Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Транзитный вопрос: почему премьер Словакии выступил против «Северного потока — 2»

Президент США Дональд Трамп и премьер-министр Словакии Петер Пеллегрини назвали «геополитическим оружием» Москвы проект газопровода «Северный поток — 2». В совместном заявлении по итогам переговоров в Вашингтоне лидеры также выразили поддержку территориальной целостности и энергетической безопасности Украины. Эксперты считают, что нынешний премьер Словакии нацелен на сближение с Соединёнными Штатами, однако их цели в газовой сфере сильно различаются. Если Вашингтон стремится вытеснить Москву с европейского рынка, то Словакии важно сохранить транзит газа через свою территорию, и руководство страны уже ведёт переговоры по этой теме с «Газпромом», отмечают аналитики.
 
Премьер-министр Словакии Петер Пеллегрини и президент США Дональд Трамп Reuters © Jonathan Ernst
 

Премьер-министр Словакии Петер Пеллегрини и президент США Дональд Трамп назвали газопровод «Северный поток — 2» «геополитическим оружием». Об этом говорится в совместном заявлении лидеров двух стран, принятом по итогам переговоров в Вашингтоне. 

Кроме того, в своём заявлении словацкий и американский лидеры подчеркнули, что «твёрдо поддерживают» суверенитет, территориальную целостность и энергетическую безопасность соседней с Россией Украины. Это подразумевает, в частности, реверсные поставки газа на украинский рынок с территории Словакии.

«Мы вновь заявляем о своём неприятии использования энергетических проектов в качестве геополитического оружия, включая «Северный поток — 2», — заявили Трамп и Пеллегрини, добавив, что антироссийские санкции нельзя отменять до полного выполнения Минских соглашений.

Напомним, переговоры Дональда Трампа и словацкого премьер-министра Петера Пеллегрини состоялись 3 мая в Белом доме. В анонсе встречи, распространённом пресс-службой американской администрации, уточнялось, что темами обсуждения двух лидеров станут вопросы оборонного сотрудничества и энергетической безопасности.

«Чисто политический проект»

Беспокойство Братиславы по поводу «Северного потока — 2» объясняется тем, что Словакия участвует в транзитной цепочке газовых поставок, проходящей по украинской территории. Пройдя через украинскую ГТС, российский природный газ поступает в словацкие газопроводы и далее распределяется по Европе. На сегодняшний день доходы от транзита топлива приносят в словацкий бюджет порядка €700—800 млн ежегодно. После запуска проектов «Северный поток — 2» и «Турецкого потока» объём украинского и, соответственно, словацкого транзита может сократиться, если не будут найдены новые варианты использования ГТС республики.

  • Процесс сварки на борту трубоукладочного судна C10
  • © nord-stream2.com

Ещё в 2015 году глава словацкого кабмина (тогда этот пост занимал Роберт Фицо. — RT) заявлял, что считает «Северный поток — 2» не коммерческим, а политическим проектом. По мнению политика, этот газопровод усилит позиции России и Германии.

«Это чисто политический проект, мы отвергаем его характеристику как коммерческого», — заявил Фицо журналистам по окончании саммита ЕС в Брюсселе.

Такие же заявления в отношении «Северного потока — 2» постоянно звучат от представителей США, Украины и Польши: руководство этих стран настаивает на том, что Москва непременно использует запуск второй ветки трансбалтийского газопровода для политического давления на Киев, чтобы лишить его доходов от транзита российского газа (на сегодняшний день доходы Украины за транзит составляют около $3 млрд в год. — RT). Ранее Киев даже подал иск против российского «Газпрома» в Стокгольмский арбитражный суд с требованием выплатить $12 млрд в качестве «компенсации» за строительство российской стороной газопроводов в обход Украины. 

  • Танкер СПГ в польском порту Свиноуйсьце
  • Reuters
  • © Agencja Gazata/Cezary Aszkielowicz

В Белом доме, в свою очередь, постоянно говорят о том, что запуск «Северного потока — 2» якобы угрожает энергобезопасности всей Европы и поставит европейских потребителей в зависимость от России. При этом в качестве альтернативы Вашингтон предлагает европейским партнёрам нарастить импорт американского сжиженного природного газа (СПГ), который в итоге окажется значительно дороже российского. Американская сторона даже пыталась угрожать санкциями европейским компаниям, участвующим в проекте «Северный поток — 2», но натолкнулась на серьёзное возмущение и сопротивление со стороны европейских правительств.

