Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Приехал к нам Никита либералом, а уехал — «взяточником»

Часть 1.

«ВСЕ ЛОМАНУЛИСЬ ПИЛИТЬ ЛЕС»

Белых появился в Кировской области тогда, когда ее неуклонное развитие при прежних губернаторах уже привело к тому, что воровать здесь стало нечего. Промышленность оскудела, сельское хозяйство скукожилось, область обезлюдела, и, как выражаются кировские следователи, «все ломанулись пилить лес».

Благо он растет сам и его еще много.

В те годы власти пытались пробудить экономику книжно-умными мерами – например многомиллиардными госпрограммами. Их по идее должны были продвигать прогрессивные технократы, например, такие как молодой губернатор Никита Белых. Он и объявил переработку дерева - «драйвером экономического роста». В конце концов чем Вятка хуже Финляндии.

Беспроигрышный вариант - Москва, известное дело, млеет от слов - инновации, инвестиции. Так началась для Никиты Белых история, закончившаяся тюрьмой.

Ведь роковая дружба Никиты Белых с тем самым «взяткодателем» Альбертом Ларицким (по версии следствия он передал губернатору 200 тысяч евро) завязалась с прекрасной идеи – построить на базе лыжного комбината высокотехнологичное производство ОСП-плит…

И уже упомянутый мной анонимный сотрудник Ларицкого, участвовавший в этой затее, на первых порах не видел ничего противозаконного.

- Приезжаю на комбинат, – рассказывает. - в кабинете сидят Ларицкий и Белых. Спорят. Торгуются.

- О чем?

- Сначала, я думал, о госгарантиях.

ЗАЛОЖИЛИ ДАЖЕ ФИЛАРМОНИЮ

Что самое поразительное – это были те самые, первые месяцы правления, во время которых губернаторы обычно еще чисты и невинны.

Но решением правительства Кировской области №383 и Минпромторга РФ предприятие того самого Ларицкого

Нововятский лыжный комбинат (далее НЛК) благополучно включаются в перечень приоритетных проектов по освоению лесов. Причем Москва сразу заподозрила неладное, и одобрила проект только с третьей попытки.

- Грубо говоря, мы под обещание строительства завода по производству ОСП-плит, и обязательства – столько-то людей трудоустроить, столько то перечислить налогов, получаем от государства следующие преференции, - бывший сотрудник Ларицкого загибает пальцы. - По условиям инвестпрограмы необходимы не менее 300 миллионов рублей собственного капитала. Мы берем в банке кредит. Под него область выдает нам патронажный сертификат, по которому закладываются детские сады и городская филармония.

- Филармония?! – не верю своим ушам. – То есть Ларицкий берет кредит под имущество города?

- Обычное дело, - пожимает плечами. - Все законно. Но самое главное, нам дают рубить лес не по рыночной ставке - 500-600 рублей за кубометр, а за 15-30 рублей. А это 664 тысячи кубометров в год! Хотя нам для плит нужны опилки, а не деловой лес. (смеется)

- Это чтобы поддержать производство, – пытаюсь для себя объяснить. - С дешевым лесом оно быстрее станет на ноги.

- Ну-ну, - улыбается.

- Что? – настораживаюсь.

(О чем черт возьми, спорили в кабинете Белых с Ларицким?! – вдруг подумал я)

- А ты знаешь кто-такой Ларицкий? – нахмурился приятель, - Если ты хочешь понять – брал ли Белых взятку, придется ответить на вопрос: неужели Белых, которого Ларицкий часто катал на своем личном самолете, искренне не знал – кто он такой?

РОКОВАЯ СХЕМА

Ларицкий появился в области с неким Евгением Маргулисом еще при предыдущем губернаторе. Эта парочка тогда возглавляла агрохолдинг «Зерностандарт», который был очень успешен (когда-то эта фирма занимала около трети московского хлебного рынка).

Ларицкий в «Зерностандарте» служил вице-президентом, и как говорят, был незаменим. Он был талантливым «ликвидатором».

Это был распространенный на Руси бизнес – приобретаешь компанию, берешь под нее бешеные кредиты и исчезаешь. (по этой схеме была разорена добрая половина всей российской промышленности)

«Зерностандарт» был обанкрочен красиво. Маргулис с пятю миллиардами кредитов сбежал в Израиль, а Ларицкий скрылся в тихой Кировской области, купив на свою долю комбинат НЛК.

