Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Темная демократия»: популисты бросают вызов консенсусу элит

9 сентября пройдут выборы в одной из самых благополучных стран мира – Швеции. Хотя это скандинавское королевство остается пока одной из очень немногих стран мира, до сих пор не затронутых мировым экономическим кризисом, предвыборные опросы показывают, что эра стабильности подходит к концу и в этом уголке мира.

Планку тревожности поднял сам премьер-министр страны, лидер Социал-демократов Стефан Лёвен, который заявил, что предстоящие выборы станут референдумом о государстве всеобщего благоденствия, т.е. о будущем знаменитой «шведской модели» общества относительного равенства и социальной справедливости. 

 

«Ты» вместо «мы»

 

Улицы шведских городов заклеены предвыборными плакатами. Восемь парламентских партий сражаются за голоса избирателей.

Кампанию главной партии страны, Социал-демократической рабочей, которая уже более века неизменно занимает первое место на любых выборах, и управляла Швецией 74 года за минувшие сто лет, возглавляет премьер-министр Стефан Лёвен. В предвыборном ролике партии он останавливается возле киоска фастфуда. На вопрос продавца «Что вы хотите?», премьер отвечает «Я хочу общество, где надежность важнее снижения налогов; чтобы мы могли нанять больше медицинского персонала, и помощь всегда поспевала вовремя; чтобы общество делало больше для молодежи, которая бы не оказывалась в плену у криминала; я хочу, чтобы те, кто закончил профессиональную жизнь, получали пенсию, на которую можно жить; чтобы налоги, которые мы платим шли сюда – Стефан показывает на играющих детей – а не в карманы спекулянтов и капиталистов; да, и еще я хочу хот-дог в булочке. А что хочешь ты?».

«Вместе сильнее» - гласит слоган социал-демократов, отсылающий к традиционным шведским ценностям солидарности и сплоченности. Но их риторике как раз не хватает силы и энергии. В обществе, в котором неравенство растет быстрее всего среди стран ОЭСР, это звучит ностальгически, но не убедительно. Предвыборные обещания не очень стыкуются с повседневным опытом людей из рабочего класса, составляющих главную электоральную опору СДРПШ. Партия находится у власти, так почему спекулянты и капиталисты становятся все богаче, а на пенсию прожить все труднее? Кто становится сильнее в этом обществе, и кто здесь «вместе»?

Словно подтверждая эти сомнения, Маргот Вальстрём, министр иностранных дел и один из лидеров СД партии, говорит с тысяч предвыборных афиш: «Я не хочу, чтобы размер твоего кошелька определял, какую медицинскую помощь ты получишь». Очевидно, что она говорит не о себе. Ее проблемы бесплатной медицины не касаются. Местоимение «ты» вместо «мы» в данном случае точно определяет сложившуюся ситуацию: карьерные политики и лидеры правящей партии - это часть истеблишмента, которая давно оторвалась от народа и уже даже не мыслит себя его частью. Традиционную солидарность трудящихся – пресловутое «вместе» - теперь впору заменить на «вместо», на патерналистское покровительство рабочим и бедным, которое обещают социал-демократы. Да и качество этого патернализма вызывает сомнения: за последнюю четверть века социал-демократы взяли на себя ответственность за значительную часть либеральных реформ, приведших к быстрому росту неравенства в обществе.

Если верить опросам общественного мнения, социал-демократы, скорее всего, удержат первое место, но все же получат самый низкий результат со времен утверждения демократии – в пределах 25% голосов. Этот результат станет закономерным продолжением нисходящего тренда в истории социал-демократии. До 1991 году в СДРПШ состояло более 1 млн членов; сейчас партийных социал-демократов осталось немногим больше 100 тысяч человек. После введения всеобщего избирательного права, партия неизменно набирала на выборах от 40 до 55% голосов; теперь, она получит вдвое меньше. А среди граждан моложе 50 лет, партийный рейтинг едва достигает 20%.

Кризис социалистической империи

Без малого столетие Швеция была мировой столицей социал-демократии. Еще двадцать лет назад эта империя была в зените влияния: социалисты были у власти в 11 из тогдашних 15 стран ЕС. Сейчас таких стран осталось только 5 из 28. А в сентябре мы можем стать свидетелями того, как социал-демократический проект потерпит крах в своей собственной твердыне.

