Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Русские трубы Хорватии


Нефтяные лабиринты Белграда



Всё «началось» в 1968 году, когда британские и итальянские компании предложили Югославии проложить нефтепровод из греческих Салоник до Белграда. Через македонскую столицу Скопье и сербский Ниш и далее до столицы Югославии, практически по проектной трассе небезызвестного канала, который мог бы соединить Дунай с Эгейским морем.

Работа трассы предусматривалась в обоих направлениях с возможностью реверса, но в основном ставилась задача обеспечить поставки иракской, саудовской и кувейтской нефти в Югославию. Исходными точками для поставок в Салоники должны были стать сирийские порты Тартус и Банияс, а также ливанские Сайда и Триполи. К терминалам в этих портах нефтепроводы из Ирака были поведены задолго до того.


Вряд ли стоит напоминать, что восточную Европу в Москве в то время считали своего рода вотчиной для советской нефти, и понятно, что СССР было невыгодно появление в регионе конкурентного сырья. Тем более что от Белграда нефтеносную трубу намечалось направить в Австрию и даже в Венгрию.

Однако эту идею к концу 1970-х фактически «перекрыл» советско-итальянский проект, воплотившийся в трансхорватский трубопровод «Дружба — Адрия». Тем не менее, отговорить югославского лидера И. Б. Тито от заманчивой идеи артерии Салоники — Белград не удалось: к весне 1972 года она вступила в действие.

По сути, это было своеобразным ответом Белграда на отказ СССР прокладывать небезызвестный нефтепровод «Дружба» через Югославию в Австрию и Италию. Как известно, в итоге эти артерии были проложены через Чехословакию и Венгрию. Что, впрочем, ничуть не помешало, к примеру, впоследствии, уже в 2002 году, реконструировать участок трубопровода Салоники — Скопье.


Напомним, что Белград ещё в 1960 году не поддержал советский проект трансбалканского нефтепровода: порт Варна — София (Болгария) — Гюешево — Скопье (Македония) — порт Влёра (Албания) для транзита советской нефти на Адриатику и Средиземноморье в обход Босфора — Дарданелл.

Маршал Тито никогда не отказывался от альтернативных поставок углеводородного сырья, к примеру, из той же Ливии, из соседней Румынии, из Нигерии, Венесуэлы и стран Ближнего Востока. Югославский лидер явно не хотел полной зависимости только от советского экспорта «чёрного золота», потому и отказал в этом проекте, зато сразу дав добро на нефтяной маршрут Салоники — Белград.

Триест пока свободен


Однако Москва ответила очень быстро и не менее весомо: стыковкой венгерского сектора нефтепровода «Дружба» с югославскими портами уже в начале 70-х годов. Руководство СФРЮ, несмотря на регулярные демонстрации «полной независимости», не решилось противодействовать советско-итальянскому нефтепроводному проекту «Дружба — Адрия».

Югославская сторона предлагала в качестве конечных транзитных пунктов порты Словении: Копер, Хорватии – Омишаль и Задар или Черногории: Бар и Ульцин. При этом прокладку труб к Задару или к черногорским портам Белград предлагал осуществить через Сербию или Сербию и Боснию. Москва же предпочла политически перспективный и географически укороченный маршрут: к хорватскому порту Омишаль на Адриатике.

Помимо этого, Москва продвинула и сооружение артерии через Хорватию: венгеро-хорватская граница — НПЗ Сисак — Омишаль. Характерно, что проект тут же поддержали итальянцы. Существовал и советско-итальянский вариант продления венгерской части «Дружбы» в итальянский порт Триест через Хорватию и Словению.

В связи с этим надо напомнить, что после Второй мировой войны Югославия недвусмысленно претендовала на весь регион Триеста, именуя его словенской «Покраиной». Однако в Москве не подумали поддержать такие претензии, не желая чрезмерного присутствия Югославии на Адриатике.

