Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Война на истощение. Часть 2. «Кавказ» на Синае

В результате французского эмбарго 1967 года на продажу самолетов Израиль стал испытывать «самолетный голод». Ряды стареньких "Сюд Авиасион Вотур II", "Мираж III", "Ураган", "Мистэр IV", "Супер Мистэр" за Шестидневную войну и два последующих года войны на истощение изрядно поредели.

В сентябре 1969 года прибыли в Израиль истребители F-4E, а также штурмовики Дуглас А-4 "Скайхок" (собственно, переговоры о продаже "Фантомов" и "Скайхоков" велись израильтянами еще с правительством Джонсона, но договор был подписан 27 декабря 1968 года уже с администрацией президента Никсона).


Израильский F-4. На фюзеляже видны отметки трёх воздушных побед




Израильский А-4



Линдон Бэйнс Джонсон 36-й Президент США



Ричард Милхауз Никсон. 37-й Президент США.


За 6 месяцев до этого несколько экипажей переучились на новый тип истребителя на авиабазе ВВС США. В ВВС Израиля Фантомы получили имя "Курнас" (кувалда). Практически сразу же после прибытия из США израильские "Фантомы" включились в воздушные бои над Суэцким каналом. Уже 11 сентября 1969 года израильским «Фантомом» (пилот Е.Ханкин) был сбит первый египетский МиГ-21. Предварительно, самолёты Израиля совершили более 300 разведывательных полётов, в ходе которых выявили зоны действия египетской ПВО. После их сравнительно легкого подавления израильская авиация получила возможность беспрепятственно наносить удары по центральным египетским районам и пригородам Каира. Используя равнинный характер местности, израильские самолеты летали на исключительно малых высотах, и остатки египетских средства ПВО были не в состоянии отразить их рейды. Бомбардировке были подвергнуты военные предприятия в окрестностях Каира, Суэца, Порт-Саида, Исмаилии и др. Был разрушен символ советско-египетской дружбы — металлургический завод в Хелуане…

Все это в комплексе настолько обострило обстановку в Египте, что президент Насер в декабре 1969 года вынужден был отправиться в Москву с конфиденциальным визитом.


Ахмад Абдель Насер и Леонид Ильич Брежнев


В ходе встреч с Л.И. Брежневым египетский лидер, после обсуждения официальных вопросов, обратился с просьбой о направлении в АРЕ контингента советских частей ПВО. Насер настаивал на открытой переброске войск и заверял, что Египет для этого может вступить в Варшавский договор «хоть завтра». В крайнем случае миру можно было бы объяснить, что все советские войска – исключительно добровольцы. Таким образом, речь шла теперь не о советниках-учителях, а об армейских расчетах для ведения боевых действий. На что Леонид Ильич возразил: «Нам никто не поверит, что нашлось воевать в чужой стране столько добровольцев. И вообще – мы так не привыкли» …

Уже к концу 50-х СССР привычно поделил правительства стран арабского мира на отсталые феодально-монархические, типа Саудовской Аравии, Марокко или Омана, и прогрессивные - народно-демократические, типа Египта, Сирии и Ирака. Если Запад глядел на арабский мир через призму нефтяных запасов, то СССР арабская нефть была не нужна, но внешняя политика СССР и во второй половине 60-х годов была отражением концепции глобального соревнования двух мировых систем.


Арабские страны пользовались советско-западными противоречиями просто изощренно. Достаточно было громко назвать себя «демократической республикой», порассуждать о «социалистической ориентации» и заявить о борьбе с колониализмом и неоколониализмом, как эти слова оборачивались вполне ощутимыми экономическими и военными бонусами от СССР, стран СЭВ и Варшавского Договора.

Насер ещё в 1966 году подписал с Москвой договор, согласно которому СССР получил доступ к портам на Средиземном и Красном морях и три египетских аэродрома. На Средиземном море советские корабли стояли в Порт-Саиде, Александрии и Мерса-Матрухе, а в Красном море у СССР была база в Рас Банас. В обмен Москва обязалась увеличить поставки оружия и предоставить военных специалистов.