И тут появляется прогрессивный Белых, с большими связями в Москве, да еще одержимый новациями, инвестициями…

Для Ларицкого – это был подарок судьбы, потому что есть на Руси железное правило - федеральные деньги, отправляемые в провинцию пусть на самые благие цели, пусть сообразно всем учебникам по микро и макроэкономике, под гарантии губернаторов-технократов или даже ФСБ – большей частью разворовываются. Такова природа русской экономики, чья пасть исторически обращена вверх – и чья цель всегда была не столько заработать, сколько освоить…

- Ларицкого включили в инвестпрограмму на волшебных условиях, которыми он мгновенно воспользовался, - рассказывает сотрудник лыжного комбината. - Ведь какой дурак будет что-то строить, если тебе дают лес в 20 раз дешевле рынка. Его же даже пилить не надо. Ты за 300 миллионов в год просто позволишь это сделать другим. Разумеется, проект изначально был фикцией, и никто даже не планировал производить никакие ОСП-плиты.

- Но Белых мог об этом не знать, - говорю. – Его же могли обмануть?

Мой собеседник смеется.

КАК ВЯТИЧИ ДВОРКОВИЧА ОБМАНУЛИ

Решение о включение комбината в инвестпрограмму Ларицкого хоть и было принято, но по чиновничьему обычаю не исполнялось.

Кстати, Белых на суде не зря часто повторяет – все решалось строго по закону, то есть не им одним, а коллегиально.

В том-то и природа русского бюрократизма.

- Я ходил на заседание профильных комитетов, - рассказывает бывший сотрудник ЛНК. - А там сидят люди, которым ничего не надо. Никто не хочет брать на себя ответственность.

Прихожу, отчитываюсь Ларицкому – ничего не двигается. Сейчас, говорит, вопрос решим. Звонит куда-то. Тут же появляется Щерчков (зам. Белых) за руку приводит на профильный комитет, говорит – почему не сделано? Они блеют – там-то не то, там-то не так. Он приказывает – короче ты бежишь, и делаешь! Время – сутки. И все быстро решили.

Ларицкий разумеется большую часть денег, которые ему выдали под залог детсадов и филармонии, вывел в офшорные кампании. А на меньшую - построил цеха и тут же заложил их в банках, вытащив на этом еще миллиард.

И если не утомлять читателя подробностями, скоро под контролем этого шустрого бизнесмена оказалось чуть ли не три четверти всех лесов в области, которые рубили в убыток казне (около 2 миллиардов рублей - по оценке экспертов).

Из-за чего по Кирову прошли мрачные слухи.

Стали даже поговаривать, что бывший тогда советником Никиты Белых нынешний оппозиционер Алексей Навальный на фоне этого кировского Остапа Бендера - экономический девственник (его прегрешения, согласно приговору суда, тянут на 16 миллионов рублей ущерба Кировской области, к чему в этом крае лесных жуликов относятся, мягко говоря, с иронией).

Но пришло время отчитываться перед Москвой, и Киров с любопытством ждал – как на этот раз вывернется Ларицкий.

Тем более что на открытие линии по производству ОСБ-плит от прекраснодушного российского правительства, должен был приехать сам вице-премьер Дворкович.

Поэтому губернатор Белых накануне прибыл на ЛНК с инспекцией.

И его развели красиво. Как ребенка.

Ларицкий купил 100 метров шланга, подключил его к паровой установке. Затем на строительном рынке купили готовую ОСБ-плиту, б/у станок старательно замаскировали под современный.

Губернатор под видеокамеры нажал красную кнопку, по шлангу пошел пар, и плита эффектно выползла из пресса.

Эта конструкция сработала и при Дворковиче, только вице-премьера из уважения удалили в другое помещение, и кнопку он нажимал, наблюдая через стекло. Из станка выползла ... конечно, та же самая, уже знакомая Никите Белых, плита.

К чести ФСБ, следователи этой наглости не стерпели. И Ларицкого посадили. Формально – за мошенничество. При закупке реквизита для своего «плиточного» театра, он умудрился снова объегорить банки, и вывел на свои офшоры дополнительно еще 5 миллионов долларов.

