Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Россия не дала Дагестану стать второй Сирией


Республика Дагестан продолжает оставаться одним из главных российских ньюсмейкеров. Здесь что ни день, то событие, что ни вечер, то стрельба. О том, как изменился этот проблемный горный край после прихода к власти нового главы республики Владимира Васильева, «Военному обозрению» рассказал наш старый знакомый, публицист и краевед Магомед Османов.

Мясники по призванию

– Магомед, по моей информации, очень много молодых дагестанцев в свое время ушли в ИГИЛ (организация, запрещенная в России) и воевали против законного правительства Сирии. А сейчас они стали возвращаться домой. Чего нам ждать от этого возвращения «блудных бойцов»?


– Да ничего хорошего. Это не учителя бальных танцев возвращаются и не специалисты по ядерной физике. Это наши бородатые бармалеи, у которых все руки в крови, причем от самых пяток. И это еще не самое страшное. Они не только мясники по призванию. Это мясники идейные, мозги и души которых отравлены той самой идеологией, которая в свое время поглотила их самих без остатка. Мы их называем «зомби-ваххабня». Сейчас вся эта бородатая братва на какое-то время затихнет, как мышь под метлой. А потом начнет проецировать накопленную в их мозгах и душах отраву в массы. Это натуральная спящая ячейка ИГИЛ, и по-другому жить они уже не смогут. Да и не хотят, судя по всему. Их в своей жизни все устраивает.

Это сладкое слово – ваххабизм

– А в чем причина их ухода в ИГИЛ?

– В идеологии. Прописавшиеся в республике еще во время чеченских войн игиловцы, ваххабиты и прочие носители и проповедники «чистого ислама» придумали специально для горского молодняка великолепную идеологию, которая прекрасно легла на нашу специфическую ментальность. И кроме того, соответствует всем запросам молодежи Кавказа. А так как в России официальной идеологии и национальной идеи нет уже больше четверти века (они официально запрещены 13-й статьей Конституции), то в головах, сердцах и душах людей давным-давно образовался вакуум. И он не мог быть не заполнен. Русские и остальные россияне смогли обойтись как-то без этой идеи и заполнили этот вакуум кто во что горазд: кто – православием, кто – язычеством, кто – ублаготворением своих потребительских инстинктов, кто-то – водкой, пивом, бабами или футболом. В России после отмены идеологии началось неконтролируемое народное творчество масс в духовной сфере. Самое интересное – огромную роль в тучные годы в создании культа потребительских ценностей сыграли ваши русские женщины. Складывается впечатление, что они наконец-то дорвались до сладкого и напрягли своих мужей по полной – для удовлетворения своих потребностей. После падения железного занавеса перед ними открылся весь мир и они захотели отдохнуть везде и сразу: от Египта до Гоа. И захотели жить не в бетонных клетушках, как раньше, а в маврских дворцах или английских замках. Ну и нагнули муженьков под это дело: паши, Вася, обслуживай мои запросы, делай нашу жизнь лучше. Тебе даже думать не надо – головы твоей жены на двоих хватит. Вот и пахали. Не до идеологий было всем. Надо было срывать цветы удовольствия.

– А у вас что, все было по-другому?

– Абсолютно. У нас, кавказцев, принципиально иной понятийный аппарат. Да и женщины в наших семьях не играют такой роли, как в России. Это современные русские жены одного ребенка вылупят, а потом всю жизнь «откупной» от мужа за это требуют. Наши мужчины на презервативах экономят. А женщины рожают столько, сколько Аллах даст. Роддома по всему Дагестану работают в конвейерном режиме, а самый посещаемый магазин в Махачкале – «Детский мир».

– Но это что касается детей и женщин. А как насчет духовного вакуума?


– Здесь все было еще хуже. С Кавказом в 90-е случилось страшное – он начал искать свой особый путь и ударился в социальные эксперименты. А как только кавказец самостоятельно начинает искать свой путь, смысл жизни и свои корни, он рано или поздно неминуемо вспомнит грабительское ремесло своих предков – абречество.

