Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Пуштунская весна»: как массовые протесты в Пакистане и Афганистане могут изменить расклад сил в регионе

В Пакистане продолжаются многотысячные акции протеста пуштунов. Активисты, представляющие коренное население Афганистана и приграничных провинций Пакистана, не только выступают против насилия и произвола военных, но и заявляют о своих политических амбициях. По оценкам экспертов, демонстрации могут серьёзно дестабилизировать обстановку в стране и сыграть на руку террористам. Более того, движение и его лидеров активно поддерживают западные критики пакистанских властей. О возможных последствиях «пуштунской весны» — в материале RT.
 
Движение PTM во время митинга AFP © ABDUL MAJEED
 

«Положение — хуже некуда»

Пакистанские СМИ сообщают, что власти страны продолжают массовые аресты сторонников пуштунского движения Pashtun Tahafuz Movement (PTM), которые 29 апреля провели очередной многотысячный протест в долине Сват на севере государства.

Правозащитное движение, существующее с 2014 года, ранее не играло заметной роли в политике Пакистана. Всё изменилось в одночасье в прошлом феврале. Тогда страну всколыхнуло убийство военными этнического пуштуна Наджибуллы Мехсуда в пригороде Карачи. Его обвинили в сотрудничестве с ИГ*, однако проведённое позже расследование не смогло этого доказать.

Вслед за этим в провинции Хайбер-Пахтунхва и Зоне племён начались акции протеста против пакистанских военных. Их обвиняли в нарушении прав пуштунов — основного населения этого края.

С 2001 года на их землях Исламабад ведёт антитеррористическую операцию против экстремистских исламистских группировок: сначала «Талибана»** и «Аль-Каиды»***, а затем и ИГ.

«Протяжённость границы между Афганистаном и Пакистаном превышает 2,6 тыс. км — это почти вся Европа. При этом она проходит по труднодоступной горной местности. Причём через пакистано-афганскую границу достаточно легко проникают боевики и террористы, — отметил в интервью RT аналитик Центра геополитических экспертиз Леонид Савин. — Суверенное право любого государства — защищать свои рубежи и безопасность граждан. И в последнее время Пакистан, создавая сеть блокпостов в пуштунских районах и укрепляя границу, многое для этого делает».

  • Бойцы движения «Талибан»
  • Reuters

Пуштуны — наиболее многочисленный народ соседнего Афганистана, на них приходится свыше трети от 35-миллионного населения этой страны, но в Пакистане их гораздо больше — почти 28 млн человек. При этом и лидеры, и основная часть последователей движения «Талибан» в обоих государствах — представители именно этого народа.

«Положение пуштунов — хуже некуда, — заявил в интервью RT пакистанский аналитик из города Пешавар Ариф Хасан Хан Ахунзада. — Их общество сталкивается с проблемами с политической, исторической и культурной точек зрения. У них отсутствует не только связный исторический нарратив, но и знание, куда двигаться, что делать с собой. «Талибан» расширяет влияние среди них, и из-за этого они страдают как от американцев, так и от пакистанцев».

PTM взяло на себя роль основного защитника интересов пуштунов. 1 февраля этого года активисты движения созвали в Лахоре джиргу — совет пуштунских племён, который призвал власти Пакистана прекратить преследования соотечественников. Затем начались манифестации, продолжающиеся в разных районах страны до сих пор. Наиболее крупная акция протеста с участием 150 тыс. человек прошла 8 апреля в Пешаваре. Пуштуны требуют прекратить внесудебные расправы над своими соплеменниками и похищения людей, которые якобы совершают пакистанские силовики.

Красные тюбетейки

Руководитель пуштунских манифестаций — 26-летний врач Мансур Паштин — находится в центре внимания западных и индийских СМИ, освещающих каждый шаг протестного движения. В отличие от большинства пуштунов, для которых владение оружием — неотъемлемое право мужчины, Паштин публично признаётся в приверженности пацифизму и отказывается носить с собой средства самозащиты.

  • Лидер движения PTM Мансур Паштин
  • AFP
  • © AAMIR QURESHI

Ещё одна необычная черта нового движения — отсутствие связей с крупнейшими кланами и двумя главными политическими силами страны, которые традиционно делят власть, — Пакистанской народной партией Билавала Зардари (сына экс-главы правительства исламской республики Беназир Бхутто) и Пакистанской мусульманской лигой бывшего премьер-министра Наваза Шарифа. В этом новый политический проект похож на Движение за справедливость ещё одного пуштуна — экс-капитана сборной Пакистана по крикету Имрана Хана. По результатам состоявшихся 3 марта выборов в верхнюю палату парламента — сенат — его партия заняла третье место.

«Ещё два месяца тому назад политика в пакистанском обществе не воспринималась серьёзно, — рассказывает Ариф Хасан Хан Ахунзада. — Независимо от идеологии, в политических партиях видели лишь группы воров и грабителей, стремящихся с помощью выборов захватить власть и украсть как можно больше денег. Теперь же, с появлением PTM и молодого лидера Мансура Паштина, впервые пакистанский истеблишмент чувствует себя неуверенно».

Помимо традиционного для горных районов сарафанного радио, новое движение активно использует социальные сети, в первую очередь Twitter. Там единомышленники Мансура Паштина публикуют истории о погибших от рук военных мирных жителях, фотографии плачущих жён и матерей. Акции поддержки проходят также в Афганистане и европейских странах, где присутствует пуштунская диаспора, например в Дании. Одобрение протесты нашли и в рядах активистов национальных движений других народов Пакистана и Афганистана — хазарейцев и белуджей. Символом сопротивления стали красные тюбетейки демонстрантов.