Главный оппонент социал-демократов – либерально-консервативная Умеренная партия (Moderaterna) - возглавляет Альянс из 4 правых «буржуазных» партий, которые претендуют на правительственную власть. Она идет на выборы во главе с новым лидером, Ульфом Кристерссоном. В 2006-2014 годах, когда Умеренные возглавляли буржуазную правительственную коалицию, они придерживались довольно осторожной стратегии. Хорошее настроение среднего класса покупалось тогда постепенным снижением налогов, а влияние профсоюзов размывалось политикой либерализации рынка труда и массовой миграцией. Но правое правительство проводило либеральные реформы лишь немного быстрее социал-демократов, без «шоковой терапии». Новый лидер Умеренных настроен более радикально. Он прямо указывает на угрозы, с которыми сталкивается нация: мигранты, безработные, соискатели социальных пособий, молодежные банды и люди без образования.

Кристерссон обещает быстро навести порядок твердой рукой. Фактически, его кампания и его стратегия строятся на разжигании страхов среднего класса перед угрозами со стороны «опасных классов». Он обещает разорвать с логикой «социального паразитизма», сократив «избыточные» социальные программы для безработных, неквалифицированных и социально незащищенных. «Нужно вносить вклад в развитие, а не получать пособия» - гласит один из слоганов правых. «Умеренное» правительство сломит криминал не с помощью социальной политики, а увеличивая число полицейских и повышая требования к мигрантам и соискателям пособий. Рецепты Кристерссона отсылают к ценностям классического консерватизма: закон и порядок. Больше никакой возни с излишним гуманизмом.

«Продолжать позитивное развитие!» - гласят предвыборные афиши Умеренных в благополучных коттеджных районах. «Вперед!» - лаконично командует Анни Лёёф, лидер союзной им партии Центра. Ядерной аудитории правых либералов и консерваторов ясно, что страна движется в правильном направлении – преуспевающая часть общества выигрывает от роста неравенства и демонтажа остатков «шведского социализма». Направление движения верное, вопрос в темпах и решительности. В тоже время правящие социал-демократы неуверенно зовут преодолевать негативные тенденции, так словно это не они находятся у власти и несут ответственность за выбранный вектор развития.

Даже более радикальные союзники СДРПШ, бывшие коммунисты, – Левая партия – боятся твердо противопоставить себя правящему классу. Они почти заимствовали слоган Джереми Корбина, радикального лидера британских лейбористов, который считается неформальным лидером европейских левых: For the many, not for few («Во имя большинства, а не для немногих»). Но в шведской редакции этот призыв звучит менее решительно. «Швеция для всех, не только для самых богатых». Вместо британского противопоставления большинства меньшинству, здесь привилегии «самых богатых» вроде бы не ставятся под сомнение. Несмотря на эту осторожность, рейтинги левых растут: к ним переходит часть разочаровавшихся в социал-демократах избирателей.

Новые защитники шведской модели?

Единственной партией, которая сознательно пытается занять антисистемную нишу являются право-популистские Демократы Швеции. «В Швеции правительство и оппозиция – одно и то же» - гласит один из их предвыборных плакатов. На другом изображена таблица, демонстрирующая что по ряду вопросов все остальные партии голосовали в унисон, и только националисты пытались им противостоять. В предвыборном ролике, выпущенном шведскими демократами, рефреном повторяется: «Вы, социал-демократы, и вы, Умеренные, и вы, шведские медиа, сделали ошибку». Прежде националисты воспринимались, как партия одного вопроса – как противники массовой миграции. Теперь они отвоевывают для себя гораздо более широкое пространство, хотя и не забывая и про миграционный вопрос, принесший им серию нарастающих электоральных успехов. «Миграция не была решением проблем – говорят они на фоне кадров с горящими машинами, перестрелками, полицейской хроникой – она привела к тому, что люди не чувствуют себя в безопасности, а государство всеобщего благосостояния лежит в руинах».

Националисты претендуют на роль защитников шведской модели, которую предали и социал-демократы, и их правые оппоненты. Они хотят выступать в роли единственных защитников народа от коррумпированного истеблишмента. Единственной силой, говорящей правду. «Поскольку никто не решается сказать это, это говорю я – произносит лидер партии Джимми Окессон – вы, социал-демократы, вы, модераты, и вы, шведские медиа, которые создали проблемы для нашей страны – вы не способны справиться с результатами вашей собственной политики, и прежде всего, вашего собственного вранья. Проблема Швеции - это не конфликт между правыми и левыми, между богатыми и бедными, между мужчинами и женщинами. Это конфликт между теми, кто разрушал нашу страну, и теми, кто пытается ее защитить. Это конфликт между вами и нами».

