Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Русско-китайское "сердечное согласие" как данность

На сайте неправительственной организации EastWest Insitute мне попалась любопытная статья ее сотрудника Стефана-Франца Гади "Китай-Россия: сердечное согласие 21-го века?" Она заслуживает краткого изложения и интерпретации.




"Антанты" разных лет


Стоит напомнить, что "Антант Кордиаль" ("Сердечным согласием") назывался военно-политический союз, образовавшийся в результате взаимных соглашений сначала России и Франции в конце 19 в., затем Франция заключила секретное соглашение с Британией (враждебной до того России), притащив Россию в альянс с британцами "в клювике", а затем вся эта успешная дипломатия и масса взаимных договоренностей пришли к окончательному успеху, приведя мир к мировой войне. Но "Сердечным согласием" звался и недолговечный англо-французский альянс в середине 19 в.


А уж "антант" было и вовсе немало, например, Малая, Балканская, Средиземноморская, Ближневосточная. И даже Балтийская Антанта — так звался военный блок трех могучих микродержав Прибалтики, существовавший с 1934 г. и закончившийся вступлением этого могучего блока в состав СССР, строем, добровольно и с песней. Сейчас эти, еще более "могучие" державы, зовут это событие оккупацией, но мы-то знаем, как оно было. И теперь, по мнению г-на Гади, появилась еще одна "Антанта", "Восточная".

"Брак без печати"


Надо признать, что г-н Гади точно подметил суть. Дело в том, что изначально, когда подписывались вышеупомянутые взаимные соглашения, те же Британская империя и Франция не являлись формально военными союзниками, но по факту это и был военный союз, и постепенно он обрастал все новыми соглашениями, превратившими договор об "утрясании" взаимных проблем в разделе сфер влияния и колоний в военный блок трех держав.

Точно так же и Россия с Китаем ныне публично избегают употребления термина "военно-политический альянс", заменяя его разными эвфемизмами про "тесное стратегическое партнерство" во всех областях, и в области стратегической стабильности и международной безопасности. Причем наши дипломаты куда более избегают, а китайцы говорят куда более прямо, но прямых терминов также не используют. Автор этого материала в своих публикациях на эту тему называет сложившийся де-факто русско-китайский альянс "гражданским браком", который отличает от законного только отсутствие штампа в паспорте, или же "военно-политическим марьяжем". Хотя бы потому, что слово "Антанта" в России не очень популярно, и не хотелось бы его применять к куда более удачному и честному (надеемся) союзу наших стран.

Шаг за шагом


И тем не менее, у русско-китайского марьяжа и Антант Кордиаль есть общие черты — отношения также укреплялись не сразу. Еще в в 1993 году было подписано соглашение между китайским и российским МО о содействии более тесному сотрудничеству между вооруженными силами обеих держав, особенно в области военно-технического сотрудничества. А что еще, кроме оружия, тогда могла предложить Россия? Ничего, по сути. Но с приходом к власти В.В. Путина и началом наведения элементарного порядка в стране изменились и внешние интересы и подходы к сотрудничеству с Китаем. И уже в 2001 г. в новом Договоре о добрососедстве и дружественном сотрудничестве в статье 9 был пункт о том, что, "когда возникает ситуация, в которой одна из договаривающихся Сторон считает, что мир подвергается угрозе и подрывается или затрагиваются ее интересы в области безопасности, или когда она сталкивается с угрозой агрессии, договаривающиеся Стороны незамедлительно проводят контакты и консультации и предпринимают действия в целях устранения таких угроз". В 2017 г. был принят трехлетний план (не хочется использовать звучащий сомнительно по-русски термин "дорожная карта", который стал почему-то популярен), определивший правовые рамки по дальнейшему расширению военного партнерства.

В 2018 г. была принята Совместная китайско-российская декларация, где было указано, что РФ и КНР будут "укреплять сотрудничество по всем направлениям, а также далее наращивать стратегические контакты и координацию между своими вооруженными силами, совершенствовать существующие механизмы военного сотрудничества, расширять взаимодействие в области практического военного и военно-технического сотрудничества и совместно противостоять вызовам глобальной и региональной безопасности". Аналогичные формулировки можно найти и в других документах, и они подчеркивают потенциал взаимной военной помощи при определенных обстоятельствах. Собственно, и сами отношения в военной области от ровных нейтральных дрейфовали к дружеским, а затем и куда более тесным. Да и в политической сфере Россия и Китай ведут весьма согласованную внешнюю политику, что проявилось, например, в действиях вокруг сирийского кризиса.

