Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Сохранится ли за С-400 статус передового инструмента ПРО? События в небе Сирии смешали карты военным обозревателям


Как показал поверхностный мониторинг новостных и военно-аналитических площадок российского сегмента сети Интернет на протяжении нескольких последних месяцев, информация о грядущем запуске в крупносерийное производство и начале поставок в строевые части зенитно-ракетных войск ВКС России многоканальных зенитно-ракетных комплексов средней/большой дальности С-350 «Витязь» спровоцировала в обозревательских кругах оживлённые дискуссии относительно целесообразности дальнейшего серийного производства ЗРК большой дальности С-400 «Триумф», а также относительно уровня конкурентоспособности данных комплексов на мировом рынке вооружений.



Так, руководствуясь информацией о якобы «полном бездействии» развёрнутого на северных подступах к сирийскому Масьяфу зенитно-ракетного полка С-300ПМ2 войск ПВО Сирии, а также прикрывающего АвБ «Хмеймим» ЗРП С-400 «Триумф» в ходе многочисленных массированных ракетно-авиационных ударов тактической авиации ВВС Израиля по стратегически важной военной инфраструктуре сирийской армии и элитного подразделения КСИР «Аль-Кудс», авторы и аудитория военно-аналитического портала militaryparitet.com («Военный паритет») в кратком обзоре под названием «С-400 и С-350. Пошли врозь» пришли к ошибочному мнению о том, что ключевой причиной крайне низкого противоракетного потенциала, продемонстрированного «трёхсотками» и «четырёхсотками» на сирийском ТВД, стало наличие в их боекомплектах лишь устаревших зенитных управляемых ракет семейства 48Н6Е2/ДМ, оснащённых полуактивными радиолокационными ГСН и неспособных осуществлять перехват средств воздушного нападения, оперирующих в режиме следования рельефу местности и скрывающихся за «экраном» радиогоризонта.

В итоге эффективность ЗРК С-400 на современных театрах военных действий, изобилующих перспективным малозаметным и низковысотным высокоточным оружием вероятного противника, была поставлена под сомнение, равно как и дальнейшее сохранение высокого экспортного потенциала «Триумфа» на глобальном рынке вооружений, в то время как статусом единственного высокоэффективного противоракетного средства в ВКС России был наделён перспективный зенитно-ракетный комплекс С-350.

Соответствует ли данное мнение реальному положению дел?

Неосведомлённость военных обозревателей о технологических особенностях элементной базы ЗРК С-400 и С-350 «Витязь», а также о лётно-технических параметрах ЗУР 48Н6Е/ДМ и 9М96Е2 вновь продолжила ряд спекуляций относительно будущего «четырёхсотых» на мировом рынке вооружений


В первую очередь следует отметить, что ни один из обозревателей-комментаторов «Военного паритета» не удосужился принять во внимание тот факт, что ещё 9 октября 2015 года (буквально за полтора месяца до момента развёртывания зенитно-ракетного полка С-400 «Триумф» близ АвБ «Хмеймим», спровоцированного трагическим инцидентом с заранее спланированным скрытным перехватом фронтового бомбардировщика Су-24М ВКС России ракетой ближнего воздушного боя AIM-9X, запущенной лётчиком турецкого многоцелевого истребителя F-16C) между высокопоставленными представителями генштабов ВС Российской Федерации и Армии обороны Израиля было достигнуто соглашение о координации действий между тактической авиацией ВКС России и Хель Хаавир во избежание инцидентов в ходе выполнения операций в воздушном пространстве Сирийской Арабской Республики. Более того, несколькими месяцами позднее вышеуказанное соглашение было дополнено немаловажным негласным пунктом об исключении вероятности применения комплексов С-400 ВКС России как против тактической авиации ВВС Израиля, так и против тактического ракетного вооружения АОИ, используемого против стратегически важной инфраструктуры сирийской армии и элитного подразделения КСИР «Аль-Кудс» на всей территории Сирийской Арабской Республики.

Аналогичные гарантии были получены Тель-Авивом от Москвы и относительно заступивших на боевое дежурство в составе зенитно-ракетного полка войск ПВО Сирии близ Масьяфа зенитно-ракетных дивизионов С-300ПМ2, реализовать боевые режимы работы которых (от завязки трасс/сопровождения на проходе до захвата на точное автосопровождения и пуска ЗУР 48Н6Е2 по воздушным целям противника) сирийские боевые расчёты по сей день могут исключительно после согласования с командованиями зенитно-ракетных войск ВКС России и группировки российских войск в Сирии. Красноречивым аргументом в пользу вышеуказанного тезиса является неоднократное беспрепятственное применение израильскими многофункциональными истребителями F-16I «Sufa» тяжелых авиационных управляемых реактивных снарядов «Rampage» и аэробаллистических ракет «Rocks» по укрепрайонам САА и «Аль-Кудс» в провинциях Хомс и Дамаск.

