Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Россия: Евразия иль Азиопа?

Дискуссии в обход реалий


На минувшей неделе в Москве состоялась международная конференция «Центральная Азия и Россия». Примечательна она прежде всего тем, что там в который раз безуспешно искали ответ на вопрос, вынесенный в заголовок. Россия — это Евразия по Гумилёву или Азиопа, как у Милюкова? В работе форума участвовали эксперты не только из стран региона, наряду с российскими, но также из Китая и Ирана. Примечательно и то, что форум проигнорировали дипломаты и эксперты из Турции.




И это при том, что большинство российских и особенно центральноазиатских аналитиков фактически призывали Турцию к еще более активной политике в регионе. В Азии многими откровенно приветствуются интеграционные процессы, которые стимулирует Анкара в рамках созданного ею в 2009 году Тюркского совета. В упомянутый Совет вошли пять стран: помимо Турции, это Казахстан, Киргизия, Азербайджан и Узбекистан. Его очередная межгосударственная бизнес-конференция состоялась в Ташкенте в первой декаде октября.


Пожалуй, наиболее предметными на московском форуме были выступления иранских аналитиков: Вали Казигар Каледжи (иранский Совет евразийских исследований) и Алиреза Багдели (Институт политических исследований иранского МИДа). Они подчеркнули, что Иран активизирует взаимодействие со странами региона и с РФ по экономическим причинам и еще для того, чтобы предотвратить вовлечение центральноазиатских стран в антииранский курс США.

Из Тегерана постоянно раздаются сетования по поводу того, что и без того весомое политико-экономическое влияние США в регионе усиливается. Поэтому американцы вполне могут вынудить эти страны к косвенному, а то и к прямому участию в антииранской политике Вашингтона.

При этом темпы ирано-центральноазиатской торговли растут в последние годы максимальными темпами, но этой торговле, как отметили иранские аналитики, до сих пор далеко от рекордных показателей товарооборота центральноазиатского региона с КНР и Турцией. Что не в последнюю очередь связано как минимум с психологическим воздействием антииранской политики США на страны Центральной Азии.


Вали Казигар Каледжи


Эти оценки остались, скажем так, без «предметных» комментариев других участников форума. Но в краткой беседе с автором, участвовавшим в этой конференции, г-н Каледжи отметил, что, по мнению иранской стороны, Турция проводит линию на «протурецкую» интеграцию в регионе с согласия США. Которые пока не хотят «светиться» в качестве своего рода первой скрипки в сплочении центральноазиатских стран для сдерживания растущего влияния там Китая и потенциально сильного влияния там же Ирана.

Споры ни о чём


Кстати, уже не первый год без практического продвижения остаётся проект нефте- и газопроводов из Ирана через Центральную Азию в КНР, разработанный еще в середине 90-х. А Казахстан с Азербайджаном, напомним, отказались в тот же период от транзита их нефти на экспорт через порты «антимериканского» Ирана. Как известно, они предпочли этот транзит (с конца 90-х) под воздействием США и Турции по трубопроводам через Турцию и турецкие порты.

Как известно, турецкий и особенно западный энергетический бизнес еще в первой половине 90-х годов заняли решающие позиции в каспийских нефтегазовых консорциумах Казахстана и Азербайджана. Что же касается тональности всего форума, то почти все другие его другие участники многословно призывали к расширению партнёрства стран региона не столько с Россией, сколько с Турцией и особенно с Китаем.



В числе главных подтверждающих примеров «многовекторной» выгодности такого курса приводились действующие с 2010-2014 гг. три высокомощных газопровода из Туркменистана, Узбекистана и Казахстана в КНР общей мощностью свыше 25 млрд. кубометров в год. Вдобавок, как известно, вскоре будет построен четвёртый газопровод в том же направлении. Все они построены или строятся более чем на 70% за счет китайских кредитов и прямых займов.

Но, подчеркнём, на форуме ни слова не говорилось о том, что эти поставки идут минимум на 60% по общей их стоимости для Пекина, в счёт растущей перед КНР задолженности Ташкента, Нур-Султана и особенно Ашхабада. И вдобавок по низким газоэкспортным ценам. А в такой ситуации не исключено, по оценкам ряда китайских, турецких и американских СМИ, что КНР уже в среднесрочной перспективе будет снижать объёмы импорта газа из РФ по трубопроводу «Сила Сибири» (свыше 5 тыс. км).


И что параллельно будет введен в действие к концу ноября годовой мощностью не менее 30 млрд. кубометров. Тем более что цены российских поставок газа в КНР на 25-30% меньше в сравнении с экспортными расценками на центральноазиатский газ для Китая.

По этому поводу ярко высказался Чжан Нин, директор регионального отдела китайского НИИ России, Центральной Азии и Восточной Европы. Он в своем выступлении отметил, что совокупная задолженность центральноазиатских стран перед КНР оценивается более чем в 30 млрд. долл., причем «точных данных о долге Туркменистана перед Китаем нет, но примерная здесь оценка — почти 12 млрд. долл». Китайская же сторона, «понимая ситуацию в странах региона, не намерена ускорять выплату этих долгов».

