Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Террор и борьба с ним. Охота на "Инженера"



Было это в середине 90-х, только начинался так называемый процесс Осло — после заключения в Осло соглашений между Израилем и ООП, возглавляемой Ясиром Арафатом, его головорезов вернули в Газу, Иудею и Самарию, дали им власть над своим народом и возможность строить своё будущее государство — «территории в обмен на мир». Идиллия. Многие израильтяне верили тогда, что это и есть путь к миру, ведь умиротворение всяко лучше войны. Не так ли?


Ясир Арафат



Но идиллии не получилось. ХАМАС (организация, не признанная в России террористической), соперничавший с ООП за влияние на палестинской улице, обидевшись на Израиль, избравший Арафата в качестве единственного партнера по урегулированию, решил доказать, кто настоящий хозяин в палестинской лавке. И стал устраивать показательные теракты против израильтян.

Это были не просто теракты, а теракты самоубийц, доказавшие свою результативность «Хизбаллой» (другой организацией, не признанной в России террористической). Тамошний гений, руководитель спецслужбы «Хизбаллы» Имад Мугния, организовал взрывы с сотнями жертв в Ливане и Буэнос-Айресе.


Имад Мугния


Акции террористов-смертников очень скоро оказались главным инструментом ХАМАСа как в войне против израильтян, так и в работе над повышением собственного престижа в арабской среде.

Их было много – палестинских «инженеров смерти», готовивших взрывчатку и посылавших на задание террористов-самоубийц. Были среди них большие мастера по изготовлению «поясов шахидов».



И все же ни одного из них нельзя поставить вровень с таким порождением Ада, каким был Яхья Аяш. Хотя бы потому, что Аяш был первым в ХАМАСе, кто решил использовать в Израиле террористов-смертников. Хотя бы потому, что никому другому из оперативных командиров палестинских террористических организаций, за исключением разве что Мухаммеда Дейфа – командующего военным крылом ХАМАСа, не удавалось так долго оставаться неуловимым для израильских спецслужб. А еще потому, что на совести Яхьи Аяша гибель 54 израильтян, и сама его ликвидация стала для ШАБАКа (Служба общей безопасности Израиля) поистине делом чести…

Впервые имя Яхьи Аяша оказалось в поле зрения израильских спецслужб еще в 1991 году. Вскоре оно уже фигурировало в списке террористов, объявленных в розыск, но свой первый серьезный удар Аяш нанес лишь в ноябре 1992 года.

Прогуливаясь в субботу по расположенному неподалеку от Тель-Авива поселку Рамат-Эфаль, один из его жителей наткнулся на начиненную взрывчаткой машину. Только благодаря счастливой случайности машина не взорвалась, а вскоре ШАБАК получил оперативную информацию о том, что за этим не осуществившимся терактом стоит выпускник инженерного факультета палестинского университета «Бир-Зайт» Ихья Аяш. Именно в тот день Аяш и получил свою кличку «Инженер». И именно в тот день его фотография, добытая в архивах университета, была помещена на первое место в раздаваемом солдатам ЦАХАЛа кляссере с изображением особо опасных террористов: стало ясно, что каждый дополнительный день пребывания этого человека на свободе может стоить Израилю десятки и сотни жизней его граждан.



Яхья Абд аль-Латиф Сати Айяш родился в 1966 году в маленькой арабской деревне Рафат в Самарии, к западу от Шхема. Семья была достаточно богата, и Айяш получил хорошее образование на электротехническом факультете в университете "Бир Зеит", созданном в 1975 году наивными израильтянами злобными сионистами для повышения образовательного уровня арабских жителей Иудеи и Самарии.

Его привлекала политическая карьера. Еще в молодости Айяш примкнул к движению «Братья-мусульмане» (запрещены в России). Здесь, при его местном отделении, ХАМАСе, он стал одним из лидеров боевого крыла, названного «Бригадами Изаддина аль-Касама» в честь главы арабских террористов 30-х годов прошлого века, ликвидированного англичанами.

Айяшу, получившему высшее образование и обладавшему более высоким, чем у большинства его сверстников, интеллектом, поручили планирование и организацию терактов. Он стал специализироваться на создании самодельных бомб. В качестве взрывчатки он решил использовать получаемый из бытовой химии пероксид ацетона, часто называемый "Матерью Сатаны" за крайнюю нестабильность и легкую воспламеняемость.