«Германия платит миллиарды долларов в год России, а мы защищаем эту страну от России. Они строят газопровод, цель которого — платить миллиарды долларов в казну России. Я считаю, что это совершенно неприемлемо», — заявлял ранее Дональд Трамп, комментируя планы Берлина и Москвы по запуску «Северного потока — 2».

С аналогичной критикой выступает и Варшава. В апреле этого года польский премьер Матеуш Моравецкий сравнил поставки газа по трубопроводу «Северный поток — 2» с покупкой российских вооружений.

«Платить за российский газ — это как платить за оружие президента Путина», — заявил Моравецкий.

Братислава, в свою очередь, хоть и высказывалась о «политическом» характере трубопровода, однако ещё в 2016 году начала переговоры с «Газпромом» на предмет будущих газовых поставок и транзита.

Как заявили тогда в российском правительстве, Москва готова работать над снятием рисков для Словакии. Так, в качестве одного из вариантов рассматривалось создание через республику транзитного коридора поставок газа из Германии на Балканы и в Венгрию после запуска «Северного потока — 2».

В 2017 году «Газпром экспорт» подписал рамочное соглашение со словацкой Eustream a.s. на срок до 2050 года на сумму €5,3 млрд. По условиям соглашения российская компания может получить доступ к ГТС республики. Как пояснили представители «Газпрома», этот документ создаёт основу для будущих предметных контрактов на транспортировку сырья.

В перспективе Словакия может принять участие и в транзитной цепочке поставок газа на другом направлении: наряду с Сербией, Болгарией и Венгрией республика может транспортировать сырьё, которое будет поступать на европейский рынок через газопровод «Турецкий поток», такой вариант тоже рассматривается российской стороной.

Реальные цели расходятся

Изначально задуматься о перераспределении транзитных потоков с украинского направления Москве пришлось из-за действий Киева, напоминают эксперты. Так, украинские власти требуют пересмотреть транзитные тарифы, закреплённые в уже подписанном договоре, чтобы повысить их примерно на 40%. Кроме того, Киев предъявляет претензии и к объёмам прокачиваемого топлива, требуя от Москвы нарастить поставки, но при этом не спешит вкладывать средства в модернизацию газотранспортной сети.

Ещё в 2017 году глава украинского Минэнерго критиковал руководство «Нафтогаза» за нежелание инвестировать в поддержание и развитие ГТС, говоря о том, что это может привести к выходу трубопроводов из строя. Однако призывы министра так и не были услышаны. При этом, по словам экспертов, украинский транзит имеет не только политические, но и технологические риски. Аналитики утверждают, что если кого-то и следовало бы обвинять в сокращении транзита на украинском направлении, то в первую очередь именно Киев.

  • Газопровод, Украина
  • AFP
  • © ALEXANDER ZOBIN

По мнению президента Центра стратегических коммуникаций Дмитрия Абзалова, премьер-министру Словакии следовало бы возложить вину за угрозу прекращения транзита на Киев, а не критиковать Москву и Берлин за строительство «Северного потока — 2».

«В действительности такие нападки на «Северный поток — 2», которые поощряет Вашингтон, связаны не с беспокойством об интересах Украины или Словакии, а с желанием Штатов потеснить Россию на европейском рынке энергоносителей. США, будучи сейчас экспортёрами газа и конкурентами на этом рынке, в принципе выступают против российского экспорта», — пояснил эксперт в интервью RT.

По словам Абзалова, реальные цели Братиславы и Вашингтона расходятся, поскольку для Словакии важно сохранить транзит сырья через свою территорию, тогда как Штаты хотели бы вообще вытеснить Россию с европейского энергетического рынка.

«То, что тактически США поддерживают Украину и Словакию, не должно вводить в заблуждение. На самом деле любые перебои трубопроводных поставок из России на руку только американской стороне. И в Братиславе должны это понимать», — пояснил эксперт.

Поэтому, хотя власти Словакии и выступают против «Северного потока — 2», риторика словацкого правительства гораздо мягче, чем, к примеру, заявления польского руководства на эту тему, отмечают аналитики. В целом Братислава стремится к тому, чтобы сохранить конструктивные отношения с Москвой, считает Дмитрий Абзалов. Дело в том, что, в отличие от Польши, Словакия в силу удалённости от моря не может построить СПГ-терминалы, чтобы покупать сжиженный природный газ напрямую у производителей. Поэтому страна вынуждена так или иначе ориентироваться на трубопроводные поставки.