Так же поступил и новый режим в Сирии: включил в состав кабинета двух коммунистов, направил в Москву на «курсы молодых руководителей» несколько своих лидеров и национализировал значительную часть частных предприятий. Выглядело это так, что Сирия явно встала на путь превращения в первое социалистическое государство в арабском мире, и это внушало СССР уверенность, что он получил там еще более надежную базу, чем в Египте. Морская база СССР на сирийском побережье находилась в Латакии. Конечно, пришлось раскошелиться и вынуть 120 млн долларов на строительство гидросооружений на реке Евфрат, но кто же смотрит на такие мелочи в ожидании новых политических дивидендов.

Следует отметить, что впервые вопрос о посылке советских войск в Египет был поднят еще в марте 1968 года на переговорах с прибывшими в Каир министром иностранных дел СССР А.А. Громыко и министром обороны СССР А.А. Гречко. Президент Насер настойчиво просил увеличить поставки вооружения и техники для формирования еще двух дивизий, затем увеличения числа египетских летчиков, проходивших обучение в СССР, и, наконец, направить в Египет "летчиков-добровольцев" из социалистических стран или советских авиационных частей и полков ПВО.


Андрей Андреевич Громыко



Андрей Антонович Гречко


Из воспоминаний генерал-лейтенанта Евгения Ивановича Малашенко (старшего советника начальника главного оперативного управления генерального штаба вооруженных сил ОАР, а затем начштаба аппарата главного военного советника):
"Реакция маршала А.А. Гречко была сдержанной. Министр отвечал, что эти вопросы решать непросто, об их содержании он доложит советскому руководству. Отметил, что, по его мнению, сформировать и вооружить еще две дивизии в течение года сложно, на это потребуется не менее двух лет. Количество же египетских летчиков, обучаемых в СССР, можно несколько увеличить. Относительно дополнительных поставок гусеничных машин было заявлено, что Советская армия сама в них нуждается. Командирование летчиков-добровольцев в ОАР маршал Гречко считал нецелесообразным, а переброску целых частей из Советского Союза – вопросом большой политики". (Однако, заявку на поставку вооружений для двух мотострелковых дивизий и 100 единиц авиатехники подписал.)


В отличие от министра обороны, активным сторонником расширения военного присутствия в Египте был Чрезвычайный и полномочный посол СССР в Объединённой Арабской Республике С.А. Виноградов.


Сергей Александрович Виноградов


Е.И. Малашенко:
«Военные и, в первую очередь, генерал П.Н. Лащенко (Главный военный советник в Объединённой Арабской Республике), пытались доказать послу, что египтяне имеют двойное превосходство в силах над Израилем, но не хотят воевать сами и поэтому стремятся освободить Синай чужими руками. На некоторое время доводы военного руководства возымели действие. Последующие события показали правоту генерала. Все военные специалисты, побывавшие в Египте и Сирии, в один голос отмечали постоянное стремление арабского руководства решать проблемы чужими руками – они страстно хотели победы над ненавистным Израилем, но предпочитали, чтобы это сделали советские солдаты и офицеры.»


Новое требование Насера о прикрытии объектов АРЕ силами войск Советской Армии уже не показалось руководству СССР чем-то особо запредельным, и оно было удовлетворено. На основе достигнутых договоренностей было принято закрытое решение Политбюро ЦК КПСС об оказании военной помощи Объединенной Арабской Республике в войне с Израилем путем создания там оперативной группировки советских войск. (К этому времени Е.И. Малашенко был уже начальником штаба Прикарпатского военного округа, а П.Н. Лащенко - первым заместителем Главнокомандующего Сухопутными войсками СССР. )


Евгений Иванович Малашенко



Пётр Николаевич Лащенко


К концу декабря 1969 года Генштаб ВС СССР и Главный штаб Войск ПВО разработали и представили руководству план операции «Кавказ».

Согласно плана, предполагалось разместить на территории Египта группировку советских войск, численно соответствовавшую одному корпусу ПВО (32 000 человек), которая должна была противостоять ВВС Израиля. План был утверждён и началось формирование группировки войск.

Организационно сформированная группировка состояла из следующих формирований:
Авиационная группа
35-я отдельная истребительная авиационная эскадрилья – 30 МиГ-21МФ
135-й истребительный авиационный полк – 40 МиГ-21МФ
63-й отдельный авиационный отряд – 2 МиГ-25Р, 2 МиГ-25РБ

Формирования зенитно-ракетных войск
18-я особая зенитно-ракетная дивизия – 24 зрдн, сведённых в 3 зрбр, 96 пусковых установок С-125, 96 ЗСУ-23-4 и 48 пусковых установок Стрела-2.