– Но есть один нюанс – это ремесло имеет неслабую статью в Уголовном кодексе…

– Имеет. Но тогда Москва занималась дележом власти, забыв про все национальные окраины, и представить себе дерзкого и отмороженного на полголовы российского милиционера, приехавшего из Пензы арестовывать бандюка в Хасавюрте, было просто нереально. Вдобавок ко всему пышным цветом расцвел еще и национализм. Все вдруг вспомнили, как их далекие предки воевали с Россией, и решили встать на этот гибельный путь. А от национализма до сепаратизма – один шаг. В результате мы вляпались во все дерьмо, которое шайтан независимости услужливо разложил на нашем пути. Кстати, сейчас строго по этому же пути идут незалежные украинцы – из одной навозной жижи в другую. Но тогда самыми продвинутыми и прыткими экспериментаторами оказались наши соседи по сумасшедшему дому тех времен – чечены. Они прошли все стадии ужаса. Какое-то время у них все было прекрасно. Они наслаждались обрушившейся на них свободой и энергично осваивали денежные потоки, которые шли в независимую Ичкерию из Турции, Катара, Саудовской Аравии. Потом была война, и русская армия, обливаясь кровью, ушла с Кавказа. Я видел, как уезжали спецназовцы из Грозного после хасавюртовского соглашения. Они сидели на броне, натянув на головы капюшоны маскхалатов, чтобы не было видно их глаз, и стреляли из автоматов в воздух: мол, мы еще вернемся, ждите.

А чеченцы тогда задрали носы до небес: надо же, они переплюнули своих предков – впервые за триста лет победили русское воинство! И помогли им в этом понаехавшие со всего Ближнего Востока ваххабиты – тот же ныне покойный Хаттаб. Но он тащил в Чечню не только мешки с долларами, но еще и свою идеологию. Чеченам она нравилась – она помогала побеждать.

Потом, как водится, денег стало не хватать. Боевики стали грызться между собой. А позже Кремль вышел из комы, и в Чечню вернулись те, кто, покидая Грозный, сидел на броне и стрелял в воздух. Они жаждали крови, скальпов и отрезанных ушей боевиков. Это уже была другая армия. Она восстала из пепла. Кроме того, русские ударились еще и в диверсионную войну на уничтожение – тактику, ранее им не свойственную. И похоронные команды боевиков заработали в конвейерном режиме. Дальновидный Рамзан Кадыров понял бесперспективность сопротивления одним из первых. Устранив конкурентов, он пообещал Кремлю стянуть Чечню стальной петлей. И стал выжигать ваххабизм каленым железом.

«Шайтан-маршрут»: Грозный – Стамбул – Дамаск – Махачкала

– И куда подались ваххабиты-недобитки?

– И чеченские, и окопавшиеся там дагестанские ваххабиты почувствовали, что земля горит у них под ногами. И от греха подальше стали уезжать из республики, пополняя ряды того же ИГИЛа. Мало того, те, кто остался в Дагестане, подсели на шайтан-гранты и сумели организовать в республике систему социальных лифтов для своей молодежи. Сейчас в Чечне, в отличие от Дагестана, молодняк не чувствует себя брошенным. А сам Кадыров прекрасно справляется с ролью отца нации. В Дагестане до Васильева сложилась принципиально иная ситуация. У нас молодежью занимались только ваххабиты. Чиновники и олигархи воровали бюджетные деньги, народ выживал как мог, всем было не до «цветков жизни». И к ним пришел так называемый «чистый ислам».

– Но в той же Чечне сейчас строятся самые большие мечети на Кавказе.

– Да, но Рамзан оставил в республике место только для ислама в его классическом толковании. Он поддерживает самые тесные отношения с мусульманской уммой России, в первую очередь с татарами. Татары живут в самом центре России, и у них накоплен беспрецедентный опыт сосуществования в центре православного в целом государства, в мирном и конструктивном соседстве с другими народами. И они извлекают из этого только пользу для себя, и весьма ощутимую.

В Дагестане – принципиально иная ситуация. В нашей мешанине племен нет и не может быть какого-то одного отца нации. У нас чуть ли не в каждом районе – спорные территории, которые являются одновременно и детонатором, и миной замедленного действия межэтнических и социальных конфликтов. У нас у всех претензии ко всем. У нас – нищета. Просто какой-то замкнутый круг нищеты. Молодежь чувствует себя брошенной и не видит для себя никаких социальных лифтов, пока у власти находится противоборствующий клан. Традиционно власть и денежные потоки в республике с переменным успехом делили два самых многочисленных этноса – аварцы и даргинцы. Остальным доставались обглоданные кости, чешуя и хлебные крошки с барского стола.

