Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Свет в разбитом окне

Самое первое впечатление от столицы Донбасса – безлюдье и безмашинье. И некий сдвиг во времени, когда не понимаешь, в семидесятые тебя зашвырнуло или всего лишь в девяностые. Но любой город имеет ауру, и ее сразу ощущаешь, едва в нем оказавшись. У Донецка она хорошая, надежная. Почему-то в нем спокойно, хотя умом понимаешь – не должно вроде так быть, война все-таки.

Четверть века незалежности Донецком, вернее «донецкими» пугали всю Украину. Это-де самый криминальный криминал, они там в своих нелегальных шахтах-копанках деньгу немереную зашибают, а те, кого не завалило, потом приезжают и беспредел творят. Сказать, чтобы донецкие всячески пытались развеять эти слухи, – нет. Уточняли, что и двадцать, и пятьдесят лет назад здесь в чести был труд. Тяжелый, рисковый, заставлявший держаться друг друга. А криминал? Да, могли за себя постоять, чего там...


Война вне логики


Когда пытаешься разобраться, почему антимайданные выступления были почитай в половине украинских областей, но лишь в Донбассе люди уперлись по-настоящему, находятся причины, по времени далеко отстоящие от страшного 2014 года, когда сюда пришла война. Народ и не скрывает, что и раньше, и сейчас большинство, даже те, кто говорит на украинском (точнее на суржике, сильно отличающемся и от русского, и от мовы, хоть делай его государственным), ассоциируют себя именно с Россией. Для них байки о голодоморе, героизация оуновцев и прочая бандеровская агитация были пустым звуком, а День Победы 9 мая – святым праздником. Никто специально этого не добивался, исторически так сложилось. И любой политик, не разумеющий этого, в категорию здравомыслящих попадать не должен. Еще нужно понимать, что донецкие шахтеры не те люди, которых можно гнуть через колено.

Меня, наверное, поправят: мол, на поверхности одно, а если копнуть в глубь олигархических интересов, будет совсем другое… Соглашусь. Ибо война эта и дурная, и странная, при всей своей абсурдности уже унесшая десятки тысяч жизней. Самое страшное – гибнут те, кто ни воевать, ни тем более умирать не собирался, а чьими усилиями она началась – живы-здоровехоньки. Все, кто вспоминает события трехлетней давности, раньше или позже обязательно произносят одну и ту же фразу: никто не думал, что все закончится войной. Но надежды на элементарное здравомыслие новых киевских властей оказались пустыми.

Моя поездка в Донецк была короткой, и почти все время, проведенное в ДНР, заняли разговоры с теми, кто при должностях, и с теми, кто при оружии, и с теми, кто просто живет здесь. Нет полного единодушия, более того – даже неполного нет. Одни и те же известные лица для кого-то – борцы за свободу, для кого-то – прожженные бандосы. Имя любого из руководителей, бывших и настоящих, сразу же увязывается с тем, чей он, то есть какого олигарха или клана интересы отстаивает. Так это или нет – попробуй разберись, но важно не это. Глупо воспринимать нынешний Донецк как некое средоточие исключительно «воинов света», выражаясь по-коэльевски. Но светлого здесь все равно больше.



Будем честными: любая война – время маргиналов, желающих на ней поживиться. И эта публика слетелась в Донецк с первыми выстрелами. Военные, близкие к руководству ДНР, рассказывали, насколько сложным было «расказачивание», борьба с теми, кто под видом борьбы за правое дело беззастенчиво грабил, убивал, брал заложников. Но в общем и целом вроде бы справились с этой задачей, порядок навели.

Да тут новая беда поспела – ныне многие из тех, кого батальоны ДНР с позором изгнали из рядов, уже обвешанные со всех сторон медалями, которых не заслужили, приходят во власть. Связи – вещь великая, да и «ветераны» тоже, судя по всему, люди не простые. Но как подобное воспринимается теми, кто реально в курсе дела, догадаться несложно.