Военно-морская группа
Боевые корабли и суда от 5-й Средиземноморской оперативной эскадры
90-я отдельная дальне-разведывательная авиационная эскадрилья особого назначения (90-я одраэ ОН) - 6 Ту-16Р, 3 Ан-12РР, 3 Бе-12.

Группа РЭБ
Отдельный Центр РЭБ
513-й отдельный батальон помех коротковолновой радиосвязи
отдельная рота помех УКВ радиосвязи

Все это в срочном порядке необходимо было перебросить в Египет.

В начале 1970 года для осмотра позиций в районе предстоящих боевых действий Египет посетили несколько групп высокопоставленных офицеров Министерства обороны СССР и Войск ПВО СССР. Во главе групп стояли главнокомандующий Войсками противовоздушной обороны страны — заместитель Министра обороны СССР генерал армии П.Ф. Батицкий, заместитель главнокомандующего войсками ПВО страны генерал-полковник А.Ф. Щеглов и заместитель главнокомандующего ВВС генерал армии А.Н. Ефимов.


Павел Фёдорович Батицкий



Афанасий Фёдорович Щеглов



Александр Николаевич Ефимов


Перечислять всех прибывших офицеров не стану, но галунов и лампасов было там немало. Что правда, почти все - серьёзные специалисты, прошедшие за годы службы огонь и воду. Кабинетными работниками были заместитель начальника Главного политического управления Советской Армии и Военно-морского флота, член Военного совета и начальник Политического управления войск ПВО генерал-полковник И.Ф. Халипов и несколько его сопровождающих офицеров. Во время встречи с Насером Батицкий представил лично всех его спутников, и когда он характеризовал И.Ф. Халипова, произошёл курьёз — Насер не понял, что это за должность, и тогда Батицкий перевёл значение его должности как «духовный отец». Президенту объяснили, что это главный «мулла» советских зенитчиков.


Иван Фёдорович Халипов


В сжатые сроки были разработаны несколько планов строительства, типовые решения площадок и огневых позиций для дислокации зенитных ракетных комплексов С-75 и С-125, технических дивизионов и батарей, КП бригад и укрытий для размещения техники на стационарных и временных позициях, создания запасных (полевых) и ложных позиций, позиций для зенитных установок ЗСУ-23-4 "Шилка" и ПЗРК "Стрела-2".

Было предложено ряд вариантов базирования советской авиации на местных аэродромах, выполнены расчеты по воздействию различных боеприпасов противника на возводимые сооружения и отдельные их конструктивные элементы. Для основных районов прикрытия группировок войск (Северо-Александрийский, Центральный, Южный и Приканальный) в период с 5 марта по 10 апреля 1970 года планировалось построить 25 позиций для ЗРК С-75 и 24 – для ЗРК С-125.

Переброска войск в Египет была осуществлена в феврале и начале марта 1970 года. Первые подразделения советского ограниченного контингента прибыли 5 и 8 марта 1970 года в порт Александрия на теплоходах «Роза Люксембург» и «Георгий Чичерин». Это были дивизионы советских зенитчиков под руководством генерал-майора П.Г. Смирнова и полки истребительной авиации под руководством генерал-майора авиации Г.У. Дольникова.


Дольников Григорий Устинович


Всего в операции «Кавказ» участвовали 16 гражданских судов Министерства морского флота СССР. Каждый транспорт вёз на борту два зенитных ракетных дивизиона С-125 вместе с техникой и личным составом, а также различную технику и вооружение для других подразделений.

В порту отправки из Союза всех переодели в гражданскую одежду. Офицеры и сверхсрочнослужащие были в шляпах, воины срочной службы — в беретах. Остальное: ботинки, костюм, демисезонное пальто было без различий.

Отрабатывая легенду о перевозке «сельхозтехники», на верхней палубе располагали только тягачи, грузовые автомобили, дизель-генераторы и «Шилки», накрытые сверху деревянными коробами для маскировки. Боевая техника грузилась на нижние палубы. Также в трюме размещался личный состав, которому было запрещено появляться на верхней палубе.

При прохождении проливов Босфор и Дарданеллы на верхней палубе несли дежурство командиры дивизионов и старшие офицеры, вооруженные АКМ и личным оружием, имея приказ открывать огонь на поражение, если кто-нибудь из личного состава вздумает спрыгнуть за борт. Такой случай произошел в 1967 году, когда с борта советского линкора спрыгнул матрос и был подобран военным кораблем США.

