Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Сообщество неверных путей

Тема ислама в Европе стала центральной в политическом дискурсе в ходе выборов президента Франции. То же самое мы видели в Соединенном Королевстве, Голландии, Австрии и даже в Швейцарии, где мусульманским общинам всенародным референдумом запретили строить минареты (хотя до плебисцита их и было-то всего четыре штуки).

Напряженность между мусульманами и немусульманским миром явно растет. И не только из-за бытующих расистских или антииммигрантских настроений, но и нередко из-за ужасающего, отталкивающего поведения некоторых беженцев (нападения, изнасилования, хулиганство) и выходок представителей мусульманских общин Европы (пропаганда терроризма, попытки насаждения норм шариата). Прежде чем ситуация улучшится (если только это вообще когда-нибудь случится), она, вероятнее всего, ухудшится, и сильно.


Каковы же варианты?


Согласимся с мудрыми словами Отто фон Бисмарка, что «политика – искусство возможного». Европейцы, думающие, что они попросту выдворят всех мусульман или смогут удалить ислам из Европы, сильно заблуждаются. Аналогичным образом заблуждаются и те (довольно немногочисленные) мусульмане, которые хотят создать там халифат. Все, кто предлагает простые решения кризиса, поступили бы правильно, если обратились к гегелевской диалектике. И тогда поняли, что исход не станет возвратом к прежнему состоянию или сотворением абсолютно новой реальности.

Я утверждаю, что ни мусульманские иммигранты, ни сам ислам никогда не покинут Европу – нравится это или нет. Почему? Да потому, что если некоторых нелегальных иммигрантов можно выдворить из любой страны, то других – мусульман, имеющих европейское гражданство, или соотечественников, новообращенных в ислам, изгнать так просто нельзя. Это невозможно и с правовой точки зрения, и с точки зрения практической.

Выдворить куда? Как? Я работал переводчиком в центрах содержания беженцев в Швейцарии и служил аналитиком в швейцарском Генштабе, где проблема беженцев зачастую выходила на первый план. И могу ответственно заявить: любой специалист, действительно знающий, как работает система, отдает себе отчет в том, что подавляющее большинство иммигрантов останутся с нами. Останутся даже те, кто является экономическим мигрантом, а никаким не политбеженцем, а таких примерно 99 процентов. В лучшем случае ЕС мог бы, в теории и при огромных усилиях, закрыть свои границы для будущих иммигрантов. Однако массовые выдворения – просто не вариант.

Далее – мусульмане, уже находящиеся в Европе, будут неизбежно подниматься по социальной лестнице, даже если сейчас они находятся на самом дне. Многие из них молоды, преодолели такие трудности, через которые большинству европейцев никогда бы не пройти. Их семейные, племенные, этнические и религиозные связи намного прочнее тех, что сейчас можно увидеть в современной семье большинства европейцев.

И последнее по порядку, но не по значению – их социальная энергия намного сильнее той, что наблюдается в кругах европейского истеблишмента.

Так что, даже если текущее поколение плохо образовано и не встроено в европейское общество, следующее будет уже и образованным, и интегрированным. Я уже наблюдал это на примерах многочисленных экономических мигрантов – таких, как итальянцы и албанцы. Так что, когда вы видите иракскую женщину, подметающую полы местной больницы, имейте в виду, что через несколько лет здесь же будет работать ее дочь – но уже доктором. Другими словами, социальная сила мусульманской общины будет неизбежно расти.

Значит ли это, что ЕС станет территорией, где женщин заставят носить паранджу, мужчин обратят в ислам или убьют, распространятся невольничьи рынки, будет властвовать шариат, а гомосексуалистов станут до смерти забивать камнями?

Конечно же, нет! Это глупая карикатура на ислам, созданная и продвигаемая тем англо-сионистским процентом населения, который правит империей и стремится искусственно сотворить столкновение цивилизаций, чтобы остаться во власти и по-прежнему продолжать править из-за кулис.

Мусульмане на предсказуемое будущее останутся в Европе довольно ограниченным меньшинством. Но более важно то, что «голливудско-игиловский ислам», который я описал, вовсе не тот мир, в котором хотят жить большинство мусульман. Фактически многие из них бежали из своих собственных стран как раз для того, чтобы не жить в такфиристском халифате.

Можно ли говорить о безумцах-ваххабитах, которые уже убили множество европейцев с криками «Аллаху Акбар»? Разве они не подлинные игиловцы? Это сложный вопрос. Например, стоит заметить, что подавляющее большинство этих безумцев имели прочные связи со спецслужбами европейских государств. Что некоторые из них даже ездили в Израиль. Не кажется ли странным, что их нападения почему-то всегда, как по графику, совпадают с важными политическими событиями в Европе?

Были ли настоящие нападения ИГ в Европе? Были. Но я совершенно уверен в том, что большинство нападений были операциями «под ложным флагом» по типу «Гладио», которую осуществляли спецслужбы ЕС и США («Заказное убийство Америки»).