Первый опыт оказался неудачным. Осенью 1992 года машину с 12 килограммами взрывчатки после погони перехватили полицейские на окраине Рамат-Гана в Тель-Авиве. При допросе трех арестованных террористов впервые всплыло имя Айяша. Сам же Айяш, казалось, после неудачи залег на дно. Но на деле это было не совсем так.

В декабре боевики ХАМАСа похитили в Лоде и убили бойца пограничной охраны Нисима Толедано. В ответ правительство Ицхака Рабина депортировало 415 лидеров ХАМАСа в Южный Ливан. Высылка пошла им на пользу. Именно там они выстроили связи с представителями Ирана, обучившими их приготовлению качественной взрывчатки и тактике использования террористов-самоубийц.

Под давлением администрации Билла Клинтона израильское правительство позволило изгнанным террористам вернуться в Иудею, Самарию и Газу. От них Айяш, восходящая звезда группировки, и перенял новые террористические методы. И тут же занялся внедрением их на практике.

В апреле 1993 года была проведена первая акция. Террорист-смертник взорвал на перекрестке Мехола в Иорданской долине машину с самодельным зарядом взрывчатки, усиленным двумя баллонами с газом. Взрыв произошел в тот момент, когда его автомобиль находился возле двух автобусов. Было ранено восемь человек, однако погибли лишь сам террорист и его брат.

Но вот через год, когда заминированная машина врезалась в Афуле в стоявший на остановке автобус в тот момент, когда в него садились люди, уже погибли восемь человек, еще 55 были ранены.

А через неделю произошел следующий теракт. Уже без всякой машины в День поминовения погибших в войнах Израиля террорист просто взорвался в городе Хедера внутри автобуса, убив пятерых и ранив еще 40 человек.

Именно такие теракты, признанные Айяшем самыми эффективными, и были поставлены на поток. Следуя один за другим, они убивали, калечили и разбивали сотни жизней. За планированием каждого стоял Айяш. Более того, он сам собирал бомбы, сам крепил их на смертниках, одновременно передавая навыки ученикам и последователям.

Айяш по прозвищу "Инженер" стал символом движения и кумиром арабских масс. Для израильтян же он превратился в первую строчку в списке разыскиваемых террористов.



По окончании университета «Бир-Зайт» он, с его дипломом инженера вполне мог вести спокойную и обеспеченную жизнь. Обладая врожденной харизмой, ораторскими способностями и холодным аналитическим умом, Яхья Аяш вполне мог бы стать легальным палестинским политиком, заняв в окружении Ясера Арафата место рядом с другими его приближенными, принадлежащими к новому поколению бойцов ФАТХа. Но, несмотря на все эти столь явно открывавшиеся перед ним возможности, Аяш выбрал иную судьбу – судьбу подпольщика, ведущего непрестанную борьбу с евреями не на жизнь, а на смерть. И уже исходя из этого легко понять, какой огромный заряд ненависти нес в себе Яхья Аяш к евреям и к Израилю, вкладывая его частицу в каждую изготовленную им для террориста-смертника бомбу.

Но эта ненависть отнюдь не мешала Аяшу быть любящим сыном, мужем и отцом – ШАБАКу было прекрасно известно, что он очень привязан к своей матери, пылко влюблен в жену и очень дорожит единственным сыном, родившимся в 1991 году.

Впрочем, сына ему удавалось увидеть крайне редко: Яхья Аяш прекрасно понимал, что ШАБАК неотрывно следит за всеми членами его семьи и стоит ему появиться в доме матери или жены, как он немедленно будет арестован. Поэтому большую часть времени он проводил на конспиративных квартирах, но вечером обязательно покидал тот дом, в котором провел день, – чтобы быть уверенным, что израильтяне не напали на его след. Ночи Аяш часто проводил на голой земле, в какой-нибудь роще или в подвале заброшенного дома. Впрочем, несмотря на весь риск, с которым было связано предоставление ему убежища, многие палестинцы почитали за честь принять у себя дома «великого героя палестинского народа».

Эта активная помощь Аяшу местного населения крайне затрудняла его поиски и арест на территории Иудеи и Самарии. Но дело было не только в ней. Подобно своему другу Мухаммеду Дейфу, Яхья Аяш никому не доверял и сводил к минимуму число тех, кто знал о его местонахождении. Для этого Аяш намеренно удлинял цепочку связи даже со своими непосредственными подчиненными: нередко несколько курьеров через целый ряд деревень и городов передавали друг другу его приказ, адресованный человеку, находившемуся на соседней от него улице. Кроме того, как и Мухаммед Дейф, Аяш обладал какой-то дьявольской интуицией, шестым чувством, позволявшим ему несколько раз уходить через все расставленные для него ловушки под самым носом у солдат ЦАХАЛа и сотрудников ШАБАКа.