Совместные учения


Помогла и практика крупных совместных учений на суше и на море: "Мирная миссия" (изначально строго российско-китайских, потом уже ставших учениями ШОС) и "Морское взаимодействие", частота которых нарастала, равно как и масштаб и ставившиеся перед войсками и силами задачи, а также задачи перед штабами, что куда более важно на самом деле. В итоге китайские соединения теперь принимают участие в стратегических учениях ВС РФ, сначала в беспрецедентных по масштабу двухсторонних манёврах "Восток-2018", где из 305 тыс. официальных участников китайцев было более 3,5 тыс. — примерно бригада.

А затем в коалиционных (в этом году) учениях армий 8 государств ОДКБ и ШОС "Центр-2019", где китайцев было поменьше, 1,6 тыс. из 130 тыс. официально объявленных участников (на наших и не только наших крупных учениях практика сокрытия численности путем различных несложных манипуляций весьма распространена). Но зато учения были уже куда ближе к Европе и НАТО, что не могло остаться незамеченным на Западе. Появятся ли китайские части на учениях "Кавказ" и "Запад", покажет время. При этом проводится теперь немало учений масштабом поменьше, как для различных видов и родов войск ВС РФ и НОАК, так и для ВНГ (Росгвардии) и НВП Китая. Планируются даже учения по противоракетной обороне.

Новые сферы


Этой осенью были сверстаны новый план военного сотрудничества на два будущих года и новое соглашение на эту тему, ряд опубликованных деталей которого заставил политиков и аналитиков говорить о сложившемся военном блоке. В частности, там идет речь о регулярном совместном патрулировании стратегических и дальних бомбардировщиков Дальней авиации ВКС и ВВС НОАК в Азии (и, возможно, не только в Азии, но и у берегов США, скажем). Еще в июле состоялся первый "тестовый прогон" этой идеи, когда два тяжелых бомбардировщика, Ту-95МС и Ту-95МСМ, с авиабазы Украинка провели совместно с парой китайских Н-6К и под эскортом китайских и, вероятно, русских истребителей патрулирование в Японском, Восточно-Китайском морях, у берегов Японии, Кореи и Тайваня. Их боевую работу обеспечивали российский и китайский самолеты дальнего радиолокационного дозора и наведения — А-50У и KJ-200. Тогда еще японцы и южнокорейцы начали нас обвинять в нарушении совершенно незаконных ADIZ — "зон идентификации ПВО", которые международным законодательством не признаются, как и Россией. И Россия на них внимания никогда не обращала и обращать не будет, хоть на американские, а уж тем более — на японские или южнокорейские. Тогда же наш самолет А-50У пытались обвинить в нарушении воздушного пространства над островами Лианкур, принадлежность которых вообще спорна. Весь этот шум и пустые сотрясения воздуха говорили о том, что "адресаты" поняли послание двух держав правильно, и оно их обеспокоило.

Теперь такие патрулирования будут осуществляться регулярно, и летчики, как "дальники", так и истребители, и экипажи самолетов ДРЛДН и заправщиков, получат бесценный опыт совместной работы. А также совместное эскортирование и заправка расширят возможности воздушной стратегической компоненты двух стран (хотя бомбардировщики Н-6К к стратегическим все же отнести нельзя, но к дальним — можно).


Стратегическая помощь


В выпущенной недавно новой Белой книге по вопросам национальной обороны КНР сказано, что "военные отношения между Китаем и Россией продолжают развиваться на все более высоком уровне, обогащая китайско-российское всеобъемлющее стратегическое партнерство для новой эпохи и играя значительную роль в поддержании глобальной стратегической стабильности." Про "пилотную серию" совместного патрулирования же говорится, что "ВВС НОАК и ВКС России провели свое первое в истории совместное воздушное патрулирование большой дальности в Восточно-Китайском море и Японском море в июле 2019 года для укрепления глобальной стратегической стабильности" . По сути, этот полет был нацелен именно на то, чтобы обеспокоить союзников США в регионе, и сами США, где у них есть военные объекты и базы. И показать прежде всего самим США, что “стратегическое партнерство” может также распространяться и на стратегическую ядерную сферу.

Тогда же просочились сведения и возможной помощи Россией Китаю в создании эффективной системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Что было совсем недавно подтверждено лично В.В. Путиным. У китайцев есть отдельные станции СПРН на некоторых направлениях, есть какие-то спутники, в целом экспериментальные по данному вопросу, но системы, эффективной и работающей надежно системы, у них нет. Речь может идти и о продаже Китаю готовых решений в области наземного эшелона СПРН, в частности, экспортных вариантов стратегических надгоризонтных РЛС высокой заводской готовности (ВЗГ) типа "Воронеж".

