Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Воздушный бой 27 февраля 2019 года над Кашмиром. Вопросов больше, чем ответов

Воздушный бой, состоявшийся 27 февраля сего года в небе Кашмира, стал одним из самых обсуждаемых воздушных поединков, случившихся в последнее время. Впрочем, справедливости ради отметим, что сегодня, к счастью, таких поединков в мире происходит немного, так что любой из них будет являться предметом споров и рассуждений.

Как известно, над Кашмиром схватились боевые самолеты индийских и пакистанских ВВС. К сожалению, ни та, ни другая сторона не представила детального описания столкновения, что породило массу различных догадок в СМИ, как иностранных, так и русскоязычных. Все это, конечно, создало благодатную почву для домыслов самого удивительного толка: например, индийское издание International Business Times напечатало статью, в которой автор рассказывает о том, что ВВС Индии «проспали» налет и вынуждены были реагировать тем, что оказалось поблизости, а также об отступлении (ладно хоть не паническом бегстве, и на том спасибо) истребителей Су-30МКИ от пакистанских F-16. Ну, в Индии, конечно, свобода печати, однако у нас этот материал стали подавать как «попытки «с холодной головой» проанализировать то, что произошло в районе индо-пакистанской границы 27 февраля».



Попробуем разобраться, что же на самом деле могло произойти в тот день.

Предыстория


Все началось 14 февраля 2019 г., когда в Джамму и Кашмире было совершено нападение на колонну индийских военнослужащих. Террорист-смертник совершил самоподрыв, при этом погибло 45 человек. Ответственность за атаку взяла на себя радикально сепаратистская группировка «Джаиш-е-Мухаммад» («Армия Мухаммеда»), имеющая базы на территории Пакистана. По вполне понятным причинам, индийцы не захотели спустить дело на тормозах, и 26 февраля нанесли воздушный удар по одному из лагерей «Армии Мухаммеда», расположенному на территории Кашмира, контролируемой Пакистаном. В результате удара по тренировочному лагерю в городе Балакоте, по данным канала NDTV было убито 300 террористов. Пакистан же заявил, что индийские ВВС не убили ни одного человека и не причинили повреждений инфраструктуре.



По всей видимости, погибшие в ходе нападения на автоколонну были отомщены сторицей. Но, при всем уважении к мотивам индийцев, отметим, что они фактически использовали свои вооруженные силы на территории суверенного государства, каковым является Пакистан. И потому трудно удивляться, что на следующий день пакистанские ВВС заявились с акцией возмездия.

Пакистан атакует


Что произошло в дальнейшем, понять довольно затруднительно, поскольку, как уже сказано выше, ни Индия, ни Пакистан не дали исчерпывающего описания боя. Точно известно, что самолеты пакистанских ВВС нанесли удары, или, по крайней мере, попытались их нанести по объектам на территории Индии, точнее – неким объектам, расположенным в той части Кашмира, которая находится под контролем Индии. Указывается, что с пакистанской стороны участвовали 24 самолета, в том числе 8 истребителей F-16, 4 французских Mirage-3 и 4 китайских JF-17 Thunder, а также 8 других, неназванных самолетов. Последние в налете не участвовали, но находились в воздухе в районе операции и, по всей видимости, осуществляли дальнее прикрытие.

Скорее всего, дело обстояло так: 16 «Фолконов», «Миражей» и «Громов» (под грозным названием JF-17 «Thunder» скрывается китайская поделка, созданная на основе МиГ-21), пересекли воздушную границу на линии соприкосновения Индии и Пакистана в Кашмире и нанесли запланированный ими удар, после чего попытались отступить в свое воздушное пространство.


JF-17 «Thunder»


Остальные восемь неизвестных самолетов оставались над территорией Пакистана, готовые оказать поддержку своей ударной группе.

Действия индийских ВВС


Утверждается, что вторжение пакистанских ВВС в воздушное пространство, контролируемое Индией, обнаружил индийский самолет, произошло это в 09.45. Судя по некоторым англоязычным источникам, это был один из имеющихся у индийцев самолет ДРЛО, но какой именно, неясно. Индийские ВВС попытались отразить вторжение.




Всего к месту действия удалось стянуть 8 самолетов – 4 Су-30МКИ, 2 Mirage 2000 и еще 2 «Бизона», представляющего собой одну из последних модификаций МиГ-21.