19 октября 1994 года. Среда. Девять часов утра. Будничный день, у каждого заполнен своими делами. Кто-то спешит на работу, кто-то на встречу, кто-то возвращается домой… Жизнь…

Но в этот день была перечеркнута жизнь двадцати двух человек. Это случилось в Тель-Авиве, в сердце страны и в сердце «города без перерыва».

Террорист-смертник взорвал вместе с собой автобус № 5 компании «Дан», следовавший по улице Дизенгоф. В 9:00 утра автобус находился в 100 метрах к северу от площади Дизенгоф, и в этот момент сработало взрывное устройство. В результате взрыва погибли 22 человека: 21 гражданин Израиля и один гражданин Нидерландов. Взрыв был такой мощности, что кузов слетел с шасси, а весь пластик оплавился. Фрагменты тел разлетелись на большое расстояние и даже были найдены на крышах близлежащих зданий.



На тот момент этот теракт стал крупнейшим в истории Израиля, а также первым крупным терактом в Тель-Авиве. Ответственность на себя взял ХАМАС, а об организации лично заявил Яхйя Аяш.

Он готовил серию терактов в знак протеста против подписания мирного договора между Израилем и Иорданией. Его предыдущая террористическая атака на автобусной остановке в Хадере унесла жизни шести человек, что Аяш посчитал провалом: тогда он использовал пероксид ацетона в качестве взрывчатки. Для этой атаки он собрал бомбу на основе противопехотной мины египетского производства мощностью 20 кг тротила, начинённую гвоздями и винтами…



Добровольцем для осуществления взрыва стал Салех Абдель Рахим аль-Суви. За день до теракта аль-Суви записал обращение на кассету, в котором заявил, что с гордостью примет смерть и попадёт в рай в объятия 72 вечных девственниц.

На автобусную остановку аль-Суви попал благодаря водителю автомобиля Муатабу Мукади, лично подчинявшемуся Аяшу. Аль-Суви занял место в левой части автобуса и положил бомбу, спрятанную в коричневую сумку, к себе под ноги. Сумку ему лично передал Яхйя Аяш.

В мае 1995 года, каким-то образом благополучно обойдя все армейские и полицейские кордоны, Яхйя Аяш перебрался из Самарии в густонаселенную Газу. Согласно заключенным не так давно Норвежским соглашениям, Газа находилась под полным контролем Ясира Арафата. И значит, Ихья Аяш мог чувствовать себя в полной безопасности.

То есть формально переезд Аяша в Газу был, конечно, на руку Израилю, так как те же Норвежские соглашения включали в себя пункт, согласно которому новосозданная Палестинская автономия обязана была выдавать Израилю находящихся в розыске особо опасных террористов. Но очень скоро стало ясно, что этот пункт имеет исключительно «политическое значение» и призван лишь несколько успокоить сторонников правого лагеря, утверждавших, что Норвежские соглашения несут в себе угрозу безопасности Израиля. На самом деле Ясир Арафат изначально не собирался выполнять этот пункт договора с Израилем, а, в свою очередь, ни премьер-министр и министр обороны Ицхак Рабин, ни министр иностранных дел Шимон Перес и не думали требовать от Арафата его выполнения. По той простой причине, что если бы Арафат и в самом деле начал арестовывать и выдавать Израилю «борцов за свободу» и «героев палестинского народа», то дни его пребывания у власти, да и самой жизни были бы сочтены.


Ясир Арафат, Шимон Перес и Ицхак Рабин во время вручения Нобелевской премии мира


Однако, понимая это и идя на очередную уступку Арафату, Рабин и Перес все же рассчитывали, что Арафат приложит какие-то усилия для борьбы с террористами. К примеру, он мог бы не выдавать Ихью Аяша Израилю, но арестовать его и выслать куда-нибудь в Ливию и Алжир, откуда Аяш не мог бы организовывать теракты против Израиля.

Очень скоро стало ясно, что Арафат не намерен делать даже этого: под прикрытием стволов палестинской полиции Яхья Аяш чувствовал себя в Газе весьма вольготно и продолжал посылать в Израиль одного террориста-смертника за другим. К осени 1995 года число жертв организованных «инженером» терактов достигло 54 человек убитыми и 530 ранеными. Более того, по приказу Арафата к лидерам ХАМАСа и других террористических организаций в Газе даже были приставлены телохранители из числа "палестинской полиции" на случай возможных покушений. Зная, что находится под защитой, он наконец, расслабился. Израильтянам же стало ясно, что решать проблему придется самостоятельно.