Как известно, в ходе данных рейдов, несмотря использование реактивными снарядами «Rampage» и ракетами «Rocks» настильной и/или баллистической траекторий полёта (характеризуются средневысотным и высотным профилями полёта, входящими в угломестный сектор обзора радаров подсвета 30Н6Е2 комплексов С-300ПМ2), а также на их внушительную эффективную отражающую поверхность порядка 0,1—0,15 кв. м, сирийские «трёхсотки» по данным объектам не применялись, что также о многом говорит. Ведь, к примеру, в ходе огневых испытаний, проходивших на ракетном полигоне Капустин Яр, а также многочисленных учений зенитно-ракетных войск ВКС России, даже более ранние ЗРК С-300ПМ1/2 (не говоря уже о передовых С-400) неоднократно демонстрировали способность обнаружения, устойчивого сопровождения на проходе и итогового «захвата на точное автосопровождение» с дальнейшим перехватом баллистических ракет-мишеней 96М6М «Кабан», обладающих заметно более высокими, нежели у «Rampage» и «Rocks», лётно-техническими параметрами (скорость на маршевом участке траектории порядка 4,4М и высота баллистической траектории в апогее около 50 км).

Вывод: в свете достижения между генштабами РФ и АОИ соглашения о координации действий в воздушном пространстве САР, «молчание» сирийских С-300ПМ2 и развёрнутых близ АвБ «Хмеймим» С-400 ВКС России не может рассматриваться в качестве объективного критерия оценки эффективности данных комплексов в боевой обстановке.

Во-вторых, принимая во внимание наличие в открытой радиоэлектронной архитектуре пунктов боевого управления 54К6Е2/55К6 (комплексов С-300ПМ2/400) и радаров подсвета 30/92Н6Е элементной базы, необходимой для программно-аппаратной интеграции зенитных ракет типа 9М96Е/Е2/ДМ, вполне ожидаемо обновление боекомплектов строевых «трёхсоток» и «четырёхсоток» данными ЗУР-перехватчиками. Данный вывод также косвенно подтверждается небезызвестной фотографией, сделанной фотокорреспондентом информационного издания «Красная звезда» во время визита офицерского состава войск ПВО Сербии на выставочную экспозицию полигона Ашулук в рамках учений по противовоздушной/противоракетной обороне «Славянский щит 2019». На фото был запечатлён опытный образец усовершенствованной пусковой установки 5П85С, оснащённой как стандартным транспортно-пусковым контейнером с тяжелой ЗУР 48Н6Е/Е2, так и счетверенным пакетом, представленным компактными ТПК с зенитными ракетами 9М9Е/Е2, оснащёнными активными радиолокационными ГСН линейки «Сланец» и способными осуществлять перехват загоризонтных воздушных целей по целеуказанию от сторонних средств радиолокационной разведки.

В-третьих, дискутировать о целесообразности полной замены С-400 на С-350 «Витязь» ещё очень рано, поскольку входящие в боекомплект «Витязей» ракеты-перехватчики 9М96Е2, несмотря на наличие «газодинамических поясов» двигателей поперечного управления для перехвата высокоманевренных баллистических объектов на встречных курсах, обладают максимальной скоростью полёта порядка 4,5М, что не позволяет им перехватывать высокоскоростные сверхзвуковые и гиперзвуковые цели на догонных курсах (вдогон), в то время как 6,6—7-маховые ЗУР 48Н6Е2/ДМ комплексов С-300ПМ2/400 могут похвастаться данной возможностью.

Стало быть, на современных театрах военных действий, изобилующих передовыми высокоманевренными элементами высокоточного оружия, наиболее эффективной концепцией применения зенитно-ракетных комплексов С-400 «Триумф» и С-350 «Витязь» будет их интеграция в единую сетецентрическую систему ПВО-ПРО (с помощью автоматизированных систем управления «Поляна-Д4М1» и «Байкал-1МЭ»), представленную смешанными зенитно-ракетными бригадами.

В данных сетецентрических системах ПВО-ПРО комплексы С-350 «Витязь» будут компенсировать низкий потенциал «четырёхсоток» в операциях по перехвату сверхманевренных баллистических целей, а также осуществлять работу по воздушно-космическим объектам противника в более сложной помеховой обстановке благодаря оснащению многофункциональными РЛС 50Н6А на базе активных ФАР (радары подсвета 92Н6Е комплексов С-400 представлены менее помехозащищёнными пассивными ФАР, приёмо-передающие модули которых не располагают индивидуальными СВЧ-транзисторами и аттенюаторами для нивелирования «помеховых лучей» со стороны вражеских средств РЭБ). В то же время «Триумфы» компенсируют неспособность «Витязей» осуществлять уничтожение в заднюю полусферу «уходящих» высокоскоростных противорадиолокационных, противокорабельных и аэробаллистических ракет.
Евгений Даманцев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



1895

Похожие новости
04 августа 2020, 06:25
04 августа 2020, 20:10
04 августа 2020, 07:20
04 августа 2020, 11:55
04 августа 2020, 16:30
04 августа 2020, 11:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
03 августа 2020, 00:10
01 августа 2020, 21:35
31 июля 2020, 15:05
02 августа 2020, 18:40
30 июля 2020, 01:30
30 июля 2020, 01:05
30 июля 2020, 11:05