Это известно достоверно, а вот дальше начинаются сплошные догадки. Согласно данным индийских СМИ (канал NDTV), их самолеты прибыли к месту действия, когда пакистанская ударная группа уже отходила после атаки. Это очень похоже на правду, потому что Пакистан явно желал произвести молниеносную акцию возмездия, а не развязать масштабный конфликт. Соответственно, тактика «быстро вошли в индийское воздушное пространство – нанесли удар – и бегом домой» более чем обоснована, тем более что цели были намечены сравнительно недалеко от границы. Расчет, очевидно, был на то, что самолеты индийских ВВС не будут преследовать пакистанские самолеты за пределом своего воздушного пространства. Ну а если такое все же произойдет, то пакистанские ВВС были к этому готовы – их ударную группу страховало целых 8 самолетов, вероятнее всего – F-16.

Но вернемся к индийцам. По одной из версий, первыми к месту действий подошла пара МиГ-21. Пользуясь данными самолета ДРЛО, эти самолеты на малой высоте приблизились к ударной группе пакистанцев и затем атаковали. По другой версии, МиГ-21 прибыли в район боевых действий практически одновременно с остальными боевыми самолетами, но последние не полезли на рожон. А вот пара МиГ-21 бросилась в атаку, проигнорировав предупреждения, что ударная группа пакистанцев прикрывается истребителями.

В результате ведущему МиГ-у, который пилотировал Абхинандан Вартхаман, удалось взять на прицел уходящий F-16 и применить по нему ракету (или ракеты?) «воздух-воздух» малой дальности Р-73. Индийцы уверены, что пакистанский самолет был сбит. Как сообщил на пресс-конференции вице-маршал авиации Капур (примерный перевод): «Есть достоверные доказательства того, что Пакистан потерял один F-16, но они не могут быть представлены широкой общественности по соображениям секретности».

В ответ пакистанские истребители выпустили 2 ракеты AIM-120C-5 AMRAAM, и дальше мнения опять различаются. Одни источники сообщают, что обе ракеты были выпущены по ведущему МиГ-21, от одной из них Абхинандан Вартхаман сумел уклониться, а вторая поразила его самолет. По другой версии, обстреляны были оба истребителя МиГ-21, но ведомый сумел уклониться от атакующей ракеты, а Абхинандан – нет. Во всяком случае, достоверно известно лишь то, что МиГ-21, который пилотировал Вртхаман, был сбит.

Затем, а быть может, одновременно с атакой МиГ-21, пакистанские истребители обстреляли AIM-120C-5 AMRAAM приближающиеся Су-30МКИ, применив то ли 4, то ли 5 ракет, однако успеха не добились. Первоначально индийские СМИ утверждали даже, что Су-30МКИ сбили атакующие ракеты, но, скорее всего, это ошибка репортеров – скорее всего речь шла о том, что пилоты «Сушек», применив противоракетный маневр и средства РЭБ, сумели избежать поражения.

На этом, собственно, боевые действия закончились.

Потери


Пакистанцы немедленно заявили, что сбили 2 индийских самолета, не потеряв ни одного своего. Индийцы как будто бы сперва сообщили, что не понесли потерь (согласно некоторых русскоязычных источников), и претендовали на сбитый F-16, однако практически тут же признали потерю МиГ-21.

Вероятнее всего, Пакистан потерял F-16, а Индия – МиГ-21. Оба самолета упали на территорию, контролируемую Пакистаном, поэтому, собственно, и возникла байка о двух сбитых индийских самолетах. Пакистанские военные просто не разобрались, посчитав оба самолета индийскими, однако на представленных фотографиях одного из них, по характерным номерам оборудования был опознан F-16.



Правда, тут почему-то вмешались США. Их газета «Foreign Policy» («Внешняя политика») опубликовала статью «Индия сбила пакистанский самолет? Американские эксперты говорят «Нет»», в которой ее автор, Лара Селигман, доказывала, что никакого F-16 индийские пилоты не сбивали. В качестве доказательства приводится заявление двух неназванных американских чиновников Министерства обороны. Дело вот в чем: по условиям контракта, на основании которого США поставляли Пакистану F-16, американцы имеют право проверки состояния проданных ими самолетов. И вот, после боя над Кашмиром пакистанцы обратились в США с просьбой пересчитать F-16, что американцы и сделали, и не увидели никаких потерь. При этом Foreign Policy отмечает, что состоящие на вооружении ВВС Пакистана F-16 приобретались не только в США, но также и в Иордании, где было закуплено 13 машин этого типа. Но в расчетах американских чиновников учтены и они.

Таким образом, по мнению американцев, индийцы придумали свой успех. Причину этого они видят в том, что премьер-министр Индии Нарендра Моди не желает терять свой рейтинг в преддверии всеиндийских выборов.