В настоящее время в России есть несколько типов таких станций. Из 7 построенных станций с названием "Воронеж" три станции метрового диапазона, "Воронеж-М", находятся в Лехтуси в Ленинградской области, Орске в Оренбургской и Усолье-Сибирском — в Иркутской. В Пионерском в Калининградской области, в Конюхах под Барнаулом, в Усть-Кеми под Енисейском в Красноярском крае и в Армавире в Краснодарском крае находятся станции дециметрового диапазона "Воронеж-ДМ". В Оленегорске в Мурманской области строится РЛС т. н. высокопотенциальная — "Воронеж-ВП", и до этого же уровня будет модернизирован радар в Лехтуси. А в Воргашоре под Воркутой возводится станция следующего (4-го, все прочие "Воронежи" относятся к 3-му поколению наших РЛС СПРН) поколения, "Воронеж-СМ", совмещенного метрового и сантиметрового диапазонов — это совершенно новый уровень возможностей СПРН, и, вероятно, не только задачи СПРН она сможет решать. Такой же радар планируют возвести и в Крыму. Так вот, экспортный вариант у всех этих типов станций пока есть один — "Витим", это урезанная экспортная версия "Воронежа-ДМ". Причем разработан он уже достаточно давно, и, учитывая специфичность "товара", создатели рассчитывали или на китайцев уже тогда, или, возможно, на индийских покупателей. Вот "Витим" китайцам мы вполне можем продавать, а вот станции высокопотенциальные или метрового и совмещенного типа — нет. Но китайцам и эта станция подойдет, в конце концов, у нашего с китайцами общего "партнера" из-за океана система предупреждения тоже на дециметровом диапазоне работает.

Поможет Россия китайцам и с созданием АСУ СПРН, системы обработки сигналов и исключения любых возможных ошибок. Вот насчет космического эшелона вопрос пока открытый. И России, и Китаю подобный шаг выгоден. Ведь будет не только система СПРН у нашего друга и союзника, но и обмен данными между сторонами, и покрытие большего пространства земного шара такими РЛС тоже выгодно и Москве, и Пекину. Вероятно, если дела пойдут дальше таким образом, то через несколько лет в "осенних перестрелках" СЯС РФ (или "осенних ядерных войнах", иногда, правда, они проводятся и весной), то есть стратегических командно-штабных тренировках СЯС, или, как в этом году, стратегических КШУ "Гром", появятся и китайские участники.

Кстати, даже тот факт, что Китай свои новые ракетные системы DF-41 (при всей их неоднозначности это серьезный шаг вперед для Китая) планирует к размещению близ наших границ, по сути, в зоне досягаемости наших противовоздушных средств, уже указывает на согласованность этого действия с Россией. Равно как и достаточно серьезная дипломатическая поддержка Россией китайцев в вопросе размещения систем ПРО в Японии или Южной Корее. Ядерным силам России эти действия не угрожают, а вот китайцам, в теории, могут.

Но Москва и Пекин и далее будут утверждать, что их "партнерство" направлено только на укрепление международного мира и безопасности и не угрожает никаким третьим странам и союзам. А мы будем делать вид, что им верим.

Поиск подводных камней там, где их может не быть


Но вернемся к "сердечному согласию 21 века" и статье г-на Гади. Он, конечно, не мог попытаться не найти "подводных камней" для русско-китайского блока, причем даже там, где их и в помине нет. Например, он пишет:
Действия Пекина и Москвы в Азии также показали пределы их партнерства. Тесные связи России с Вьетнамом и Индией, а также морские претензии Китая в Южно-Китайском море, за которые она получала мало дипломатической поддержки от России, показали, что ни одна страна не видит большой выгоды от поддержки другой в ущерб национальным интересам. Несмотря на крепнущие связи, обе страны до определенного момента также продолжают рассматривать друг друга как военную угрозу. Например, на решение России отказаться от Договора о ядерных силах средней и меньшей дальности частично повлияло наращивание Китаем наземного базирования баллистического ракетного арсенала средней и меньшей дальности.