А дальше «шулерский» лыжный комбинат Ларицкого покупает некто Юрий Зудхаймер.

Так появляется еще один будущий фигурант процесса над Белых. Еще один «взяткодатель» - тот самый, со знаменитым пакетом денег в московском кафе. Именно Зудхаймер скажет при передаче 400 тысяч евро загадочную фразу:

- Никита, сколько можно тратить деньги на церкви, сколько ни вбухивай в них, попы все разворуют.

- Вот чтобы не разворовали, я лично и занимаюсь восстановлением храмов, - якобы ответил губернатор.

- Может, нам в Кирове синагогу построить? Нам-то она нужнее, - засмеялся бизнесмен.

Через несколько минут на руках у Белых защелкнулись наручники.

Новый и. о. губернатора Кировской области Игорь Васильев радуется первым достижениям - диплому за открытость в лесной отрасли. Но не всему вятскому бизнесу эта открытость пошла впрок...Фото: Владимир ВОРСОБИН

ОТКУДА В ДЕЛЕ ВЗЯЛСЯ НЕМЕЦ

Вопрос - почему новый хозяин НЛК Зудхаймер так быстро задолжал губернатору 400 тысяч евро, на самом деле - психологический.

Ведь формально – уроженец Украины, а ныне немецкий гражданин просто выкупил бизнес у проворовавшегося предпринимателя, и прибыл в Киров вести дела с чистого листа. Но с него почему-то начинают требовать деньги, и шокированный Зудхаймер обращается в ФСБ…

Правда, в Кирове смену собственников НЛК считают еще одной сценой спектакля Ларицкого. Ведь даже по его уголовному делу получалось, что в мошенничестве с бутофорском станком для плит участвовала кампания Champion Chemicals AG, которую контролировал… Юрий Зудхаймер.

И есть очень крепкая версия, что на смену «замаравшегося по-черному Ларицкого» для отвода глаз назначается некий русский немец. И теперь главная задача Зудхаймера – сохранить те волшебные лесные привилегии, часть которых (как ни странно) еще сохраняет ЛНК. И когда следователи, расследуя дело Ларицкого, в итоге пришли и за Зудхаймером – у спецслужб, столько лет следивших за Никитой Белых, вдруг сложилась фантастически удачная комбинация.

Владельцы ЛНК дабы спасти себя и свой бизнес, оказались очень готовы к сотрудничеству.

Но остается вопрос - почему Белых ждал эти 400 тысяч евро? И главное - взяточник ли он?

«У НАШЕГО НИКИТЫ ВЫРОСЛА КОРОНА»

Есть лирический вариант ответа на этот вопрос – да, брал, но не для себя.

Эдакий парадокс Деточкина

- Никита ко второму губернаторскому сроку вдруг увлекся памятниками, церквями, - рассказывает один из его приближенных. - Впечатление, что остальное ему уже наскучило. Никита стал чаще пропадать в Москве, и его интересовали больше благотворительные фонды вроде «Военно-исторического общества», чем экономика. И все бы ничего… Но то что он стал скучать – стали замечать многие. Самое страшное, Белых превратился в обычного губернатора. За его спиной уже пошли разговоры: у нашего Никиты выросла корона.

Возможно, на Белых произвели впечатления поездки к богатым соседям-губернаторам. Там хозяин идет по городу и сурово дает команды приближенным бизнесменам – это отреставрировать, это отремонтировать, там – построить. Те берут под козырек, и на свой страх и риск выполняют, кстати, незаконное указание.

А есть регионы, где в губернаторские фонды добровольно-принудительно платит чуть ли не все население республики.

А Белых попытался снова попытался устроить по-европейски, - он предложил бизнесу «скинуться» на благоустройство городов, предлагая разные законные преференции и сам вложил 16 личных миллионов рублей…

За неделю до ареста губернатор пообещал этим фондам солидное пополнение.

А за месяц - получил благословение у местного митрополита Марка на строительство часовни Матроны Блаженной, которое оценивалось в 30 миллионов рублей.