Будешь крут, как Робин Гуд

– Откуда вообще пошел нью-ислам, Магомед? И каковы его основные постулаты?

– Чудовищное социальное расслоение и вопиющая несправедливость в Дагестане до прихода Васильева просто резали глаз. Добавь к этому вакуум официальной идеологии. В совокупности эта палитра накопившихся и никем не решаемых проблем стала прекрасной средой для нью-ваххабитов. Они провели незаметную подмену смыслов и понятий классического ислама. В итоге привычный нам ислам был вытеснен псевдоисламом. Это было уже оружием террористов. Они сообразили, что нью-религия «чистого ислама» может стать прекрасным инструментом для вербовки новых членов в свои ряды. И придумали принципиально новую идеологию – идеологию терроризма. Терроризм у них – это, видишь ли, средство борьбы и со вселенской, и с местечковой несправедливостью. Этакий путь к справедливости, выраженный в тротиле. И ступить на него может любой желающий.

Причем действовали нью-ваххабиты поступательно, пошагово, не торопясь. Сначала проводили какие-то социальные акции – спортивные турниры, футбольные матчи, кроссы, разнообразные спортивные состязания. Вручали призы, ценные подарки – с финансированием-то у них проблем не было. Потом помогали матерям-одиночкам, инвалидам, разным социально незащищенным гражданам. Финансировали периодически поездки старейшин в Мекку. В общем, всячески набирали социальный и политический вес в обществе.

А потом начинали обрабатывать молодежь. Ты недоволен несправедливостью этой жизни? Мы решим твои проблемы. Уходи с нами в лес, и будешь крут, как Робин Гуд. У тебя будет ствол, и тебя будут уважать и бояться. На тебя не смотрят девушки? Мы тебе подберем красотку, и у тебя будет волшебный секс. Мы оплатим ее услуги. Хочешь иметь такой секс регулярно – иди с нами в лес. И молодежь шла, купившись на посулы. Летели, как мотыльки на огонек.

На крыльях ислама – в рай к гуриям

– Говорят, в нью-исламе есть понятия, которые действуют на молодежь просто магически…

– Все правильно. Идеология «чистого ислама» продумана таким образом, что она возвышает человека над всем сущим, дарит ему крылья. По их концепции, у новообращенного ваххабита нет родины. Твоя родина – вся планета. Твое место там, где нашел себе временное пристанище. Живи, где хочешь. А средствами мы тебе поможем. Поэтому новообращенный ваххабит может передвигаться по всему миру, в зависимости от сиюминутной необходимости. Весьма удобно для террориста, не так ли? Сегодня взорвал метро в Лондоне, а завтра проснулся уже в Австралии. И пусть английские копы сбиваются с ног в поисках взрывника. Живи пока в свое удовольствие, выписывай местных знойных длинноногих гурий, наслаждайся жизнью. И жди нового приказа. Он придет.

И еще. Согласно канонам «чистого ислама», твоим другом может быть только и исключительно правоверный мусульманин. Любой неверный – или враг, или никто. Гяур, кафир. В отношении него не работают никакие догмы общепринятой морали. Поэтому с ним можно делать все, что хочешь. Обмануть, обжулить, обобрать до нитки, отобрать последнее – святое дело. Убить его – тоже не грех. Наш бог это простит. Можно сделать рабом – пусть он тебя обслуживает. В этом нет ничего криминального, потому что участь кафиров – изначально рабская. А так как ты встал на священный путь шахида, теперь ты – сверхчеловек. А те, кто не идут с тобой рядом, человеческого отношения не заслуживают.

А так как любой дагестанец в душе – султан, хан, бай и бей одновременно, у которого должны быть свой замок, свои слуги и свой гарем, эта идеология на его менталитет легла очень хорошо.