Впрочем, не буду отбирать хлеб у диванных аналитиков, для которых ситуация абсолютно прозрачна и рычаги, коими война в Донбассе управляется, не являются тайными. Помимо конспирологии, есть и факты. Референдум, проведенный в Донецкой и Луганской областях, показал поддержку независимости от киевского режима порядка 80 процентов. Да, «цивилизованный мир» не признал результаты, но сами дончане, собиравшиеся в огромные очереди у избирательных участков, убедились в том, что желание разорвать с киевской хунтой действительно массовое. И 11 мая – годовщину референдума – донецкое большинство воспринимает именно как праздник, день своей победы.

Жизнь вопреки

Еще один факт: Донецк жив. Идешь с местными по городским улицам и все время слышишь о том, куда и когда «прилетело». Досталось всему городу, как и слившейся с Донецком Макеевке: линия фронта охватывает агломерацию с запада дугой, потому летело отовсюду и куда попало, без какой-либо привязки к военным объектам. Районы одноэтажной застройки смотрятся страшнее – дом разрушен, полдома... В многоэтажных кварталах больше оспин на стенах и выбитых стекол, огромное количество окон и сейчас заделано пленкой или фанерой.


Сталино 50-х и Донецк сегодня – найдите десять отличий

Главное – линия фронта вокруг города есть, а четкой границы между миром и войной не разглядеть. Вот только что вокруг тебя люди, автобусы, магазины, жизнь кипит, а через сотню метров оживление проходит, еще через сто – бетонный блок поперек дороги. Дальше – война. Но дорога-то среди пятиэтажек, в которых живут. И за блок идут люди – домой, им выпало жить на линии фронта. Октябрьский район, Спартак... Кто смог – уехал, но многим бежать некуда. Поднимают изрешеченные осколками ворота, складывают во дворах печурки из кирпичей для готовки – ни воды, ни электричества в домах, разумеется, нет. Но живут. И детей в школу отправляют.

Апофеоз этой войны – конечно же, аэропорт. Вначале издырявленная многоэтажка, возвышающаяся на Взлетной улице, километром дальше за деревьями, у которых не осталось ни одной целой ветки, – остов магазина «Метро», руины старого и нового аэровокзалов.

Фотографировать на позициях не позволили, что я воспринял с пониманием. А между позициями все простреливается, там вообще стоять на одном месте чревато – разве что из окна несущейся на полной скорости машины снимать. Несколько петель в объезд разрушенного моста Путиловской эстакады, из-под которой совсем недавно убрали подбитый украинский танк и не убрали валяющиеся танковые снаряды, – и снова мирный Донецк. Это за гранью понимания, во всяком случае с точки зрения залетного гостя: так жить нельзя. Оказывается, можно.

Центр Донецка – другая планета. Не в обиду украинским городам, они смотрятся ныне куда плоше – руин и заброшенных домов даже больше, чем в прифронтовой зоне Донецка, дороги хуже и без всяких воронок от мин. В оперном театре свежие премьеры, молодежь на гироскутерах раскатывает, на центральной площади работает прокат веломобилей. И очень мало людей. Да, выходные. Но тем не менее уехали из города очень и очень многие. Сейчас возвращаются, но такое оживление на улицах, которое видишь в соседнем Ростове, на донецкие улицы вернется, наверное, нескоро.

Цены непонятные – где-то выше московских, где-то ниже, но зарплата здесь по сравнению с Россией крошечная. При разговорах о материальном рефреном слышится «Мы-то надеялись, что будет, как с Крымом». И отказываются понимать, почему там теперь Россия, а тут форменное поражение в правах. В чем виноваты жители? В том, что не встали под бандеровские знамена? Они привыкли много работать и как следует зарабатывать, им непонятно, почему сейчас благополучие семей должно зависеть не от них самих, а от того, сочтет их кто-то полноценными людьми, имеющими все человеческие права, или так и оставит непризнанными... Россию не ругают. С благодарностью приняли факт признания внутренних паспортов, это уже немало. Но ждут большего.