И тут, возможно, дело не только в доброй душе губернатора, а опять-таки в общероссийском правиле. Перед выборами Москва неофициально ставит перед губернаторами задачу – победа партии власти. И прихорошить город накануне выборов, чтобы обнадежить избирателей – уже не столько благотворительность, сколько чистая политика.

Может потому Зудхаймер спросит напоследок у губернатора: “Никита, сколько можно тратить деньги на церкви?”

Дескать, нашел из-за чего, парень, в тюрьму идти…

Я спросил у одного из фигурантов процесса над Белых – что ж вы наличкой-то деньги брали?

- А сами посудите, - отвечает. - Одна старушка продала квартиру, и принесла на храм пожертвование. Мы, что, ее в банк отправим? И потом, многие не хотели деньги светить, прежде всего – перед налоговой. А зачем от них отказываться, если они – на благое дело?

КАК НА САМОМ ДЕЛЕ ЕГО АРЕСТОВАЛИ

Но думаю, честнее другое…

Никита Белых хорошо помнил, как Ларицкий и Зудхаймер грязно развели его и Дворковича с ОСП-плитами. И помнил, чем они ему, губернатору, обязаны – в конце концов, за эти годы по инвестпрограмме ЛНК на «бесплатном лесе» заработал миллионы и миллионы.

- Белых очень многогранный человек, - рассказывает мне известная кировская журналистка (в Кирове соглашаются говорить о Белых только анонимно). - Никита патологически жаден, его близкие это хорошо знают. Но одновременно – если он ехал в детский дом, он заходил в магазин и скупал для сирот все. Так и здесь - он конечно брал деньги, но часть их действительно тратил на благотворительность…

Самое трагикомичное в этой истории, губернатор понимал, что за ним идет охота. Более того, благодаря его московским связям, он знал, что находится в списке «губернаторов на выход» (возможно, поэтому и утратил интерес к работе).

Но арестовали Белых, в каком-то смысле случайно. Было ли это срежессировано или нет – неизвестно, но Зудхаймер сам обратился в органы с жалобой на вымогательство взятки. Причем кировские силовики утверждают, что сначала он обратился к ним. И только потом – в Москву.

И москвичи придумали очень умную операцию.

Ведь многие задавали вопрос - почему Белых лично взял деньги?

- Обычно люди такого уровня пользуются посредниками, – очень правильно удивился при аресте на страницах «КП» руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Павел Толстых. - У них, как правило, есть доверенные лица, которые могут максимально подстраховать их от неприятных последствий. Тем более что Белых лицом неприкосновенным не был точно. В данном случае удивляет еще и его наивность…

Но это была не наивность.

Будто бы (это ж только версия!) спецслужбы нашли в окружении Никиты полезного человека – назовем его по старому прозвищу «Андрей-помойка». Тот, несмотря на свое нестерильное в криминальном смысле прошлое, получил в администрации Белых высокий пост. И был специалистом по «особым поручениям».

К «Андрею» как и к парочке «Ларицкий-Зудхаймер» у органов были старые вопросы, которые могли обернуться хорошим сроком. И поэтому когда «Андрея» взяли с первым траншем для Белых, его легко перевербовали – предложив два варианта. Тюрьму прямо сейчас или сотрудничество. Возможно, с условием, что «Помойку» засекретят (поэтому официально ничего об его участии неизвестно).

И чтоб не спугнуть губернатора, отпустили с деньгами. Второй транш пошел через представителей кировской области в Москве, но купюры уже были снабжены изотопными метками. Решающая встреча с Зудхаймером должна была состояться тоже в Москве, и Белых с «Андреем» вылетели в столицу. На встречу должен был прийти конечно, не Белых.

Никита Юрьевич в тот день должен был вылететь в Хорватию - СМС о том, что билет куплен пришла на телефон губернатора. Но «Андрей» перед встречей будто бы звонит губернатору, и говорит, что он в полиции. Дескать попал в ДТП. И присылает фото разбитой машины.

Никита Юрьевич стоит перед выбором - отменять рейс в Хорватию или плюнуть на осторожность и принять Зудхаймера самому...

- Никита всегда был упрямым и часто плевал на опасности, - говорила его кировская подруга. - Это его характер… Но я не верю, что он брал для себя. Никита был выше этого.