Но самое лучшее для правоверного – не убивать кафира, а обратить его в свою веру. Это вообще высший пилотаж. Ты подарил армии «чистого ислама» еще одного бойца. И теперь его, а не тебя, можно использовать в качестве пушечного мяса. А тебе за это достанется парочка гурий. Еще при жизни. А после смерти они вообще никогда не закончатся.

Мало того. Если ты умрешь как правоверный – врежешься на КамАЗе в толпу кафиров или сам подорвешься среди них – ты можешь потом, когда придешь на встречу с Аллахом, попросить не только за себя, но и за своих близких. И он к тебе прислушается. И простит твоих близких, если они накосячат. Тоже действует. Если ты решишь стать борцом за веру, вся твоя родня может позволить себе жить в полном расслабоне. Ты их все равно у Аллаха отмолишь.

«Чистый ислам» – вообще очень гибкое понятие. Это самый настоящий инструмент мирового терроризма. Он раздвигает пределы дозволенного, сметает старые табу, создает новый харам (свод запретов. – И.М.). В Афганистане, например, талибы сначала выжигали маковые поля. А потом поняли, что афганский героин – это самый настоящий Клондайк. Во-первых, производство «белой смерти» – чрезвычайно доходный бизнес. Во-вторых, самое настоящее оружие против неверных, этакий «афганский коктейль» против кафиров. Как говорится, все в одном флаконе.

Кстати, один из наркотических трафиков идет в Россию через Махачкалу – из Грузии и Турции. И местная ваххабня не преминула к нему присосаться. А что, святое дело – кафиров травить. А если кто-то из своих погибнет – значит, плохо в Аллаха верил. И не приобщился к «чистому исламу», для которого наркотик – запрет, харам. Его можно производить тоннами и травить им неверных тысячами. Но самому пробовать – ни-ни.

Вот такая вот идеология пришла в Дагестан на смену отсутствию какой бы то ни было вообще. И она распространялась все эти годы как наводнение, отравляя умы и души молодежи.

– А куда смотрели их родители?

– По большей части в свой пустой карман. И думали, где заработать лишнюю копеечку. Кстати, на случай конфликта с родителями у местной ваххабни тоже была припасена универсальная отмазка. «Твои родители – прекрасные люди и очень любят тебя, – говорили они. – Но Аллах любит тебя больше. Сделай один шаг ему навстречу, и он сделает навстречу тебе десять шагов. А на родителей не обижайся. И не перечь им. Просто оставь их в покое, не расстраивай их, не говори им ничего. Они погрязли в своих заблуждениях и отстали от жизни. Они уже уходящая натура, и им не понять прелести «чистого ислама». А у тебя – свой путь. И он высок и прекрасен».

Вот так и жил Дагестан много лет. Местные олигархи беспрестанно брали взятки всеми частями тела и пилили бюджеты, а дагестанская нищета ударилась в ваххабизм. А потом приехал Васильев. И в нашей маленькой, но донельзя проблемной республике поменялась вся картина мира.

Центр мирового терроризма

– А если бы Васильев не приехал?

– Если бы ситуация в регионе развивалась так и дальше, Дагестан сначала повторил бы путь Чечни, а потом превратился в Сирию. Только гораздо быстрее. Обрати внимание – Чечня, когда осталась без федерального присмотра, стала чуть ли не центром мирового терроризма. Даже Дудаев признавал, что республика стала мировым криминальным отстойником. А когда ее вернули в конструктивное русло, часть особо упертых дудаевцев – чеченцев и дагестанцев – рассеялась по всему миру, от Европы до Австралии. И практически везде они отличились. В Афганистане кавказцы защищали крепость Тора-Бора в провинции Нангархар от американцев. Тогда американцы бросили на крепость фугасную авиабомбу – «мать всех бомб». Сила взрыва составила 11 тонн в тротиловом эквиваленте. Большая часть оборонявших крепость горцев была накрыта этой «матерью».

