Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Прибыль любой ценой»: семьи погибших в авариях на шахтах горняков — о трагедии на «Листвяжной»

С момента трагедии на шахте «Листвяжная», унесшей жизни 51 человека, минуло десять дней, и ещё не все тела погибших подняты на поверхность. По данным спасателей, 13 из них остаются под завалами. Инциденты с летальными исходами происходят в российских шахтах регулярно. Сами шахтёры и их близкие уверены, что виной тому — стремление компаний извлечь максимальную выгоду из угледобычи, пренебрегая безопасностью рабочих. RT пообщался с родственниками горняков, ставших жертвами крупнейших аварий на российских шахтах, чтобы узнать, какую помощь они получают и как сложились их жизни после потери близких.
 
РИА Новости © Александр Кряжев
 

В результате трагедии на «Листвяжной» 25 ноября погиб 51 человек — 46 шахтёров и пятеро спасателей. Тела 13 погибших всё ещё не достали из шахты. По негласному шахтёрскому кодексу, пока тела не подняты на землю, человека не считают умершим, говорят родные горняков.

Ранее на «Листвяжной» уже случались аварии. В 2004 году там произошел взрыв метана, погибли 13 рабочих. После трагедии 25 ноября 2021 года руководство шахты пообещало выплатить семьям погибших горняков по 2 млн рублей, при этом каждый член семьи лично получит ещё по 1 млн рублей.

«В среднем каждая семья получит более 6 млн рублей», — посчитали в пресс-службе шахты.

Смерти на шахтах

2 декабря президент России Владимир Путин заявил, что причиной аварии на «Листвяжной» стало отсутствие контроля со стороны руководства шахты. Глава РФ также обвинил начальство предприятия в фальсификациях данных счётчиков. По предварительным данным, взрыв в шахте произошёл из-за высокой концентрации метана.

После трагедии в Кемеровской области генпрокурор РФ Игорь Краснов заявил, что показатели безопасности на «Листвяжной» соответствовали нормам только «на бумаге» — в действительности же на предприятии было множество нарушений. Сами шахтёры в беседах с журналистами утверждают, что показатели концентрации метана до трагедии поднимались выше нормы.

  • РИА Новости
  • © Пресс-служба администрации правительства Кузбасса

Долгосрочная программа развития угольной промышленности России предполагает, что к 2030 году безопасность на предприятиях будет повышена так, что на тонну добытого угля уровень смертности был не больше 0,05

С 1992 года на российских шахтах произошло более десяти крупных аварий, жертвами самой крупной из них стали 110 человек. RT пообщался с семьями горняков, погибших на этих шахтах, чтобы выяснить, какую помощь от государства получают родственники жертв и как сложилась их жизнь после трагедии.

«Три дня неизвестности»

В конце февраля 2016 года из-за выброса метана на шахте «Северная» в Республике Коми прогремели два взрыва, обрушилась горная порода. В той аварии погибли 36 человек, включая пятерых спасателей. Среди горняков, так и не поднявшихся на поверхность, был муж жительницы Воркуты Натальи Трясухо Вячеслав, проработавший на «Северной» 17 лет.

«От аварии я узнала от знакомой, она работала на этой шахте в тот день, и позвонила, чтобы узнать, на смене Слава или нет, — вспоминает вдова погибшего горняка. — Тогда и сказала, что в шахте был взрыв. Звонили до вечера на шахту, никакой информации не получили. Три дня неизвестности, бессонные дни и ночи, слёзы, паника, отчаяние и страх».

28 февраля Наталье сообщили, что её муж погиб вместе с остальными рабочими из своей бригады при первом взрыве. Из-за завалов и сильного пожара тела так и не подняли на поверхность: «Они все остались в шахте».

По словам Натальи, после смерти мужа она получила обещанные выплаты от государства, но сейчас семья живёт «как все».

«Мы с ним прожили 22 года вместе, не в среднем достатке. Сейчас наши дочери уже взрослые, старшая работает, младшая доучивается. Я пашу как раб на галерах, чтобы держаться на плаву и помочь старшей в обеспечении её ребёнка», — говорит женщина.

Шахту, на которой погиб её супруг, давно закрыли и затопили, но, насколько известно вдове горняка, обслуживание поверхностных помещений продолжается. Расследование аварии на «Северной» завершилось в 2019 году, 14 человек стали фигурантами уголовного дела. Судебные заседания идут до сих пор, говорит Трясухо.

Она также выразила соболезнования семьям шахтёров, погибших при аварии на «Листвяжной» 25 ноября. По словам женщины, причиной этой и других трагедий всегда становится желание горнодобывающих компаний заработать как можно больше денег. 

«С учётом той информации, что я видела, читала и услышала из интервью одной из жён погибшего горняка, могу сделать вывод, что в этой сфере ничего не меняется. У компаний в приоритете — прибыль. Любой ценой», — заключила Наталья.