Версия, конечно, интересная, но можно ли доверять американским расчетам? По мнению автора настоящей статьи – нельзя. С одной стороны, американцы безусловно являются заинтересованной стороной: им вполне выгодно скрыть потерю пакистанского F-16, особенно в связи с попытками продать Индии самолеты этого типа. Затем совершенно неясно, с чего бы это вдруг Исламабад, на сегодняшний день конфликтующий с США, вдруг обратился к ним за помощью.

Дело в том, что Вашингтон ввел частичные санкции против Пакистана за отказ Исламабада предоставить свое воздушное пространство для полетов американских беспилотников. Это весьма негативно сказалось на состоянии авиапарка страны и, насколько можно понять, далеко не все приобретенные в США самолеты удалось сохранить в составе ВВС. Насколько известно автору, общее количество поставленных США F-16 составляло 78 ед., таким образом, с учетом 13 иорданских машин общее их количество должно было составить 91 ед. В то же время, Foreign Policy со ссылкой на данные Aviation Week & Space Technology сообщает о наличии в пакистанских ВВС только 73 самолетов — и это с учетом иорданских машин.

Иными словами, получалось так, что в результате запрета на соответствующие поставки и техобслуживание, F-16 ВВС Пакистана на некоторое время ушли из поля зрения американцев, и за это время лишились примерно 18 самолетов. Таким образом, если только Пакистан не сохранил вышедшие из строя самолеты (а зачем?), то их пересчет «по головам» попросту невозможен.

Должностные лица, считавшие пакистанские самолеты не названы. Кроме того (увы, английский автора не позволил ему самостоятельно разобраться в таких нюансах), отечественная «Свободная пресса» в статье «Новые подробности боя между МиГ-21 и F-16 над Кашмиром» сообщила: «Госдеп, хоть и стоит за публикацией в Foreign Policy, не прокомментировал статью, а само издание посчитало эксклюзив Лары Селигман частным мнением».

Но самым главным доказательством, конечно, стали фотографии обломков F-16, которые пакистанцы ошибочно приняли за индийский самолет.

Таким образом, с высочайшей долей вероятности можно утверждать, что в результате боестолкновения 27 февраля 2019 г. Пакистан потерял один F-16, а Индия – один МиГ-21. Кроме того, в тот же день потерпел крушение индийский вертолет Ми-17, но эта катастрофа, очевидно, никак не связана с индо-пакистанскими боевыми действиями/

Что произошло на самом деле?


Вопросов остается очень много. Увенчался ли успехом пакистанский налет? Конечно, военные Исламабада отчитались о поражении намеченных целей, но как-то без «огонька», без подробностей. В то же время индийцы тоже не заостряли внимание на полученном ущербе. Что это может означать? Возможно, Индия применила «прием умолчания», не афишируя полученные разрушения, но при наличии человеческих жертв сделать это было бы весьма затруднительно. Может быть, на самом деле пакистанские самолеты не смогли выполнить боевое задание, и просто сбросили свой смертоносный груз и отступили, при появлении индийских самолетов. А может быть и так, что Исламабад, желая сохранить лицо, но не желая усугублять конфронтацию с Индией выбрал в качестве целей атаки какие-либо объекты, утратившие всякое военное или иное значение.

«Проспали» ли налет ВВС Индии? Ну вот даже один из индийских публицистов считает, что проспали. Однако здесь есть ощущение пристрастности. Давайте вспомним, что днем раньше ВВС Индии нанесли удар по территории, подконтрольной Пакистану, и где были в это время пакистанские ВВС? Вообще-то воздушный бой состоялся не тогда, когда индийские самолеты вторглись в воздушное пространство Пакистана, а вовсе наоборот, и если уж говорить о том, что кто-то что-то «проспал», то этим «проспавшим» очевидно будет Пакистан.

А вот индийские ВВС 27 февраля сумели оперативно поднять в воздух и перебросить в район 8 истребителей, действия которых, по всей видимости, координировал самолет ДРЛО. С учетом крайне малого времени, которое оставалось в их распоряжении, это вполне достойный результат.

Почему индийские Су-30МКИ не вступили в бой? Пилоты испугались страшных американских ракет AMRAAM? Есть намного более простое и правдоподобное объяснение. Вспомним, что оба подбитых в бою самолета упали на территории Пакистана, и боевые порядки пакистанской авиации.