– А куда ушли остальные боевики? Афганистан – не самая ласковая и гостеприимная страна…

– Значительная часть боевиков осела в Турции. Здесь с рэкетом и крышеванием особо не разгуляешься, и эти ребята промышляют в основном разовыми криминальными заказами из России. Часть дудаевцев ушла на Ближний Восток. Они не пропали и здесь. Те, кто пополнил ряды иранской «Хезболлы», проявили себя во всей красе в 2008 году в Южном Ливане, во время израильской операции «Литой свинец». Тогда «Хезболла» «закусилась» с Армией обороны Израиля. Но израильтяне никак не ожидали, что столкнутся с дудаевцами и афганскими муджахедами (они там тоже были). Афганцы имели десятилетний опыт противостояния советской армии, чеченцы – российской армии в своих горах. В результате израильские танки стали гореть как спички. Израильтяне от этого шока не могли отойти много лет, после чего рейтинг чечен и дагестанцев в «Хезболле» взлетел до небес. И сейчас они там не в последних рядах.

– А в Европу боевики не уходили?

– Европейские чечены, выехавшие туда по самым разным программам приема политических беженцев, как раз устроились лучше всех. Дагестанцы в Европе не смогли создать криминальный костяк. Аварцы, как всегда, перегрызлись с лакцами и даргинцами и вернулись домой. А вот чечены оказались более монолитными и сплоченными и сумели создать на континенте целую криминальную армию. Сначала они хотели построить польскую братву и обложить данью польский бизнес. Не прокатило. Поляки оказались крепким орешком. Тогда горцы переместились в Норвегию. Здесь они после первого же массового побоища вынесли из страны негров, которые много лет безоблачно крышевали малый и средний норвежский бизнес. И стали контролировать и доить его сами. Потом решили развить успех, переместившись в сочную Германию. Здесь пришлось разбираться с турками, курдами, сирийцами и неграми. Чечены «снесли» и первых, и вторых, и третьих, и четвертых. И также перехватили их статьи дохода. Дольше всех сопротивлялись курды. Они даже как-то раз одержали временную победу над чеченами в Целле. Но потом вайнахи восстановили статус-кво.

А часть чечен, ингушей и дагестанцев ушла в Сирию, где и воюют до сих пор. Парадокс в том, что горцы воюют там по все стороны баррикад. То есть бьются в том числе и друг с другом. Костяк ИГИЛ – чечены, ингуши, дагестанцы. Российская военная полиция – тоже они. В сирийской армии их тоже хватает. Даже среди американских морпехов они уже есть. И все стреляют друг в друга, за компанию с местными армянами и черкесами, которые эмигрировали в Сирию после русско-кавказской войны.

– Но теперь ИГИЛу в Сирии общими усилиями прищемили хвост…

– ...и выжившие в этой бойне десятки тысяч чеченцев, дагестанцев и ингушей рванули от греха подальше на историческую родину. Но приехали они сюда не учить местную молодежь бальным танцам. Они вернулись со своей идеологией, со своим «чистым исламом». В Чечне их встречал лично Рамзан Кадыров, и в каждой руке у него было по нокауту. У нас на «заново понаехавших» местная власть вообще не обращала внимания. Она по-прежнему пилила деньги. И в Дагестан по второму кругу хлынула мутная струя «чистого ислама». Республика опять подверглась наводнению селевых идеологических потоков.

Но вместе с Васильевым в Дагестан вторглась целая армия разнообразных «плохишей»: бойцы Росгвардии, следователи прокуратуры, оперативники спецслужб, прочие «волкодавы». И начались не только посадки чиновников, но и плановые облавы и отстрелы бармалеев и прочей «зомби-ваххабни». Сейчас те мечутся по республике, как крысы по палубе тонущего корабля. Даже смотреть… приятно. Наши старики говорят так: если бы Россия в пожарном порядке не вмешалась, Дагестан через какое-то время стал бы второй Сирией… Потому что здесь ИГИЛ мог обрести свое второе рождение. Слава Аллаху, этого не произошло.
Автор: Игорь Моисеев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
927

Похожие новости
20 июля 2018, 21:24
22 июля 2018, 02:39
20 июля 2018, 01:54

22 июля 2018, 12:24
21 июля 2018, 00:39
22 июля 2018, 15:39

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
17 июля 2018, 02:09
18 июля 2018, 15:39
17 июля 2018, 15:09
20 июля 2018, 14:54
21 июля 2018, 16:54
18 июля 2018, 02:24
21 июля 2018, 03:54