В начале осени 1995 года в результате оперативных действий стало известно, что жена Аяша собирается вместе с сыном перебираться в расположенную в Газе деревню Бейт-Лахия – поближе к мужу.

Никаких препятствий на въезд в Газу семье Аяша было решено не чинить. Как только они обоснуются в Бейт-Лахии, не спускать глаз с дома. Задействовать всю агентурную сеть, авиацию – словом, все, что только можно, – для постоянного наблюдения за домом и за женой Аяша.

Впервые за эти четыре с половиной года безумной погони за Ихьей Аяшем в ШАБАКе появилась уверенность, что бегать тому осталось совсем недолго.

На протяжении всего декабря 1995 года спецгруппа ШАБАКа круглосуточно (именно круглосуточно!) работала над операцией по ликвидации «Инженера». К делу были подключены технический отдел ШАБАКа, специалисты компании по сотовой связи, концерна «Оборонная промышленность» и т. д. Разработанная технология ликвидации Аяша на тот момент времени была поистине уникальна. Однако одновременно стало ясно, что без помощи палестинцев эту операцию не осуществить. И очередной кризис в отношениях между ХАМАСом и ФАТХом в этом смысле оказался как нельзя кстати. Ясир Арафат и в самом деле никогда не выполнял пункта Норвежских соглашений о выдаче террористов Израилю. Но иногда он разрешал Израилю убивать их даже на подконтрольной ему территории. А порой, будучи в добром расположении духа, даже оказывал содействие. И это было тем более легко, что никто из палестинцев на самом деле толком не знает, где кончается ХАМАС и начинается ФАТХ, и наоборот…

Неизвестно, как израильтяне вышли на преуспевающего строительного подрядчика Камиля Хамада, дядю и работодателя Усамы, в доме которого в Бейт-Лахие, северном пригороде Газы, на этот раз укрылся Айяш. Неясно и то, как заставили его выполнить поручение. По некоторым данным, это обошлось в пару миллионов долларов, поддельный паспорт и визу в США.

Телефон с откидывающейся крышечкой – последний писк тогдашней моды – весил почти 350 граммов. Так что аккуратно внедренные в него 15 граммов пластической взрывчатки были практически неощутимы. Вот почему Камиль, вероятно, не догадывался, что телефон заминирован, считая, что в него лишь внедрили чип для прослушки. Накануне он ненадолго одолжил у племянника подаренный им же телефон, а затем вернул, попросив держать включенным.

Отец позвонил Яхьи с утра, как обычно. Домашний телефон в доме, где жил сын, почему-то не работал. Но отцу был также известен и номер мобильного телефона хозяина дома – Усамы, друга детства сына, у которого тот теперь и скрывался.

Такая роскошь, как сотовый телефон, конечно, тогда была доступна далеко не каждому, но у Усамы был добрый дядюшка Камиль, успешный строительный подрядчик – он ведь совсем недавно подарил телефон работающему у него племяннику.

Услышав знакомый голос, Усама протянул товарищу свой новенький гаджет – модель "Альфа" фирмы "Моторола".

– Тебе звонит отец.

– Здравствуй, папа, как твое здоровье?

Выходя из комнаты, чтобы не мешать разговору отца и сына, Усама краем глаза заметил, как друг плотнее прижимает трубку к уху.

Взрыв прозвучал, как легкий хлопок, Усама даже ничего не услышал, просто, когда через несколько минут он заглянул в комнату, "Инженер" уже лежал на полу. Вместо головы во все стороны от него растекалась темная лужа крови...

Люди Арафата арестовали Усаму, но когда и под пытками от него не смогли добиться признания, стало ясно, что он всего лишь был использован вслепую. Дядя же был уже далеко, бросив и свой роскошный "Мерседес", и громадный дом, изящно облицованный каменной плиткой кремового цвета...

Убийство Айяша стало шоком для террористов. Лидеры ХАМАСа были подавлены, оказалось, что даже Арафат не спасет их от карающей руки Израиля которая при желании может достать их и в Газе, и вполне возможно в любой другой точке планеты. Вне сомнения, это несколько отрезвило их и поубавило им пыла и уверенности в себе. А значит, ничто не было напрасным: ликвидация Аяша стала не только акцией возмездия, но и предупреждением всем остальным полевым командирам ХАМАСа…

Зато израильтяне воспрянули духом. К моменту ликвидации на счету Айяша числилось 76 убитых израильтян, три с половиной сотни покалеченных и раненых и тысячи тех, чья жизнь из-за потери родителей, детей или близких людей уже никогда не вернулась в прежнее русло.