«Паштин и его движение возникли по внутренним причинам и из-за внутренних проблем, но в будущем они могут руководствоваться внешними интересами», — отмечает Ариф Хасан Хан Ахунзада. 

Эксперт напомнил, что до распада СССР пуштунский национализм подогревала Москва в пику Исламабаду, ориентированному на США.

Пакистанские власти после ввода советских войск в Афганистан в 1979 году попытались сдержать тенденции радикального исламистского толка среди пуштунов как в своих приграничных провинциях, так и в соседней стране. Однако теперь Исламабад всё сильнее сближается с Россией и Китаем, и накопленное пуштунами за последние годы недовольство может использоваться другими центрами силы, отмечают политологи.

«Мансур Паштин и его «новая пуштунская политика» пользуются расположением англичан и американцев, индийского истеблишмента и их марионеток в Кабуле лишь с единственной целью — постараться навредить российским и китайским интересам в регионе», — считает Ариф Хасан Хан Ахунзада.

В начале апреля один из лидеров пуштунских протестов Али Вазир высказался на митинге о перспективах развития в Пакистане проектов в рамках экономической инициативы Китая «Один пояс — один путь».

«Я заявил китайскому послу: «Не проводите проекты, которые вы запланировали в этой стране. Когда мы придём к власти, договаривайтесь с нами, не делайте ничего сейчас», — подчеркнул Али Вазир.

Разрушительный потенциал

Пакистанское издание The Nation отмечает, что в настоящий момент пуштунское движение поддерживают значительное количество либеральных журналистов, правозащитников и активистов, которые традиционно выступают с критикой военных и истеблишмента Пакистана.

Среди требований сторонников PTM — постепенный вывод блокпостов из Северного Вазиристана, где до 2016 года базировались исламисты пакистанского «Талибана», «Исламского движения Узбекистана»**** и антикитайского «Исламского движения Восточного Туркестана» (террористическая группировка, связанная с боевиками «Джабхат Фатх аш-Шама»*****).

«Постепенное снятие блокпостов в Северном Вазиристане — неразумное требование руководства PTM. Пакистанская армия восстановила контроль над этим районом только после долгой и трудной военной операции. Нельзя позволить, чтобы он снова стал жертвой воинствующего экстремизма», — отмечает колумнист The Nation Мохсин Раза Малик.

  • Пакистанские военные во время операции против боевиков
  • AFP
  • © AAMIR QURESHI

С другой стороны, выступать против военных — значит требовать ослабления института, который десятилетиями удерживает в рамках единого целого разношёрстное общество Пакистана.

«Протест против военных направлен в первую очередь на разрушение суверенитета и государственной целостности Пакистана, поскольку они являются фундаментом этого государства», — считает Леонид Савин.

Пакистанские политологи признают, что Мансур Паштин может поднять людей, но при этом «способен повести их в пропасть».

Кроме того, соседний Афганистан использует новое движение, чтобы озвучить старые территориальные требования. Две страны разделены по так называемой линии Дюранда — северо-западной границе колониальных владений Британской империи в Индии. Кабул настаивает на пересмотре этой линии, делящей этническую территорию пуштунов на две неравные части.

«Пуштунская весна» — время пересмотреть границу между Пакистаном и Афганистаном», — утверждает в материале для американского издания The Hill афганский дипломат Ахмад Шах Катавазай.

По его мнению, это «поможет попыткам США стабилизировать Центральную и Южную Азию».

Сам лидер PTM Мансур Паштин в интервью афганской версии «Радио Свобода» 17 апреля заявил, что призывает бороться за свои права молодёжь всех пуштунских этнических территорий как в Афганистане, так и в Пакистане.

«Паштин говорит о гипотетическом Пуштунистане от Амударьи до Инда, — отмечает Ариф Хасан Хан Ахунзада. — PTM может дестабилизировать населённые пуштунами районы и таким образом сыграть на руку «Талибану».

Леонид Савин считает, что повышенное внимание к этим протестам прежде всего связано с выборами в парламент Пакистана.

Голосование должно пройти 15 июля. Пуштунское движение в выборах не участвует. Однако оно может стать одним из элементов дестабилизации обстановки в стране наряду с протестами на религиозной почве, антикоррупционными манифестациями и движениями пуштунских, белуджских и кашмирских сепаратистов.

«Центральное правительство и в первую очередь военные пытаются стабилизировать и демократизировать эти процессы. Насколько это будет удачным, покажет время», — резюмировал Савин.

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

** «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

*** «Аль-Каида» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

**** «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана») — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

***** «Джабхат Фатх аш-Шам» («Фронт ан-Нусра», «Джабхат ан-Нусра») — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
837

Похожие новости
25 мая 2018, 03:24
24 мая 2018, 17:24
25 мая 2018, 03:24

25 мая 2018, 12:54
24 мая 2018, 10:54
24 мая 2018, 14:09

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
20 мая 2018, 22:24
25 мая 2018, 09:54
21 мая 2018, 19:39
19 мая 2018, 07:39
18 мая 2018, 21:54
19 мая 2018, 04:09
22 мая 2018, 23:24