Иностранных лоцманов, которые проводили суда через проливы, под разным предлогом не допускали на мостик к управлению. Маршрут держался в секрете даже от экипажей судов. Выйдя из Николаева, капитаны не знали, в какой порт они идут. О курсе и пункте следования они узнавали из секретных пакетов, которые вскрывались после прохождения контрольных точек на маршруте. Пакет № 1 вскрывали в Черном море, а пакет № 2 – пройдя Босфор и Дарданеллы. При каждом капитане имелся представитель особого отдела ("капитан-наставник"). На борту работали офицеры военной контрразведки, политотдела и партийного комитета дивизии. В портах захода суда проходили таможенный контроль, однако, по словам очевидцев, он ограничивался лишь осмотром палубы. По мнению С. Дудниченко, находившегося на борту "Георгия Чичерина", этому способствовал, к примеру, в Стамбуле, "конверт с деньгами, который почти в открытую передал представителям местных властей капитан сухогруза".

Из воспоминаний участника событий:

«По пути в Египет наши воины смогли убедиться, что секретной операция «Кавказ» была только для населения СССР. Да и то только для тех, кто никогда не слышал «Голоса Америки».
Когда первый транспорт с «сельхозтехникой» прошел турецкие проливы и оказался в Средиземном море, над ним появился палубный истребитель ВМС США. Затем американцев сменили израильские «Миражи»-разведчики.
Экипаж и «пассажиры» транспорта с большим интересом узнавали во время перехода из новостей израильского радио на русском языке, что их сухогруз прошел Босфор и Дарданеллы и в данный момент держит курс на Александрию, а на борту находятся сверхсекретные зенитные установки.
Уже в Египте ровно в 20 часов ежедневно большинство офицеров настраивали свои транзисторы на волну Тель-Авива и слушали выпуск новостей на русском языке. Из этих сообщений узнавали реальные факты: о боях и вылетах самолетов, о чрезвычайных происшествиях в наших войсках и многое другое.»


Логачев В.С., заместитель начальника политотдела зенитно-ракетной бригады:
«…Из заявлений прессы, радио и телевидения следовало, что нас там не было. Однажды в самый разгар боев с израильской авиацией приходит очередной номер газеты «Правда», и на первой странице подвальная редакционная статья называется «Фальсификаторы». Посвящена статья буржуазным фальсификаторам, утверждающим, что в Египте находятся советские воины. Причем статья написана с таким напором, что камня на камне не оставляла от аргументов западной стороны, то есть была рассчитана на тех, кто не знал истины, Ну, а как объяснять воинам, что газета «Правда», центральный орган ЦК КПСС, мягко говоря, пишет неправду. На свой страх и риск, не мудрствуя лукаво, я эти 50 экземпляров газеты взял и сжег. Все обошлось тихо, к моему некоторому удивлению, но зато отпал сам по себе вопрос о защите самой газеты «Правда» от вопросов въедливых читателей.»


Конечным пунктом был порт Александрии, куда советские сухогрузы подходили только ночью. На берегу имелись огромные ангары, где техника перекрашивалась в цвета пустыни, а личный состав переодевали в бежевую форму египетских войск без каких-либо знаков различия. Чтобы как-то отличать солдат от офицеров, кто-то придумал, чтобы офицеры и сверхсрочники носили куртку, не заправляя ее под ремень брюк.

После 5-дневного карантина дивизионы под покровом египетской ночи двигались по незнакомой дороге обязательно с выключенными фарами к местам дислокации, где их ждала зачастую голая пустыня.

Дальше начались тяготы воинской службы в условиях африканской пустыни. Ежедневно 20–30 солдат подвергались укусам скорпионов, которыми кишела местность. В блиндажах спасались от них тем, что привязывали банки с керосином к ножкам кровати. Донимали крупные комары и мухи. Бойцы очень страдали от перепадов температуры: днём—жара 36-40 градусов в тени при очень высокой влажности, на солнце оборудование нагревалось вообще жутко, а ночью не редкость 12-15 градусов с обильно выпадающей росой…

1 февраля 1970 года на авиабазе "Джанклиз", рядом с Александрией, расположилась советская 35-я отдельная истребительная эскадрилья. МиГи несли опознавательные знаки ВВС ОАР, но пилотировались советскими летчиками. Зона ответственности эскадрильи простиралась на полосе вдоль побережья Средиземного моря от Порт-Саида до Мерса-Матрух и далее на юг до Каира. Советским лётчикам запретили пересекать Суэцкий канал, являвшийся границей разделения противоборствующих сторон.