С готовностью соглашусь, что сейчас в Европе имеются настоящие и опасные члены «Аль-Каиды»-ИГ. Но в отличие от большинства беженцев эти ребята действительно нарушают европейские законы и против них можно принять законные меры. В теории Европа даже может восстановить смертную казнь за терроризм или его апологетику. Я понимаю, что скоро это не произойдет, но критическое значение имеет то, что это будет зависеть от политической воли европейцев. В отличие от массовых выдворений, осуществить которые невозможно – вне зависимости от политического решения или воли.

Может ли в Европе быть восстание или гражданская война? Да, но только если правительства, находящиеся у власти, будут заинтересованы в том, чтобы это произошло или было организовано. Однако до тех пор, пока государственные власти дают силам безопасности и военным зеленый свет вторгаться и подавлять восстание, для типов из «Аль-Каиды» загорается надпись game over.

Так что, хотя ислам как таковой или мусульмане в целом не могут быть выдворены из Европы, европейские государства в состоянии управлять безопасностью – в случае, если на то будет политическая воля.



Сейчас европейский политикум расколот на два одинаково заблуждающихся лагеря: считающих, что любая критика мусульман является исламофобией, и на тех, кто знает: все мусульмане и ислам плохие, скверные, вредные.

Это очень примитивные позиции. И что более важно, итогом обоих верований будет неспособность достичь результата. На данный момент многие европейцы и американцы, похоже, увязли в ложном выборе. Но, независимо от того, сколько времени для этого потребуется, реальность их настигнет и они осознают, что не существует такой вещи, как «один» ислам или «один тип» мусульманина.

Ислам – поле битвы идей

Правда в том, что исламский мир чрезвычайно разнообразен и что все составляющие, необходимые для полного поражения такфиристов (будь то «Аль-Каида», ИГ, «ан-Нусра» или любая иная запрещенная в РФ группировка), могут быть найдены только внутри самого ислама.

Чтобы иллюстрировать это, просто сравню Россию и ЕС.

В отличие от Евросоюза в РФ есть единая централизованная государственная власть, и довольно сильная. Российские разведслужбы и органы безопасности – в ряду лучших на планете, так же, как и Вооруженные Силы РФ. В России не страдают политкорректностью: здесь осуждают исламский терроризм самым решительным образом.

Президент Путин даже сделал знаменитое заявление о готовности «мочить террористов в сортирах», если это понадобится. И русские сделали именно так: они убили всех и каждого чеченского ваххабитского лидера. Более того, они с гордостью объявляли об этом. Ключевое отличие от ЕС в том, что и у президента Путина, и у российского народа имелась политическая воля остановить мятеж в Чечне, даже если для этого понадобилось превратить ее в груду дымящихся развалин.

Но в то же самое время Владимир Путин предпринял значительные усилия, чтобы поддержать мусульманскую общину в стране. Он не только построил огромную (и прекрасную) мечеть в Москве, но и приступил к осуществлению крупной программы поддержки роста традиционного ислама в России (так же, как и в отношении Православной церкви).

Что касается Чечни, то он сделал главу ЧР Рамзана Кадырова «политическим сыном» и предоставил чеченцам чрезвычайно широкую автономию, особенно в вопросах религии.

Так что: Путин – промусульманский или антимусульманский лидер? Ни то и ни другое. Президент понимает простую вещь, целиком ускользающую от западных политиков: у русских очень хорошо получается убивать такфиристов, но только мусульмане могут убить такфиризм.

Ислам никогда не был угрозой – она заключена в такфиризме. Вот как Википедия определяет понятие «такфир»: «В исламском праве «такфир» имеет отношение к практике отлучения, когда один мусульманин объявляет другого мусульманина неверным (кафиром)». Прочитаем еще раз внимательно: практика объявления «другого мусульманина» неверным. Другого мусульманина.

Таким образом, ключевой характеристикой такфиров является то, что всех, кто не следует их версии ислама, они считают даже не мусульманами, а «неверными». Как в таком случае должны относиться эти «другие мусульмане» к такфирам?

На самом деле нет ничего дурного в теологическом смысле понятия «такфир». Точно так же, как нет ничего дурного в понятии «отлучение» или, если уж на то пошло, в понятиях «анафема» или «еретик». Эти категории, если использовать их надлежащим образом, незаменимы в теологических спорах. Однако в то время, как понятия «отлучение», «анафема» или «еретик» кое-кто может использовать в качестве оскорбления, клеветы или даже призыва к убийству, такфиризм – это прежде всего образ мышления.

Винтовки и пули не могут одержать верх над образом мышления. Только идеи способны нанести поражение другим идеям. И русские это знают.

В YouTube есть несколько видеороликов (увы, только на русском языке), где чеченский лидер Рамзан Кадыров приходит на место боя с экстремистами и вступает с ними в теологический диспут. Вместо того чтобы просто приказать всех убить, он бросает им вызов вопросом: «Так вы считаете, что вы мусульмане, а мы – нет?» Или «И чем же наше общество не исламское?» А вот его излюбленное: «Если вы сможете найти в Коране хоть единую цитату, которая доказала бы мне, что то, что я делаю, не соответствует исламу, я немедленно брошу этим заниматься».