Бросив вызов политическому и медийному истеблишменту, националисты сорвали большой куш. Сейчас они претендуют на второе место по итогам национального голосования, с результатом около 20% голосов. Именно они улавливают растущее недовольство сложившейся ситуацией. «Перемены по-настоящему» - обещает заглавная страница партийного сайта. Социологические исследования показывают, что к националистам перетекают голоса как от правых партий, так и от левых, прежде всего социал-демократов.

Тридцать лет социальных компромиссов и центристской политики сделали партии истеблишмента едва отличимыми друг от друга. Социал-демократы из рабочей партии, противостоявшей капиталу и буржуазии, превратились в одну из фракций господствующего класса. Оставшиеся без политического представительства социальные низы выражают свой протест через голосование за популистов.

После выборов

Очень высока вероятность что по результатам выборов будет очень проблематично сформировать новое правительство. Ни правый Альянс, ни Красно-зеленый блок скорее всего не получат устойчивого большинства. Если создать правительство меньшинства не получится, то страна окажется у развилки из трех возможных альтернатив.  

Первая - это сценарий перевыборов. Такого в Швеции не происходило с 1958 года. Если избежать повторных выборов не удастся, то главную выгоду из них, вероятно, извлекут Шведские демократы, как главная антисистемная партия в ситуации острого политического кризиса.

Учитывая это, традиционные партии будут искать все возможности создать правительство после первых выборов. С одной стороны, либерально-консервативный альянс может заключить коалицию с националистами. Это само по себе - шокирующее событие, которое окончательно выведет правых популистов из изоляции и завершит трансформацию политической системы страны. Тогда, вероятно, Швецию ждет репрессивно-полицейский крен с «наведением порядка» в социально неблагополучных районах, резким ужесточением миграционной политики и отказом от социальных компромиссов. Именно этот сценарий и подразумевал Стефан Лёвен, говоря о референдуме по поводу самого существования «шведской модели».

Другая возможность - это «германский путь», то есть заключение «большой коалиции», как в ФРГ, где социал-демократы уже вторую каденцию играют роль младших союзников Христианских демократов. В шведских условиях, они могут стать формально старшим партнером в коалиции с буржуазными партиями (возможно, с партией Центра и/или Либералами), но это не изменит результата. Умеренные рыночные и антисоциальные реформы продолжатся (или даже ускорятся в результате компромисса с правыми партнерами), а рейтинг социал-демократов продолжит свое пике. Конечная точка в рамках этой стратегии сотрудничества с правыми силами во имя центристской политики обозначена французскими социалистами, кандидат которых в 2017 г. получил жалкие 6% голосов.

«Темный демократизм»

В 2011 году СДРПШ пережила внутренний конфликт, подобный тому, который вызвала в Демократической партии США кампания Берни Сандерса в 2016 году. Тогда лидером партии стал представитель левого крыла Хокон Юхолдт. С его именем были связаны большие надежды и энтузиазм, но он был фактически свергнут со своего поста руководящими кругами собственной партии. Несостоявшийся премьер Юхолдт сегодня служит послом королевства в Исландии. Но вместе с ним в ссылку были отправлены и надежды на ренессанс шведской социал-демократии через возврат к классовому принципу политического представительства.

Консенсус элит превратил демократию в пустую процедуру, которая не может разрешить социальных противоречий. И они находят выход в «темном демократизме», когда сотни тысяч людей голосуют не «За» программу, отражающую их социальный интерес, а «Против» политической машины, узурпированной правящим классом.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
263

Похожие новости
17 сентября 2018, 21:54
12 сентября 2018, 08:54
13 сентября 2018, 10:54

11 сентября 2018, 09:54
14 сентября 2018, 09:39
17 сентября 2018, 15:39

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров
 

Популярные новости
17 сентября 2018, 04:56
14 сентября 2018, 23:09
15 сентября 2018, 20:36
14 сентября 2018, 09:39
13 сентября 2018, 04:54
18 сентября 2018, 05:09
17 сентября 2018, 19:09