В это время стороны не переставали обмениваться ударами. В ночь с 4 на 5 февраля 1970 года египетские боевые пловцы подорвали два израильских корабля в порту Эйлат (транспортный корабль Bat Galim затонул, танкодесантный корабль Bat Sheva поврежден).
6 февраля 1970 года израильская авиация совершила налёт на египетские корабли возле Хургады. В результате налёта был потоплен египетский тральщик El Minya (бывший советский морской тральщик проекта 254).

12 февраля 1970 года во время налета израильской авиации на радиолокационную станцию из-за ошибки целеуказания был обстрелян металлургический завод в Абу-Забале, построенный при участии советских специалистов (погибло около 70 рабочих). Министр обороны Израиля Моше Даян через Красный Крест проинформировал власти Египта о бомбе замедленного действия, находящейся на объекте, а израильское правительство после этого случая запретило удары по объектам в пределах 20 км от центра Каира.
В течении февраля и марта на авиабазу "Кайро-Уэст" стали прибывать инженерно-технический состав и самолёты 135-го истребительного авиационного полка. Техники занимались сборкой и проверкой МиГов, которых в разобранном виде прямо с Горьковского авиазавода доставляли транспортные самолёты АН-12.

Из воспоминаний участника событий:
«6 марта прилетел основной летный и технический состав полка. После долгого перелёта в тесных кабинах транспортных Ан-12 советские лётчики и техники еще только разминали ноги, делая первые шаги по египетской земле, как внезапно над ВВП на высоте 50 метров прошла пара "фантомов" с голубыми звездами. Пройдя до конца полосы, двойка эффектно взмыла вертикально вверх, затем разомкнулась, далее самолёты разошлись друг с другом курсами под 180 градусов и удалились за горизонтом. Зенитная артиллерия египтян открыла огонь, когда цели уже скрылись, но продолжала "тарахтеть" ещё несколько минут. Страшная канонада стояла над авиабазой, из-за которой было невозможно понять, что налёт закончился, так и не начавшись. Только что прибывшие советские "специалисты по сельскому хозяйству", нарядные, одетые, как один, в белые рубашки и черные брюки, попадали в пыль и песок, кто где стоял. Встреча удалась. Так израильские лётчики поприветствовали своих новых оппонентов. А могли бы и просто разбомбить…»


Прибывшему 135-му ИАП ставилась задача прикрывать Каир с юго-восточного направления, промышленные объекты центральной части Египта и Асуанскую плотину с северо-восточного направления в полосе между Сохненской и Заафаранской долинами, глубина боевых действий была ограничена до Суэцкого залива Красного моря. 1-я и 2-я эскадрильи полка базировались на авиабазе "Бени-Суэйф", и 3-я - на "Ком-Аушиме".

Всего в районах Каира, Александрии, Асуана, в зоне Суэцкого канала и других местах был развернут двадцать один советский зенитно-ракетный дивизион с новейшим по тем временам вооружением. Советские войска составили главную силу в отражении израильских авианалетов на Египет.

Из воспоминаний участника событий:
«Как только дивизия разместилась в запланированных районах, правительственная газета «Аль-Ахрам» опубликовала на первой странице карту, на которой были обозначены значками места расположения боевых и технических дивизионов советской дивизии ПВО в зоне Суэцкого канала. Наше начальство было в шоке: столько сил было затрачено на соблюдение секретности, а вдруг Египет оповещает весь мир о том, что Насер получил в свое распоряжение (или нанял) целую армию ПВО. Наше начальство возмутилось и обратилось к военному министру за разъяснениями. Тот извинился. Оправдывался, что кто-то без его разрешения сообщил эту информацию в газету. Кто – так и не узнали.»