Официально Израиль так никогда и не признал своего участия в ликвидации террориста. Однако десять лет спустя бывшие чиновники ШАБАКа рассказали некоторые подробности в интервью, косвенно подтверждая, что уничтожение одного из самых кровавых террористов явилось результатом проведенной ими операции.

Неполный перечень терактов, подготовленных "Инженером":

06.04.1994. Афула. Заминированный автомобиль врезался в пассажирский автобус. 8 погибших, свыше 50 раненых.

13.04.1994. Хадера. Теракт-самоубийство в автобусе. 6 погибших, около 40 раненых.

19.10.1994. Тель-Авив. Теракт-самоубийство в автобусе. 22 погибших, 50 раненых.

22.01.1995. Перекресток Бейт-Лид, около Нетании. Взрыв на "солдатской тремпиаде": 21 погибший, около 70 раненых.

09.04.1995. Гуш Катиф (сектор Газы). Заминированный автомобиль врезался в пассажирский автобус. 8 погибших, около 40 раненых.

19.05.1995. Иерусалим. Теракт-самоубийство в автобусе. Около 50 раненых.

24.07.1995. Рамат-Ган. Теракт-самоубийство в автобусе. 6 погибших, около 50 раненых.

21.08.1995. Иерусалим. Теракт-самоубийство в автобусе. 4 погибших, около 50 раненых.

Что касается Яхьи Аяша, то для палестинцев этот человек, руки которого даже не по локоть, а по самые плечи были в еврейской крови, остается одним из самых больших национальных героев.

В 2010 году администрация преемника Арафата, Махмуда Аббаса, формально состоящая не в ладах с ХАМАСом, увековечила имя Яхьи Айяша в названии правительственного квартала в Рамалле. Там Аббас принимает теперь иностранных гостей и своих сторонников. В честь Айяша также названы улицы в Дженине, Бейт-Лахие и площадь в Иерихоне. В 2005 году сирийское государственное телевидение задолго до нынешней войны, в которой дорожки Асада и "Братьев-мусульман" окончательно разошлись, сняло 12-серийный художественный фильм о "трагической гибели героя". Его "подвиги" продолжает воспевать благодарный палестинский народ. Вот душещипательная песня об арабской мечте. Фоновым действием для клипа-мемориала, стал подрыв автобуса фирмы «Эгед» — это ярчайший пример «высокой» палестинской культуры. Песенное творение изобилует «утонченными и драгоценными жемчужинами» поэтики:



«Радуйтесь, брат Айаш, для милосердия благословили вас», — поют в клипе. «Вы даровали нам чудо, и ни одного автобусного диска не будет без разлетевшихся по окрестности ошметков шин и фрагментов тел», — притопывают люди в арафатках.

«О благовестник обернутых взрывоопасным поясом. История интифады будет рассказана только с отлетевшей крышей автобуса»

«О мученичеству убежище, сделай, чтобы они рыдали. Сделайте так, чтобы огонь поглотил их. Жарь их по частям, жарь их, радуя сердца непреклонных».

«О мученичеству убежище, это наш долг — защитить наших людей. Вы — голос чести внутри нас»

«Мы жаждем мертвых, заполнивших улицы, и крови, дабы боль усилить. Да изыдут сионисты от гнева мстящих людей».


Что ж, у каждой нации свои представления о героизме и свои герои…

Источники:
The Hunt For The Engineer: The Inside Story of How Israel's Counterterrorist Forces Tracked and Killed the Hamas Master Bomber by Samuel M. Katz. 2002.
Люкимсон П. Разведка по-еврейски. Секретные материалы. 2010.
Непомнящий А. Смертельный звонок. 2016.
Автор: Александр Привалов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
783

Похожие новости
06 декабря 2018, 16:09
03 декабря 2018, 19:54
07 декабря 2018, 15:09

04 декабря 2018, 18:39
03 декабря 2018, 16:54
09 декабря 2018, 15:39

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...

 

Популярные новости
05 декабря 2018, 01:54
07 декабря 2018, 15:39
09 декабря 2018, 03:24
07 декабря 2018, 02:39
10 декабря 2018, 16:39
11 декабря 2018, 04:09
09 декабря 2018, 13:09