То, что МиГ-21 атаковали пакистанцев, когда те отступали, никем не оспаривается. То, что сбитый МиГ-21 упал на территорию Кашмира, контролируемую Пакистаном, свидетельствует о том, что в ходе преследования самолет, пилотируемый Абхинанданом Вартхаманом, вплотную подошел к воздушной границе. Очевидно также, что Индия была заинтересована в том, чтобы наказать террористов, но в ее планы вовсе не входило развязывание очередной индо-пакистанской войны.

Так вот, на основании вышесказанного очень легко предположить, что индийские летчики имели приказ вести бой исключительно над своей территорией, не забираясь при этом в воздушное пространство Пакистана. Собственно говоря, это естественная ситуация для всех ВВС мира. Так вот, по некоторым данным, четверка Су-30МКИ подошли к району боевых действий одновременно, или чуть позже пары МиГ-21, но раньше «Миражей». Однако даже если это и не так, и все 8 индийских истребителей были в тот момент «в сборе», то во всяком случае:

1. Они столкнулись со значительно превосходящими силами пакистанцев. Все-таки три к одному (24:8) – это не то соотношение, в котором следовало бы принимать воздушный бой;

2. Не факт, что Су-30МКИ и «Миражи» были достаточно близко, чтобы успеть атаковать отступающие пакистанские самолеты, пока те еще находились в воздушном пространстве Индии;

3. Атака отступающих пакистанцев очевидно являлась заведомо проигрышной тактикой, так как последние имели воздушное прикрытие. Именно его и следовало уничтожить в первую очередь. Но если индийские самолеты имели приказ не заходить в воздушное пространство Пакистана, то сделать это они не имели права, потому что пакистанские истребители прикрытия не пересекали воздушной границы.

Так вот, скорее всего и получилось так, что пилоты Су-30МКИ отказались от атаки, которая либо поставила бы их и без того немногочисленные машины в заведомо проигрышное положение, либо привело бы к воздушному бою над территорией Пакистана, что им наверняка было запрещено. Иными словами, не было никакого отступления или бегства, но было совершенно правильное решение. А вот Абхинандан Вартхаман героически проигнорировал приказ и бросился в атаку (кшатрии, они такие кшатрии!), в результате чего сбил вражеский самолет, но при этом оказался сбит и сам.

Но наиболее важным уроком воздушного боя 27 февраля 2019 г. стало применение ракет AMRAAM по самолетам Су-30МКИ. Если эта атака действительно состоялась и по «Сушкам» было выпущено 4-5 ракет средней дальности, то этот боевой опыт ставит под большой вопрос американскую концепцию истребительной авиации. Конечно, AIM-120C-5 AMRAAM уже не находится на пике прогресса, но и индийские Су-30МКИ вряд ли были оснащены новейшими комплексами РЭП наподобие тех же «Хибин». И тот факт, что ни один индийский самолет 4-го поколения не был поражен этой ракетой, наводит на мысль, что эффективность современных ракет средней дальности в бою боевой техники равного технологического уровня, может оказаться совсем не такой высокой, как полагают многие аналитики, высчитывающие боевой потенциал боевого самолета из дальности ракет, к нему подвешенных.

Иными словами: сегодня «в интернетах» много обсуждается 2 концепции воздушного боя. Согласно первой из них, сочетание самолета ДРЛО и оснащение истребителей ракетами «воздух-воздух» средней и большой дальности приведет к тому, что ближний воздушный бой (БВБ) станет пережитком прошлого. Соответственно, в войнах будущего, важнейшую роль для истребителя станет играть незаметность, ради которой можно пожертвовать многим, включая и маневренность. Согласно второй концепции, УРВВ средней и большой дальности важны и нужны, но тем не менее они – лишь «прелюдия» к схватке самолетов накоротке, средство, позволяющее нанести противнику чувствительные потери еще до начала БВБ, который, собственно, и решит дело. Соответственно, маневренность остается одним из важнейших боевых качеств истребителя будущего.

Известно, что к первой концепции тяготеют американцы, ко второй – отечественные ВКС. И опыт боя 27 января 2019 г., как будто подтверждает правильность именно отечественной концепции.
Андрей из Челябинска

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



685

Похожие новости
20 июня 2019, 17:39
25 июня 2019, 08:09
24 июня 2019, 06:09
21 июня 2019, 19:39
22 июня 2019, 05:24
24 июня 2019, 06:09

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
21 июня 2019, 22:39
20 июня 2019, 01:09
21 июня 2019, 22:39
19 июня 2019, 05:54
19 июня 2019, 02:39
20 июня 2019, 07:54
19 июня 2019, 09:09