«Словакии выгодно договариваться с Москвой, потому что она всё равно будет покупать российское топливо, — пояснил эксперт. — Громкими заявлениями Братислава хочет усилить свои переговорные позиции. Но в любом случае какой-то объём транзита через словацкую территорию сохранится, пусть и не такой большой, как прежде. Отношения России и Словакии — это целый комплекс политических и экономических аспектов. При этом стоит напомнить, что традиционно Братислава выступала против чрезмерного усиления позиций НАТО в регионе, хотя и участвует в альянсе».

«Братислава бы только потеряла»

Отметим, что недавно в словацком правительстве разгорелся спор о формате военного сотрудничества с Пентагоном. Министерство обороны страны вышло в марте из переговоров с американскими коллегами о заключении двустороннего Соглашения о сотрудничестве в области обороны (Defense Cooperation Agreement — DCA). Главным образом словацким военным не понравилась инициатива, согласно которой США планировали предоставить Братиславе финансовую поддержку для модернизации двух военных аэродромов. Как пояснили в оборонном ведомстве, подписание договора на таких условиях поставит под угрозу суверенитет республики и может стать основанием для размещения в стране американского контингента.

Кроме того, в обсуждаемом документе даже не уточнялось, сколько техники и личного состава ВС США может оказаться на словацкой территории, а средства в размере $105 млн планировалось передать Словакии по линии «Европейской инициативы сдерживания» — оборонной программы, принятой Белым домом в ответ на события 2014 года в Крыму и на Украине.

  • Министр обороны Словакии Петер Гайдош
  • globallookpress.com
  • © mod.gov.sk

Решение министра обороны Петера Гайдоша не встретило одобрения со стороны премьер-министра страны, однако было поддержано в парламенте. Председатель Национального совета, лидер входящей в правительственную коалицию республики Словацкой национальной партии Андрей Данко заявил о необходимости пересмотреть условия готовящегося словацко-американского оборонного договора.

«Мы будем настаивать, чтобы в новом договоре о сотрудничестве с США в сфере обороны не было ни слова о временном или постоянном присутствии в республике американских ВС», — заявил парламентарий.

По мнению экспертов, разногласия в правительстве Словакии по вопросу взаимоотношений с Пентагоном возникли после того, как в 2018 году Роберта Фицо на посту премьер-министра сменил его однопартиец Петер Пеллегрини. Последний решил скорректировать курс страны в сторону большего сближения с Вашингтоном. Однако сторонники прежней политики сохраняют прочные позиции в правительстве и парламенте и оппонируют некоторым идеям нового премьера. Ранее такую точку зрения в интервью RT высказал эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер.

Комментируя позицию Минобороны и председателя парламента Словакии по вопросу военного присутствия ВС США в стране, Дмитрий Абзалов отметил, что появление американских военных баз не только ничего не дало бы Братиславе, но ещё и усложнило отношения с Россией.

«Это усилило бы позиции Вашингтона, но Братислава бы только потеряла, и это привело бы негативным последствиям и в политической, и в экономической сферах. Поэтому Словакия не хочет рисковать сотрудничеством с Москвой», — подчеркнул эксперт.

Похожей точки зрения придерживается и старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко. По мнению эксперта, хотя Петер Пеллегрини следует американской линии, для Словакии важнее сохранить конструктивные отношения с Москвой, а не играть на стороне США.

«Не исключено, что сейчас ситуацию с «Северным потоком — 2» и тему возможной потери Словакией доходов от транзита сторонники проамериканского курса будут пытаться использовать для политических спекуляций антироссийской направленности, чтобы направить Братиславу по польскому пути. Но сомнительно, что им это удастся», — подытожил эксперт.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



573

Похожие новости
23 мая 2019, 10:24
24 мая 2019, 02:39
23 мая 2019, 16:39
23 мая 2019, 10:09
24 мая 2019, 05:54
23 мая 2019, 20:09

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
22 мая 2019, 08:24
21 мая 2019, 12:39
18 мая 2019, 00:24
21 мая 2019, 09:39
17 мая 2019, 14:39
21 мая 2019, 22:24
18 мая 2019, 00:24