Такая стратегия Китая, как уточнил на форуме глава китайского Центра международных энергетических исследований Ши Цзе, «составное звено долгосрочной концепции КНР «Один пояс — один путь», направленной прежде всего на более активное взаимодействие со странами Центральной Азии в максимально долгосрочном плане».

Это позволяет предположить, что, видимо, КНР за счет долговых отсрочек и/или новых кредитов планирует бессрочную привязку сравнительно дешевого центральноазиатского газа к китайским потребностям в этом сырье. А косвенное, если не прямое, подтверждение прогнозов насчет того, что с российским газовым экспортом в КНР будут проблемы, состоит в том, что, по имеющимся данным, пока не предвидится окончания переговоров, идущих с 2014 г., о сооружении дополнительного Трансалтайского газопровода в КНР (до 20 млрд. кубометров в год).

Наследники Сунь-цзы


Посол КНР в РФ Ли Хуэй еще 29 апреля 2015 г. лаконично, но «прозрачно» пояснил нефтегазовому агентству RCC (РФ): «Продолжаются переговоры по западному маршруту поставок газа из РФ в КНР — через Алтайский регион. Мощность "Трансалтайской" магистрали уточняется с учетом оценок спроса в Китае на трубопроводный газ и возможностей поставок из других источников». Та же ситуация с этим проектом и поныне.

Но, повторим, среди основных выступлений на форуме выделялась тема развития российско-турецкого партнерства в регионе. Виктор Надеин-Раевский, директор Института исследований Черноморско-Каспийского региона при ИМЭМО, утверждал, что такое партнерство направлено против планов США доминировать в регионе, что Анкара и Тюркский совет не заинтересованы «вытеснить» Россию, КНР или Иран из Центральной Азии и т. п. А своего рода базовый стимул такого партнерства — его наличие в Сирии.


Виктор Надеин-Раевский


Большинство российских экспертов, выступавших по российско-турецкой тематике высказали схожие мнения. Зато иранские и китайские эксперты предпочли не комментировать такие оценки… Однако нынешняя ситуация на севере Сирии, когда Турция снова пытается овладеть этим регионом вкупе с его нефтегазовыми ресурсами и транзитными нефте- и газопроводами, привносит, как известно, немало вопросов в российско-турецкое партнерство по урегулированию ситуации в этой стране. И в целом в политические взаимоотношения Москвы и Анкары и в реальную оценку стратегии Анкары, как впрочем, и США в Сирии.

Хотелось бы понять, изменилась ли эта стратегия с 1930-х — 50-х годов, когда обладание Анкарой Северной Сирией, поддержанное США, было главной целью сирийской политики Турции? (См. статью «Как турки в 1939 году устроили Сирии «обрезание»). К сожалению, В. Надеин-Раевский не разъяснил этих аспектов.

Что же касается вышеупомянутого Тюркского совета (ТС), инициированного 10 лет тому назад Турцией и Казахстаном, в его рамках ныне разрабатываются до 40 интеграционных программ, нацеленных на более тесное политико-экономическое партнерство Турции не с РФ, Ираном или КНР, а со странами Центральной Азии, Азербайджаном и Венгрией.

Не позже 2021 г. туда вступит Венгрия (пока — страна-наблюдатель в ТС) — член НАТО, как и Турция. Но не только: характерно заявление главы Турции Р. Эрдогана 15 октября в Баку: «Следующий саммит Совета состоится в Турции (в 2020 году. — Прим. авт.). Мы будем рады видеть на нём Туркменистан, и все шесть государств одного народа (т. е. тюркского. — Прим. авт.) в полном составе будут вместе».

Словом, состоявшаяся конференция не дала предметных ответов на злободневные вопросы о трендах в отношениях России со странами центральноазиатского региона и о растущем влиянии извне на эти тренды. А могла бы, если оценки большинства экспертов-участников были реально объективными, а не служили отражением желательной ими политической конъюнктуры в этих взаимоотношениях…
Алексей Чичкин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



359

Похожие новости
12 ноября 2019, 07:54
13 ноября 2019, 06:54
12 ноября 2019, 14:24
13 ноября 2019, 06:54
11 ноября 2019, 18:54
12 ноября 2019, 17:39

Новости партнеров
 

Выбор дня
14 ноября 2019, 00:39
14 ноября 2019, 00:39
14 ноября 2019, 00:39
14 ноября 2019, 00:39
14 ноября 2019, 00:56

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
10 ноября 2019, 13:24
09 ноября 2019, 18:09
07 ноября 2019, 10:54
09 ноября 2019, 11:39
07 ноября 2019, 17:24
13 ноября 2019, 10:09
12 ноября 2019, 01:24