- Он всегда чувствовал себя безнаказанным, - настаивает бывший зам губернатора Сергей Корнаухов. - Если бы нам дали его посадить раньше, он бы уже вышел…

- Я думаю, он брал, как и все, но в отличие от всех – не только для себя, - отводит глаза его ближайший сподвижник…

И Никита Юрьевич делает самую большую ошибку в своей жизни - идет сам на встречу. И берет у Зудмайхера этот роковой пакет.

ГОД БЕЗ НИКИТЫ

Впечатление, что новый губернатор Игорь Васильев к Кирову только привыкает. Впрочем народу как обычно – все равно, кто там наверху.

И лишь кировский бизнес почувствовал перемены.

- Васильев закрутил гайки, – говорят. - Не дай Бог какая недоимка. Раньше не заплатишь налогов 2-3 квартала, и только тогда налоговая начинала ворчать. А теперь один месяц – и все, счета арестованы.

С Никитой, говорят, было проще работать, он не давал налоговой сильно лютовать. Дескать, ну заплатят они и закроются – кому от этого будет хорошо? А нынче в Слободском районе, например, фанерному комбинату “Красный якорь” начислили бешеные налоги, тот судился-судился, а потом плюнул – да пошли вы все. И перерегистрировался в Москве. А так как в районе этот «Якорь» был единственным предприятием, налоговую там просто ликвидировали. Из-за отсутствия доходной части...

С другой стороны, у новой власти задача - наполнить бюджет. Слишком много Никита строил дороги и тем самым наплодил долгов.

- Правило должно быть одно, – чеканит губернатор Васильев в до боли знакомом мне кабинете. - Российские законы, социальные программы, и пополнение бюджета. Умение собирать налоги, это умение общипать курицу, чтоб она кричала, но не умерла. Наша задача – привлекать инвестиции в регион и создавать условие РАВНЫЕ для всех.

Год без Никиты губернатор оценивает, конечно, как цепь непрерывных побед.

- Наш лес всегда ассоциировался с уголовными делами, – говорит он. - Если «Кировлес», значит опять что-то украли. Но прошел год, и нам вручили диплом как региону, завоевавшему первое место по информатизации и открытости данных в лесной области. Мы внедрили систему, при которой можно миновать чиновников вообще! Этого нет ни в одном регионе России - вы в интернете выбираете участок, подаете заявку и покупаете. Таким образом мы увеличили доходы от аукционов в 8 раз.

- А раньше как было?

- (стучит по столу) Можно к вам? Занят. Зайди с заднего крыльца. (изображает отсчитывание денег). Вот представьте, - продолжает новый вятский губернатор. - Вы бизнесмен и думаете – в какой стране открыть бизнес? Там, где четкие понятные правила или там, где только договоренности, преференции, какой-то «замут» – куда вы пойдете?

- Я русский бизнесмен, значит я к «замуту» привык.

- Отвыкайте. Ведь не даром бизнесмены рвутся в Лондон, а не в Нигерию.

P. S.

Перед самым отъездом из строящегося на Вятке Лондона попался мне лесопромышленник из Котельнического района Виктор Гребенкин. Точнее бывший лесопромышленник. Гребенкин только что закрыл свое предприятие в Покровке, в брошенной деревне, которую он когда-то возродил. Теперь поселок снова на краю гибели. Говорит, министерство подняло плату за вырубку в 4 раза и производство стало нерентабельным. Дрова стоят 400 рублей за куб с доставкой, а право на вырубку – 800 за куб.

А рядом, говорит, фирма рубит за копейки…

- У нее инвестиционный контракт, – киваю, догадываясь о чем речь.

- Конечно, - усмехается. - Все у нас по старому.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

480

Похожие новости
15 декабря 2017, 10:24
15 декабря 2017, 15:09
15 декабря 2017, 00:39

15 декабря 2017, 20:09
15 декабря 2017, 08:39
15 декабря 2017, 16:54

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
12 декабря 2017, 12:39
13 декабря 2017, 08:09
09 декабря 2017, 05:12
11 декабря 2017, 22:24
14 декабря 2017, 13:09
13 декабря 2017, 14:39
09 декабря 2017, 18:12