Ту газету мне, покамест, разыскать не удалось, но дислокацию частей и соединений Войск противовоздушной обороны СССР (с местами базирования стартовых позиций зенитно-ракетных комплексов С-75 «Двина» и С-125 «Печора»), а также Военно-воздушных сил СССР (с аэродромами базирования) в Арабской Республике Египет, по состоянию на 14 мая 1970 года покажу:


Карта подготовлена информационно-аналитическими службами Центрального разведывательного управления США, Разведывательного управления министерства обороны США, информационно-аналитического управления Государственного департамента США.
Условные обозначения:
Кружками обозначены части и соединения, вооружённые С-75 «Двина» (текущие места базирования – ●, – прошлые – ○), четырёхугольниками – С-125 «Печора» (текущие места базирования – ■, прошлые – ◙, вероятные, но не подтверждённые – □), ┼ – авиасоединения.

Не обошлось и без инцидентов. В середине марта дивизион подполковника Кутынцева занял свою позицию рядом с авиабазой «Кайро-Уэст». Через 30 минут с начала боевого дежурства была обнаружена низколетящая цель, идущая курсом на аэродром. Уточнили у египетских дежурных по авиабазе, есть ли в воздухе наши самолеты. Получив отрицательный ответ, Кутынцев произвел пуск двух ракет. Обе поразили цель на высоте 200 метров. Сбитым оказался египетский Ил-28БМ – самолет-разведчик, возвращавшийся на свою базу после выполнения задания над Средиземным морем. Прямое попадание двух ракет на низкой высоте не оставило экипажу никаких шансов.

В ходе разбирательства выяснилось, что на самолетах ВВС ОАР была установлена снятая с вооружения в СССР система «свой – чужой» «Кремний-1». А на радиолокационных станциях советских ЗРК стояли уже новые запросчики.

18 марта стрелок-зенитчик ПЗРК «Стрела-2» из взвода прикрытия дивизиона С-125, дислоцированного в Александрии, произвел пуск ракеты по египетскому гражданскому самолету Ан-24, пролетавшему на высоте около 1000 метров со стороны моря. Ракета попала в правый двигатель, который загорелся. Экипаж продолжил полет на одном двигателе и благополучно произвел посадку. Накануне до личного состава дивизиона был доведен приказ с КП бригады: «Самолеты, летящие ниже 6 км и ближе 25 км со стороны моря, считать самолетами противника и уничтожать», – что стрелок-зенитчик и сделал.

Имел место случай обстрела из ПЗРК «Стрела-2» истребителя-бомбардировщика Су-7Б ВВС ОАР. К счастью, пилот смог посадить машину с поврежденным двигателем. Стрелок-зенитчик получил благодарность командования и 10-дневный отпуск.

Цитаты из речей Насера:
«Я не могу сегодня захватить Синайский полуостров, но я могу сломать дух израильтян, ведя войну на истощение».


«Если действия врага приведут к нашим 50-тысячным потерям в этой кампании, мы всё равно сможем продолжать борьбу, так как у нас имеются людские резервы. Если наши действия приведут к 10-тысячным потерям врага, он будет вынужден прекратить сражаться, потому что у него нет людских резервов».


13 мая 1970 года египетские ракетные катера (советский проект 183) потопили израильский рыболовный корабль Orith, направляющийся в сторону Порт-Саида, 4 израильских моряка погибло. 16 мая 1970 года израильская авиация атаковала египетский порт Рас Банас. В результате атаки был потоплен египетский эсминец El Qahar (бывший британский Myngs).

Патрулирование советских лётчиков вынудило израильскую авиацию ограничить свои рейды прифронтовой зоной. Первая встреча советских и израильских пилотов закончилась мирно — противники разошлись, не решившись вступить в бой. Произошла она 13 апреля 1970 года. Аналогичным образом завершились встречи 18 и 29 апреля.

К июню 1970 года советские лётчики имели уже более 100 боевых вылетов, но воздушных боёв не проводили. Хотя к этому времени авиация Израиля имела совершенно иной опыт и совершила более 10 тыс. вылетов: для нанесения ударов — 86,8%, на воздушную разведку — 11,5%, для ведения воздушных боёв — 1,7 %, армейское командование Израиля также предпочло избегать прямого противостояния.

Но летом 1970 года боевые действия в зоне канала активизировались. Вовлечение в конфликт советских специалистов стало неизбежным. Первый случай боевого контакта зафиксирован 25 июня 1970 года. Пара МиГ-21 (лётчики Крапивин и Сальник), используя малую высоту, скрытно подошла к группе «Скайхоков», шедшей на Исмаилию, и поразила один из них ракетой Р-3С, но подбитый штурмовик сумел уйти на свою авиабазу. Другой источник утверждает, что в этом бою израильский штурмовик был сбит и лётчик погиб.

