войны поддержать в тылу России Финляндию, так как Финляндия будет бороться за освобождение финских народов от России».

Схема шпионской контрреволюционной националистической организации "СОФИН".

Даже если списать все это на бредовые фантазии сотрудника ОГПУ, 9 из этих 10 пунктов – именно то, на что сегодня пытаются сподвигнуть «языковых активистов» их «старшие братья» по языку и крови. Ну разве не так?

Кузебая Герда в 1937 году расстреляли. В 1958-м реабилитировали, невиновен был человек. Непонятным остался только один вопрос: зачем все-таки сотрудники финской и эстонской дипмиссий приезжали к нему домой по ночам, поили вином и увозили к себе, путая следы? Вряд ли для того, чтобы выяснить языковые нюансы финно-угорской грамматики.

Удмуртский поэт Кузебай Герд был расстрелян в 1937 году за то, что будто бы пытался создать независимое финно-угорское государство под протекторатом Финляндии. В 1958 реабилитирован.

С высоты сегодняшних дней с трудом верится в то, что в разгар Зимней войны в Предуралье «выстрелил» бы вдруг подготовленный удмуртским поэтом «второй фронт». Сам Герд наверняка ни о чем подобном и не помышлял. Им искусно манипулировали другие.

Свято место

Чтобы наглядно показать, как именно это происходит в наши дни, надо рассказать вам про Надю.

Нади Муш (Надежда Пчеловодова) – это удмуртская поэтесса, живущая в Таллине. Маленькая, рыженькая и шустрая, под стать своему творческому псевдониму (Муш), что в переводе с удмуртского означает «пчела». Три года назад за свои переводы с эстонского на удмуртский она получила из рук президента Эстонии Орден белой звезды. Это очень почетно: до этого из литераторов, издаваемых в России, ее получал только Михаил Веллер. Надя приехала в Таллин 13 лет назад, выучила язык, влюбилась в Эстонию и не устает теперь радовать своих подписчиков в соцсетях рассказами о том, что если бы не эта замечательная страна, она, простая деревенская девчонка, ничего бы в мире не увидела. Тем более, что это правда: работая в библиотеке, квартиру в столице региона она себе никогда бы в жизни не купила. И за границу бы наверное не съездила.

Удмуртская поэтесса Нади Муш на родину возвращаться не собирается.Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Обратно на родину Надя возвращаться не собирается.

- Дак как? – простодушно говорит она. – Здесь, в Таллине, я два раза в неделю в бассейн хожу!

Не надо смеяться. Не будет бассейна в ее удмуртской деревне даже к концу века. По определению не будет.

- На каникулах была дома, - делится Надя, - и купила ВСЕ книги на удмуртском языке. Все, что были в магазине. Потратила на все про все полторы тысячи рублей. Больше тратить было не на что.

Это грустно. В Удмуртии за год на национальном языке было издано 26 книг. А в Эстонии – четыре тысячи…

- Неужели вам уютнее с вашими «братьями по крови» - эстонцами, чем с нами, русскими, рядом с которыми вы прожили почти 500 лет? - спрашиваю я в упор Надю.

Она растерянно моргает. Надя добрая и трогательная, и «троллить» ее нет абсолютно никакого желания.

... Об одном надо помнить, когда они уезжают учиться разуму к своим "старшим братьям", родные и теплые наши российские финно-угры, без которых Россия - не Россия: что «свято место» пусто не бывает. И если их языками и песнями не будет заниматься родина, эту площадку немедленно займут другие.

Большой «салам!» для маленькой компании

В этом мире все связано, вы даже не представляете, как!

Сижу себе, почитываю «Свободолюбивую Финно-угрию», как вдруг на экране компьютера всплывает ее брат-близнец: «Свободный Идель-Урал». Это, кто не помнит, с одной стороны – название несостоявшейся республики, которую пытались сварганить сразу после революции, и одновременно батальона СС, сформированного из жителей Поволжья, попавших в плен. В реинкарнации 2019 года он возник в виде союза тюрков и финно-угров Англии, который в конце января открыли свое отделение в Лондоне. «Общественное движение народов Поволжья, имеющее своей целью обретение независимости республиками Мордовия, Чувашия, Марий Эл, Татарстан, Удмуртия, Башкортостан и создание интеграционного объединения этих шести республик с общей границей, экономическим пространством и коллективной системой безопасности», - задекларировали основатели свои намерения в интернете.

Этот прелюбопытнейший коктейль замешали два брата-татарина – Рафис и Нафис Кашаповы, в свое время они активно продвигали националистический Всетатарский Общественный центр (ВТОЦ) и организовывали День памяти в ознаменование взятия Казани. Один из братьев переехал в итоге жить в Польшу, другой получил политубежище в Великобритании. Хвастался недавно у себя на страничке: двухкомнатную квартиру от британских властей получил. Там такие нужны, как же… В планах их нового движения открыть отделения в США, Канаде, Турции и и провести всемирный тюрко-финно-угорский конгресс. Старый наш знакомец Ахмед Закаев, премьер-министр правительства Ичкерии в изгнании, передал им большой официальный «салам!» Только я было отметила в календаре, когда надо лететь в Лондон – как на экране всплыло новое окно: интернет-сообщество «Урал – не Россия». А это еще кто такие? Вообще крутые ребята - на фоне бесконечных завываний о том, что распад России неизбежен, там, например, появляются весьма практические советы для разведывательно-диверсионных групп, которые, видимо, собираются осуществить на практике то, к чему их наши западные партнеры готовят весь последний век.