В итоге 65% территории спорного региона вместе с Триестом с 1955 г. официально и окончательно стали итальянским, хотя в период с 1945-го по 1954 год существовал «Свободный город — район «Триест». Понятно, почему маршал Тито был категорически против варианта трубопровода в Триест, считая это новым унижением Югославии.


Москва и Рим не стали чрезмерно активно педалировать такой вариант, а к 1976 году уже был построен и вступил в действие трубопровод в хорватский порт Омишаль. В результате Хорватия стала важнейшим транзитёром и получателем углеводородного сырья из СССР, хотя только в начале 90-х годов советская нефть стала перекачиваться в Сербию и Боснию и Герцеговину по ответвлениям из Хорватии.

Таким образом, какого-то единого, общего югославского снабжения нефтью не было и в помине. Политические факторы, что называется, развели обеспечение единой страны и нефтью и нефтепродуктами по отдельным её регионам. При этом наибольший объем поставок приходился на Хорватию, она же «обладала» и всеми правами и преференциями, связанными с транзитом советского нефтяного сырья через территорию СФРЮ.

При этом хорватские власти добились в начале 80-х, чтобы до 80% советских отчислений за нефтетранзит оставалась у Хорватии, что, разумеется, усиливало её экономическую значимость в СФРЮ (прежняя планка была в 40%).

Албанцы зрели в корень…


Все упомянутые эти факторы, естественно, укрепляли не только экономическую, но и политическую роль Хорватии внутри Югославии, усиливая центробежную политику Загреба. Если же в более широком контексте, нелишне напомнить мнение тогдашнего албанского премьера Мехмета Шеху о нефтегазовой политике СССР в отношении Восточной Европы:

«СССР намерен обеспечивать своими нефтью и газом не все страны Восточной Европы, некоторые из них не станут и транзитными для этих поставок в капиталистические страны Европы. СССР, решая эти вопросы, руководствуются отношением властей этих стран к советской политике, а экономические факторы — на втором плане. Поэтому многим советским институтам поручено обосновать, вопреки объективным географическим и экономическим факторам, невыгодность транзита нефти и газа из СССР в Центральную и Западную Европу через Прибалтику, Румынию, СФРЮ и тем более через Албанию. Ставится также задача свести к минимуму экспорт нефти и газа в другие страны Восточной Европы из Албании, не подчиняющейся советским ревизионистам, и из Румынии».

Географическая карта советско-европейских газопроводов подтверждает эти оценки. Характерно и то, что вопреки весьма сложным политическим взаимоотношениям Албании и Югославии (Югославия.net. Спорное наследство маршала Тито) албанские нефть и нефтепродукты поставлялись в Сербию, включавшую Косово, и в Черногорию.


В 1985-1987 гг. Тирана и Белград даже согласовали проект нефтепродуктопровода Сталин (центр албанской нефтяной отрасли 40-х — 90-х) — Церрик — Тирана — Шкодер с ответвлениями на Титоград (Черногория, ныне — Подгорица) и косовскую Приштину — Белград. Но известные события 1990-1991 гг. в СФРЮ и Албании не позволили создать эту магистраль.

Характерно, что и румынские поставки в СФРЮ шли более чем на 80% в Сербию (включая автономную от неё Воеводину). В целом это было не более 25% общего нефтепотребления Сербии и Черногории, но сам факт даже этих поставок показывает, что Москве так не удалось вынудить Югославию отказаться от альтернативных нефтепоставок.
Алексей Подымов, Алексей Чичкин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



454

Похожие новости
06 августа 2020, 06:05
06 августа 2020, 13:25
06 августа 2020, 07:55
06 августа 2020, 12:30
06 августа 2020, 09:45
05 августа 2020, 19:05

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
01 августа 2020, 21:35
06 августа 2020, 06:05
05 августа 2020, 03:30
31 июля 2020, 20:50
06 августа 2020, 04:15
31 июля 2020, 06:05
05 августа 2020, 22:45