Когда в бой вступили зенитно-ракетные комплексы с советскими расчетами, потери израильской авиации стали значительно выше. Советские военные специалисты разработали и новую тактику применения зенитно-ракетных комплексов. Она заключалась в том, что кроме оборудования основных и запасных позиций для дивизиона предусматривалась возможность переброски комплексов поближе к Суэцкому каналу.

В ночь на 29 июня к Суэцкому каналу были выдвинуты 12 расчетов зенитно-ракетных комплексов С-75 и несколько новых С-125. Когда появились «утренние» «Фантомы», два из них были сбиты сразу. Но израильтяне пришли в себя и в течение следующей недели уничтожили 7 ракетных комплексов.

30 июня дивизион С-125 капитана Маляуки обнаружил атакующую пару F-4E. Командир дал команду на пуск, когда до цели оставалось 17 км. Ведомый F-4E был сбит первой ракетой на дальности 11,5 км. Летчики катапультировались и попали в плен. Так впервые зенитным ракетным комплексом был сбит израильский F-4E «Фантом». Как раз в это время в Москве с очередным визитом находился президент Египта Насер. В ходе переговоров египетская сторона прямо выражала свое недоверие боеспособности советских частей ПВО, язвительно отметив, что прошло почти три месяца после прибытия зенитчиков и не сбит ни один израильский самолет. Брежнев, которому немедленно доложили о сбитом израильском «Фантоме», «с чувством глубокого удовлетворения» проинформировал об этом Насера.

18 июля расчеты Мансурова и Толоконникова сбили 2 израильских самолета ракетами «земля-воздух», в том числе один «Фантом». Однако израильтяне тоже не дремали: пара «Фантомов», обнаружив местоположение ракетного дивизиона, зашла к нему в тыл. В результате погибли 8 советских военнослужащих, сгорела пусковая установка, взорвались ракеты и дизель. В срочном порядке это подразделение отвели в тыл.

После этих событий советские расчеты стали применять иную тактику: теперь подразделения ракетчиков после каждого залпа должны были срочно менять позицию. Израильские военные, в свою очередь, разрабатывали планы внезапной переправы через Суэцкий канал и уничтожения позиций ПВО. Командующий ВВС Мордехай Ход позднее вспоминал, что «русские впервые надежно прикрыли египетское небо».


Мордехай Ход


27 июля 1970 года совместно с египтянами была предпринята попытка засады на израильские «Миражи». По плану, звено египетских МиГ-17 наносило удар по опорному пункту израильтян на восточном берегу канала с целью спровоцировать истребители противника на преследование. Далее следовало заманить их на свою территорию, где в бой вводилось бы три звена советских МиГ-21. МиГ-17 нанесли удар в 12:00, поразив цель и ранив четырех израильских солдат, но израильские истребители для отражения этого налета даже не поднялись.

Египтяне повторили атаку в 16:45, снова поразив цель и ранив ещё трёх солдат. Задание практически было выполнено: четвёрка МиГ-17 капитана Махеру Касиме была атакована истребителями «Мираж» и смогла завлечь их на свою территорию, но задержка со взлётом советских истребителей позволила израильтянам сбить два египетских самолёта и спокойно уйти. Одно звено советских МиГ-21 успело выйти в район боя и наблюдало происходящее, запросив разрешение на атаку, но командование запретило ввязываться в бой, пока не поднимутся два других звена. Оба египетских лётчика катапультировались удачно

В штабе израильских ВВС после горячих дебатов было решено преподнести советским пилотам наглядный урок. Для этого выделили звено в составе четырех «Фантомов» и три звена по четыре «Миража». Были собраны 10 лучших асов израильских ВВС, имевших в сумме 59 побед. Это было практически единственное серьезное столкновение советских и израильских пилотов…

Не стану тратить тут место и время на описание этих событий. Материалов по теме в сети довольно много. По моему мнению, лучшей подборкой является статья Википедии Операция «Римон 20». В ней приведены ссылки на целый ряд авторитетных источников, как российских, так и зарубежных, проведено скрупулёзное описание подготовки и течения боя.