Музыка надежды

Что по тем или иным причинам не может сделать Россия как государство, делают россияне. К слову, как мне рассказывали, та гуманитарка, что привозят «белые конвои» МЧС РФ, идет главным образом в стратегические запасы – из полученного берут лишь самый минимум для остекления школ, больниц. Это убеждает в том, что «грозненские» схемы, когда выделенные на восстановление средства осваивались, а «восстановленное» неведомым образом вновь разрушалось, уже не работают. Это радует. Потому и помощь, которую оказывают российские общественные организации и жертвователи, едва ли не более заметна местным жителям, чем «конвойная». Однако не хлебом единым, как говорится.


Русский камерный оркестр Сергея Проскурина – в Донецкой филармонии аншлаг.

Как раз во время моего пребывания в Донецке в городской филармонии состоялся примечательный концерт. Его организатор и главный участник – Сергей Проскурин, музыкант с мировым именем. Он много работал в лучших коллективах Европы и США, но всегда хотел сделать что-то стоящее в России. Так двадцать лет назад в Курске возник Русский камерный оркестр. За годы существования коллектив много раз гастролировал в разных странах, работал с лучшими музыкантами на самых престижных сценах – Ковент-Гарден, Ла Скала, Королевская шведская опера... У маэстро и его оркестра в работе интереснейшие проекты – это и «Мост дружбы» совместно с Московской консерваторией, и «Русский камерный оркестр – детям», и «Международные Марьинские ассамблеи», проводимые четыре раза в год в усадьбе князей Барятинских под Курском. Во всех начинаниях одна из главных составляющих – помощь талантливой музыкальной молодежи: найти, вырастить, дать возможность лучшим выступать вместе с оркестром.

Как рассказал Сергей Проскурин, когда начались все эти события в Донецке, появилась мысль как-то поддержать здесь начинающих музыкантов. «Вначале просто приезжал, отбирал талантливых детей, включал их в наши проекты, а в прошлом году нас впервые пригласили сюда выступить с большим благотворительным концертом, – делится впечатлениями дирижер. – Сегодня уже третье выступление. Этот концерт, возможно, главный в моей жизни. Впервые играю в Донецке с местными молодыми музыкантами, большинство из которых в той или иной степени пострадали от войны. Но какие у них чистые глаза! Как они идут на репетицию, какие задают вопросы, с каким упорством оттачивают технику – у них все чувства обострены, они стремятся к чему-то хорошему, светлому. Мы долго шли к этому, и задача вначале казалась непосильной: дать самым талантливым местным музыкантам выступить вместе с коллективом нашего оркестра. Времени на сыгрывание попросту не было, и никто не верил, что всего за две репетиции мы сумеем достичь такого уровня, который показали. Меня восхитило – зал был полный, и партер, и балкон. Мы же очень достойно выступили и, надеюсь, публику не разочаровали. Конечно, наш коллектив вложил в успех немало сил, но без того энтузиазма, даже азарта, с которым подошли к делу молодые музыканты Донецка, у нас ничего не получилось бы. Ведь сколь бы ни были талантливы педагоги, они не научат подопечного игре в оркестре – это совсем другая наука, другие чувства, другое понимание. И когда буквально на глазах происходит преображение исполнителя, когда видишь, что он начинает тебя понимать и его игра наполняется чувством, – это дорогого стоит. За это стоит бороться и ради этого жить. Уверен, что наше сотрудничество с донецкими музыкантами продолжится, и мне трудно сказать, кому это больше нужно – нам или им. Можно быть большим профессионалом, безупречно играть сложнейшие произведения, но ведь нельзя же каждый раз быть на пределе, тем более в мирной жизни. А здесь понимаешь – именно так и нужно, будто играешь в последний раз».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

548

Похожие новости
10 декабря 2017, 18:24
11 декабря 2017, 07:24
11 декабря 2017, 10:39

11 декабря 2017, 07:24
10 декабря 2017, 18:24
11 декабря 2017, 10:39

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
09 декабря 2017, 19:39
04 декабря 2017, 19:24
09 декабря 2017, 03:24
10 декабря 2017, 21:39
10 декабря 2017, 00:40
07 декабря 2017, 09:09
06 декабря 2017, 16:54