И кто, как вы думаете, у меня с этими уральскими ребятами в общих интернет-друзьях? Опять эстонцы, по сравнению с которыми агент влияния Оливер Лооде и идеолог Яак Прозес – просто интеллигентные плюшевые зайчики. В друзья к «Уралу» подтягиваются почему-то представители Эстонской консервативной партии (EKRE), странички которых щедро украшены разномастными эсэсовскими крестами. Вы ничего не перепутали: это именно те люди, которые устраивают в Таллине факельные шествия и ставят памятники эсэсовцам, говорят, что русские – это «раковая опухоль на теле Эстонии» и приезжают в Удмуртию в рамках гранта Президента России...

Такого рода картинок в эстонском сегменте интернета много...

Каждой деревне по собственному бассейну

Итак, что мы имеем: все признаки политтехнологии, уже сформулированной, но еще не до конца очерченной. Что ж, теорию ненасильственного свержения власти, принадлежащую перу американского профессора Джина Шарпа, тоже распознали не сразу, а только тогда, когда по его сценариям прошло несколько «цветных» революций. Так и здесь: чувствуется запах типографской краски от свежеотпечатанной методички, разъясняющей стратегию, которая на этот раз нацелена не на окраины страны, а на самый центр. Судя по всему, впереди нас ждет много чего интересного: представить себе, например, что жители сразу нескольких поволжских регионов вдруг одновременно и совершенно случайно решили поиграть в средние века, почти невозможно. Но это факт: в Саранске активисты ведут борьбу за увековечивание памяти национального героя эрзян Инязора Пургаса, который пытался сжечь Нижний Новгород и разбил дружины нескольких русских князей, в Глазове устраиваются исторические реконструкции, в которых удмуртские батыры борются с неведомыми «черными силами тьмы», а в татарских соцсетях в это самое время молча перепечатывают короткую фразу: «1552. Помним. Не забудем».

Народу требуется героический эпос. Где-где, а в Прибалтике конструировать мифы умеют отменно.

Там вообще есть чему поучиться. Но пусть из всего этого опыта мы переймем только принцип: «Каждой деревне по собственному бассейну». А факельные шествия с ритуальными играми оставим тем, кто их придумал.

Вместо послесловия

Что по этому поводу думают в Ассоциации финно-угорских народов России? Председатель Ассоциации, Глава Саранска Петр Тултаев:

- Российские финноугры до недавнего времени всех воспринимали своих западных собратьев как родственников, и принимали с распростертыми объятиями, особенно в 90 годы, когда открылись границы и финны, венгры и эстонцы начали активно к нам ездить. Разные бывали делегации, но большей частью они преследовали общественно-политические цели. Одно время очень активно стали приезжать представители лютеранской церкви из Финляндии, фурами привозили вещи из секонд-хэнда, пытаясь агитировать паству таким образом поменять православие на лютеранство. Одежду люди разбирали, но в церковь не шли.

Еще регулярно проводились и проводятся международные финно-угорские конгрессы, но в принятых резолюциях почему-то всегда обращалось внимание только на проблемы российских финно-угров: что в России им якобы не дается возможность изучать свои языки, плохо финансируется издательская деятельность, нет делопроизводства на национальных языках. Конечно, за язык надо бороться, но мы живем в многонациональной стране, и эта многонациональность – не теория, она проживает с тобой по соседству – в семье, на работе, на одной улице. Мы предложили: а давайте посмотрим, каким образом в ваших странах соблюдаются права нацменьшинств? Это им не понравилось.

Насколько они искренни в своих словах и стремлениях? Когда в Таллине скандально переносили Бронзового Солдата, мы от имени консультативного комитета финно-угорских народов хотели выразить свою позицию. И услышали, что … не должны заниматься политикой! А постоянно напоминать нам о проблемах финно-угорских народов в России – это разве не политика? Они ведут себя с позиции старших братьев: у них Европа и цивилизация, а у нас чуть ли не рабство порабощенных народов.

Нам за себя не стыдно: у нас строятся национальные библиотеки и театры, но об этом никто не трубит. Мы согласны дружить и слушать, но не менторский тон, а только как равные среди равных.

Как этому противодействовать? Не нужно бояться самих себя. Надеяться, что нам помогут извне - абсолютная иллюзия.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



785

Похожие новости
25 мая 2019, 14:09
25 мая 2019, 22:24
26 мая 2019, 22:39
26 мая 2019, 17:54
26 мая 2019, 14:39
25 мая 2019, 02:54

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
23 мая 2019, 00:39
25 мая 2019, 04:39
24 мая 2019, 03:54
25 мая 2019, 20:54
23 мая 2019, 23:09
22 мая 2019, 01:54
21 мая 2019, 09:39