Не всегда это срабатывает. Некоторые отказываются сдаться, и тогда их неизбежно уничтожают (в Чечне к такфиристам терпимость нулевая). Но очень часто это работает. Террористы складывают оружие, сдаются и их после суда отправляют в специальные тюрьмы, где к ним приходят исламские проповедники, которые проводят многие часы, возвращая к подлинному исламу. И очень часто эти молодые люди потом добровольно вступают в ряды чеченских сил безопасности.

А теперь я спрашиваю: сможет ли православный христианин или агностик достичь такого же результата? Конечно же, нет, никогда! Вот почему немусульманские силы безопасности, все еще присутствующие и в Чечне, и вокруг нее, всегда остаются в резерве и на вспомогательных ролях. Главная же задача обеспечения мира в Чечне целиком передана в руки самих чеченцев.

Значительные российские силы постоянно и всегда находятся в полной боеготовности, чтобы вмешаться, если ситуация вдруг выйдет из-под контроля, но настоящая битва ведется не оружием – идеями и, как неоднократно говорил Владимир Путин, только традиционный ислам может одержать верх над такфиризмом.

Но большинство западных политиков просто не понимают этого. А если и понимают, то не осмеливаются сказать. Рано или поздно европейцам придется прийти к этому неизбежному выводу. И когда это произойдет, они наконец поймут, что ислам и мусульмане, его практикующие, никогда и не были врагами. Что врагом была сравнительно небольшая секта безумцев, восходящая к XIII столетию и которая оставалась на окраине исламского мира до тех пор, пока ей не придали невероятное ускорение сначала королевский дом Саудов, а затем и американское ЦРУ. Сегодня такфиристы все еще инструмент англо-сионистской империи, они – зараза, которую напускают на любую страну, осмелившуюся отвергнуть ее владычество. Более того, такфиристы – самая главная угроза любому варианту ислама – будь то шиизм или суннизм.

В заключение – прекрасный вид и символ.

Посмотрите на это фото:



Сообщество неверных путей

Здесь изображен Кремль в Казани – тут православные церкви и мечети великолепно гармонируют друг с другом.

Разве это не безмятежно и мирно?

А ведь Казань была городом, где христиане и мусульмане жестоко преследовали друг друга, обе стороны применяли насильственное обращение в свою веру и участвовали в полномасштабной бойне. В недавние времена, уже после распада СССР, ситуация вновь едва не пошла по кошмарному сценарию, когда на короткий срок возродилось шумливое сепаратистское движение. Тогда возобладали холодные головы. Однако фактом остается то, что историю Казани вряд ли можно назвать идиллией, там было пролито немало невинной крови. Но дело в том, что после столетий военных действий и мусульмане, и православные христиане научились сосуществовать в мире и вместе творить нечто по-настоящему прекрасное – как этот Кремль. Это было бы невозможно при взаимодействии с такфиристами, этими безумными и ненавидящими монстрами, которые гордятся разрушением прекрасного и древнего сирийского города Пальмиры. Для них нет ничего прекрасного в фото, приведенном выше. Для них это – богохульство. Если бы они когда-нибудь захватили власть в Казани, то совершенно точно разрушили бы ее, включая все мечети.

Урок прост. Бывшие враги иногда действительно становятся друзьями и союзниками. И во-вторых, церкви и мечети казанского Кремля защищают друг друга и делают этот Кремль значительно сильнее, чем если бы только один из видов этих зданий стоял внутри этих стен.

В Европе сохранятся мечети. Те, кто не знает историю, будут смотреть на это, как на конец своей цивилизации. И они же, сами того не осознавая, беспомощно отложат нанесение поражения такфиризму. Те же, кто понимает подлинную динамику событий, увидят в этом иное: шанс на возрождение и фантастическую возможность по-настоящему сокрушить такфиризм внутри Европы и за ее пределами.

Сейчас путинская Россия представляет собой образец того, как это делается. Но Запад слишком занят, демонизируя все путинское и поддерживая все русофобское, в частности нацистов на Украине. Поэтому там просто не могут последовать примеру России.

Но, может быть, новое поколение европейских политиков сумеет сделать это.

Справка «ВПК»


Автор – известный на Западе блогер, выступающий под псевдоним The Saker (Балобан). Родился в Цюрихе (Швейцария) в русско-голландской семье. Служил аналитиком в вооруженных силах Швейцарии и в военных исследовательских структурах ООН. Специализируется на изучении государств, возникших на территории бывшего СССР. Живет во Флориде (США).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

537

Похожие новости
12 декабря 2017, 12:39
12 декабря 2017, 19:09
13 декабря 2017, 01:39

12 декабря 2017, 19:09
12 декабря 2017, 21:39
12 декабря 2017, 19:09

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
10 декабря 2017, 21:39
06 декабря 2017, 10:24
08 декабря 2017, 07:54
10 декабря 2017, 02:09
08 декабря 2017, 11:09
07 декабря 2017, 09:09
08 декабря 2017, 15:54