В этом сражении ГСВС ВС СССР потеряла пять истребителей МИГ-21, три лётчика погибли…

Через день после трагических событий в Каир прилетел командующий ВВС СССР маршал П.С. Кутахов. Он отдал приказ о прекращении полётов советских лётчиков в зоне Суэцкого канала. Маршал запретил своим пилотам вступать в бой с израильскими истребителями. Руководство СССР уведомило египетскую сторону, что далее не может оказывать помощь египетскому правительству в обеспечении неприкосновенности египетских воздушных рубежей.


Павел Степанович Кутахов


Продолжать вооружённый конфликт с Израилем без полноценной посторонней помощи Насер не мог и вынужден был согласиться на предложенное при посредничестве СССР и США прекращение огня, вступившее в силу в полночь с 7 на 8 августа 1970 года. Перемирие продержалось (не считая нескольких эксцессов) до октября 1973 года…

Противоборствующие стороны на Африканском фронте обязались не усиливать свои группировки на расстоянии 50 км по обе стороны Суэцкого канала.

С момента окончания Шестидневной войны в июне 1967 года и до 8 августа 1970 года Израиль потерял в боях на всех фронтах и в терактах по разным данным от 594 до 1424 военнослужащих срочной службы и резерва и 127 гражданских лиц, более 3 тысяч получили ранения. На Египетском фронте потери составили 367 убитых и 999 раненых.

Точные данные египетских и советских потерь неизвестны. Только после распада Советского Союза и начала борьбы советских ветеранов Войны на истощение за их признание и социальные права стала известна часть имен погибших. Официальных и достоверных данных до сих пор не обнародовано. Неизвестно количество раненых. Потери советской стороны в технике основываются лишь на частичных данных израильской стороны, но с распространением Интернета появляются публикации воспоминаний ветеранов, проливающие свет на вопрос об объёмах советских потерь. Согласно этим данным, относящимся к периоду 1967—1974 гг., при «отражении налетов вражеской авиации, в воздушных боях, в результате авиакатастроф и несчастных случаев при исполнении служебных обязанностей погибло более сорока советских военнослужащих; вследствие болезни умерло шесть человек».

По официальным египетским данным, Египет потерял в ходе боевых действий 2882 солдат и мирных жителей погибшими, 6285 ранеными. По западным оценкам, египтяне потеряли до 10 000 человек.

Вскоре после этого, 28 сентября, Ахмад Абдель Насер умер от сердечного приступа.

В Каире его сменил Мохаммед Анвар ас-Садат.


Анвар ас-Садат


Осторожный Садат не был ни фанатиком, ни хорошим оратором, ни особо бесстрашным офицером. Долго держался он в тени Насера и других египетских лидеров. И вот теперь этому человеку приходилось решать вопросы мира и войны на Ближнем Востоке. Однако, по сравнению с глобально мыслившим Насером, весь арабский мир был Садату не по зубам. Он мог хорошо справляться с собственной страной, но идеи панарабизма были ему чужды. Израилю смена руководства в Египте открывала новые перспективы для диалога с непосредственными соседями, но понадобились еще годы и еще одна война, чтобы эти перспективы принесли наконец желанные плоды…

Источники:
Статьи проекта Википедия
Статьи проекта Цикловики
Виктор Ткачев. Бои на Суэцком канале. http://www.vko.ru/voyny-i-konflikty/boi-na-sueckom-kanale
Александр Окороков.Секретные войны Советского Союза. https://www.e-reading.club/book.php?book=95319
Салмин Н. А. Интернационализм в действии: локальные войны и вооруженные конфликты с участием советского компонента : военного, военно-технического, экономического (1950-1989). — Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного университета, 2001
М. Штереншис. Израиль. История государства. 3-е издание, дополненное и переработанное. — Герцлия: ISRADON, 2009
Тогда в Египте... Книга о помощи СССР Египту в военном противостоянии с Израилем) М. 2001.
Как советские «спортсмены» ПВО в Египет приплыли «Красноморский» военный округ. Максим Кустов. http://vpk-news.ru/articles/30641
И др.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

771

Похожие новости
13 декабря 2017, 14:39
13 декабря 2017, 08:09
13 декабря 2017, 08:09

13 декабря 2017, 17:54
13 декабря 2017, 17:54
13 декабря 2017, 17:24

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
07 декабря 2017, 09:09
11 декабря 2017, 07:24
09 декабря 2017, 13:09
09 декабря 2017, 03:24
07 декабря 2017, 12:24
11 декабря 2017, 10:39
10 декабря 2017, 08:39