Простите, г-н эксперт, вы много видели реально прочных альянсов сильных и независимых держав, где интересы стран полностью сходились бы и страны везде и всюду стояли бы друг за друга горой даже в мелочах, да еще и поступаясь своими интересами? Скорее всего, вы таких вообще не видели, как и семейных пар, ни разу в жизни не споривших и не ссорящихся даже по мелочам. Естественно, что интересы РФ и КНР не тождественны, и не всегда страны действуют как союзники, где-то могут и конкурировать. Это нормально. Союзы сильных обычно строятся на расчете, а союзы по расчету всегда самые прочные. Вот у сюзерена и сателлитов отношения совсем иные, но в данном случае такой вариант исключается. Пусть Россия и будет играть ведущую роль в военной части этого союза, будучи ядерной сверхдержавой и государством с активной и решающей позицией в мире, что продемонстрировала недавно в Сирии. Но Китай сильнее экономически, да и не в российских правилах помыкать союзниками — мы и с мелкотравчатыми партнерами ведем себя куда добрее, чем они того заслуживают.

И где Россия и Китай видят друг в друге военную угрозу, не раскроете? Тезис о Договоре РСМД совершенно не в тему — нам китайские БРСД и БРМД, большей частью неядерные, угрозы не представляют, а обзавестись континентальным арсеналом ядерного и обычного поражения нас подвигли все те же горячо любимые "партнеры" из США со своими прихлебателями. Ой, извините, союзниками по НАТО.

И почему это объем экономики Поднебесной должен, по мнению г-на Гади, создать напряженность в наших отношениях? Сами же пишете, что товарооборот между нами быстро растет, превысил уже 100 млрд. долл. и относительно скоро может пробить планку и в 200.

Ну и без заезженного разными параноиками со справкой и без тезиса о "заселении китайцами" Дальнего Востока эксперт из EastWest Institute обойтись не смог. Если он действительно дотошный и знающий эксперт, то знать должен, что этот тезис и весьма лжив, и побит молью за более чем сто лет своего существования (откройте русские газеты конца 19 века — и вы его там увидите).

Другой вопрос, что любой союз хорошо проверяется и совместными действиями, в том числе и военными операциями какого-то рода, но Китай в этом отношении ведет чересчур осторожную политику, "ожидая, когда по реке проплывет труп своего врага", как говорится. А труп все не плывет. Хотя ситуация в этом отношении тоже будет меняться, ведь никакие совместные учения с носителями боевого опыта (ВС РФ) не заменят своего боевого опыта. Хотя бы в небольших операциях.

Достаточно общего "партнера"


И тем не менее, несмотря на попытки влить ложку дегтя в бочку русско-китайского "Антант Кордиаль" и подать надежду западному читателю на то, что, может, все ненадолго, стоит заметить, что г-н Гади делает достаточно правильный вывод о том, что у участников исторического "Сердечного могласия" было противоречий и расходящихся интересов куда больше, чем у РФ и КНР, и более того, у Британии с Францией были столетия соперничества и многочисленные войны, включая и Столетнюю. Это не говоря уж о том, что титул "король Франции" у английских королей отменили лишь в эпоху Великой Французской революции, а до того те даже французских королей именовали не иначе как "человек, именующий себя королем Франции". И ничего, мол, германская угроза заставила Францию и Англию объединиться и сражаться совместно.

То есть, справедливо полагает Франц-Стефан Гади, даже если нет общего видения ситуации, стратегического плана и общих интересов, одного общего врага достаточно, чтобы забылись старые многовековые обиды и создавался фактический военный альянс. А у России и Китая все куда проще в отношениях и их истории, да и общий противник точно так же имеется. И Москва, и Пекин должны сказать большое спасибо США и их руководителям, последовательно и с упорством, достойным лучшего применения, толкавших РФ и КНР друг к другу в объятия и помогавших и помогающих создать и укрепить, по сути, самый мощный военный альянс современности против себя самих. Видимо, политический мазохизм — это одна из черт американской внешней политики последних 10-15 лет.
Я. Вяткин, специально для "Военного обозрения"

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



355

Похожие новости
14 ноября 2019, 18:39
13 ноября 2019, 06:54
14 ноября 2019, 08:54
13 ноября 2019, 19:54
15 ноября 2019, 10:54
14 ноября 2019, 18:39

Новости партнеров
 

Выбор дня
15 ноября 2019, 01:09
15 ноября 2019, 04:24
15 ноября 2019, 04:24
15 ноября 2019, 07:39
15 ноября 2019, 01:09

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
13 ноября 2019, 00:24
11 ноября 2019, 09:09
10 ноября 2019, 13:24
14 ноября 2019, 02:24
10 ноября 2019, 20:09
09 ноября 2019, 18:09
14 ноября 2019, 10:24