Шахта с передовым оснащением

С момента аварии на шахте «Ульяновская» в Кемеровской области минуло уже 14 лет, но пенсионер Владимир Прокопьев, потерявший там сына, до сих пор говорит о трагедии, едва сдерживая слёзы. Роман Прокопьев работал на шахте главным инженером, на момент гибели ему было 29 лет. Без кормильца остались его жена и семилетний сын.

  • © Фото из личного архива

Взрыв на «Ульяновской» — местные ещё называют её «Есаульской» — произошёл утром 19 марта 2007 года. Авария стала одной из самых страшных в истории горнодобывающей промышленности РФ — тогда погибли 110 человек. 

«Я в тот день на работе был. Приехал с работы — узнал, во дворе уже все об этом говорили. Точно не знали только ещё, погиб там кто или не погиб. Трагедия в первой половине дня произошла», — рассказал RT отец Романа Прокопьева.

В день аварии Роман впервые вышел на работу в новой должности, его повысили до директора, вспоминает его отец. По словам Владимира, шахта была «новая, с передовым оснащением», и 19 марта там как раз находились гости из Англии — приехали запускать установленную ими передовую газовую систему. 

«Столько фунтов стерлингов заплатили за эту систему... Покупали в Англии, и комиссия пошла вот эту систему как раз принимать. Переводчик там тоже погиб», — говорит собеседник RT.

Владимир также объяснил большое количество жертв — взрыв произошёл в пересменок, «свежая смена вместе с комиссией только заходила, люди ещё не вышли из шахты, а новые уже зашли». 

Шахта «Ульяновская» до сих пор работает, но с момента аварии Владимир там не появлялся — по его словам, после случившегося он «вообще не может смотреть на шахты», хотя сам когда-то был горняком. 

«Я работал на шахте «Абашевская». Там было так: никто датчики под землю не опускал, никто ничего не закрывал, работали ровно в пределах допустимой нормы. Газ пошёл — выключило электроэнергию — выводили людей на свежую струю или вообще прекращали работать. Как-то ответственно люди относились к такому», — объясняет отец погибшего Прокопьева.

«Только справедливого наказания»

Светлана Морозовская потеряла мужа в 2010 году, при аварии на «Распадской». Трагедия произошла в праздник, 9 мая — в шахте прогремел мощный взрыв, а затем, спустя четыре часа — ещё один. Погиб 91 человек, в том числе Сергей Морозовский.

  • © Фото из личного архива

«Мы с Серёжей 9 лет прожили, это у меня был второй брак, дочки — от первого, Серёже они были падчерицы. В апреле у меня был выкидыш, а 9 мая мой муж погиб…» — вспоминает женщина.

Она рассказала, что тела многих горняков с «Распадской», как и в случае с «Северной», так и не подняли на поверхность. События того периода женщина всё ещё вспоминает с содроганием — она выразила соболезнования жёнам и близким жертв недавней аварии на «Листвяжной».

«По поводу «Листвяжной» — стараюсь за новостями не следить, мне тяжело это видеть. Могу только сказать, что понимаю этих женщин — у нас тела до сих пор не подняты, мы до сих пор никого не похоронили! Мы все тогда за волосы хватались «Не топите шахту!». Это тяжело вспоминать. Мы неделю жили там, ночевали у шахты. Я дочерей не видела», — рассказывает Светлана.

Вместе с другими женщинами, потерявших мужей в аварии на «Распадской», Светлана установила памятник погибшим там шахтёрам — родственники сделали это за свой счёт.

При этом, как утверждает Морозовская, вопрос о деньгах и компенсациях никогда не волновал ни её, ни семьи других погибших — все они требуют лишь справедливого наказания для ответственных за трагедию.

«Дело-то в том, что не только шахты работают, а ещё и никого не посадили. Апальков (командир новокузнецкого отряда горноспасателей (ВГСЧ). После взрыва он в числе прочих обвинялся в «нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». — RT) как работал, так и работает. Кажется, на «Листвяжной» сейчас он тоже работает. И остальные тоже работают, по кому следствие было. Никого не посадили, все на свободе», — негодует собеседница RT.

Светлана подчеркнула, что люди, руководящие работами на шахтах должны сознавать свою ответственность за жизни людей и нести ответственность за свои действия. Жёны и матери долго ходили по судам, требуя справедливого наказания для виновных в трагедии. 

«Никого не посадили даже условно, даже за халатность», — возмущается вдова погибшего на «Распадской» Сергея Морозовского.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



622

Похожие новости
12 января 2022, 21:10
14 января 2022, 22:45
14 января 2022, 00:35
15 января 2022, 01:40
13 января 2022, 16:25
15 января 2022, 18:00

Новости партнеров
 

Выбор дня
16 января 2022, 00:30
16 января 2022, 04:35
16 января 2022, 01:35
16 января 2022, 09:15
16 января 2022, 02:50

Новости партнеров
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
09 января 2022, 16:50
15 января 2022, 09:20
11 января 2022, 00:55
16 января 2022, 00:30
13 января 2022, 09:30
15 января 2022, 15:10
10 января 2022, 00:25