Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Почему «пленённый» президент СССР не пожелал покинуть Форос

Исполнилось 30 лет августовскому путчу, положившему конец существованию Советского Союза. Тогда, 19 августа 1991 г., граждане СССР услышали транслируемое по радио и ТВ заявление. В связи с болезнью президент СССР Михаил Горбачёв не может исполнять свои обязанности. Управление страной переходит к Государственному комитету по чрезвычайному положению. Следом в Москве были введены войска. Однако тут же стало известно другое: Горбачёв не болен – он заперт на правительственной даче в Крыму, а в стране происходит госпереворот.
Казалось бы, 30 лет – срок вполне достаточный для того, чтобы досконально разобраться в том, что произошло в августе 1991 года. Однако до сих пор остаются неизвестными либо необъяснёнными множество деталей, которые на самом деле крайне важны. Например, почему Горбачёв, который якобы находился в плену на своей даче в Форосе, не покинул её, хотя имел для этого все возможности?
Об этом «Наша Версия» уже писала прежде. В частности, свою точку зрения излагал бывший председатель Севастопольского горсовета Иван Ермаков. Он утверждал: никакого пленения не было, Горбачёв мог при желании покинуть Крым и возглавить борьбу с путчистами. Теперь мы можем привести новые факты, свидетельствующие о том же самом.
Гонка в Форос
«Мешков своим авантюризмом мог спровоцировать начало гражданской войны в СССР», – вспоминал позже бывший начальник крымской «девятки» КГБ Лев Толстой, праправнук классика русской литературы. А ведь будущий президент Крыма Юрий Мешков, в то время депутат Верховного совета Крымской АССР, лично вызвался освобождать из «форосского плена» президента СССР и даже потребовал у спикера ВС Николая Багрова «взвод автоматчиков». Никаких автоматчиков¸ разумеется, Багров Мешкову не дал. Тем не менее в микроавтобусе, сопровождавшем Мешкова по пути в Форос, автоматчики были. «В группе прикрытия на «рафике», – вспоминал Мешков, – следом за нами ехали журналисты. С рацией и телефонной связью». Депутаты же, по словам Мешкова, «выехали на машине Юры Розгонюка (депутат ВС Крымской АССР. – Ред.)».
На самом же деле было немного не так. Непрактичный Мешков, у которого не то что собственного автомобиля – приличного костюма не было, попросил у Багрова служебную «Волгу», чтобы ехать в Форос. Само собой, Багров ему отказал, зная не понаслышке импульсивный характер Мешкова и понимая, чем эта поездка может закончиться. Тогда Мешков позвонил Валерию Аверкину, шефу ассоциации «Импэкс-55-Крым» и долларовому миллионеру. Аверкин тут же отдал Мешкову свой собственный «Мерседес» и микроавтобус. В качестве охранников вызвались ехать «афганцы» из ветеранской организации и пара сотрудников горотдела милиции (один из них, Володя Рэмбо, одновременно служил у Аверкина его личным телохранителем). Рации в микроавтобусе не было, но и в «Мерседесе», и в микроавтобусе были установлены портативные телефонные станции – огромная по тем временам редкость.
«Больше шансов выжить»
Аверкин поставил задачу своим бойцам – без Горбачёва в Симферополь не возвращаться. Сам же он остался в Симферополе, чтобы обеспечить Горбачёву борт для его доставки в Москву (об этом предстояло договориться с начальником штаба расквартированного в Крыму армейского корпуса генерал-майором Владимиром Лепиховым). Помимо Мешкова в поездку напросился депутат Борис Кизилов. Аверкин посоветовал Мешкову захватить в Ялте кого-нибудь из отдыхавших там депутатов ВС СССР, но, как припоминал Мешков, только зря время потратили: народные избранники участвовать в этой авантюре наотрез отказались. Депутат Ципко, вспоминал Мешков, «угостил нас чаем, но на предложение присоединиться забился в истерике, применил ненормативную лексику, оценивая наши умственные способности и характеризуя намерение».
Автор этих строк следовал за «Мерседесом» Мешкова в микроавтобусе, вместе с «афганцами» и милиционерами. «Когда стали подъезжать, мне предложили сесть за руль», – вспоминал Мешков (стало быть, он всё-таки ехал не в машине Розгонюка – запамятовал, бывает). Водителя «Мерседеса» звали Коля, и вот они пересели: Мешков сел за руль, а Коля – на заднее сиденье. «В случае обстрела будут целить в водителя. А у меня, с моей подготовкой, всё же больше шансов выжить», – вспоминал Мешков.
Нынче Юрия Александровича уже нет в живых, и его живописание дальнейших событий, опубликованное не так давно «Лентой», спишем на его не цепкую память. «Группу прикрытия оставили на ближайшей вершине, откуда подступы и дача наблюдались в бинокль, и я дал газу, влетел в поворот на дачу и чуть не влип в машины охраны. Подлетел автобус, куда нас засунули, скрутив. Я начал тут же «ставить на место» наших захватчиков». Ну, как бы на самом деле «Мерседес» особо от микроавтобуса не отрывался. И никто никого не скручивал – некому было. Мы просто и безо всякой проверки документов проехали к режимной «Заре», свернув с трассы в известном нам неприметном месте. Приготовили документы, ждали, что кто-то выйдет проверить. Ни живой души! Двинулись дальше, доехали практически до самой дачи, где стоял шлагбаум, весьма хлипкий. Освобождение Горбачёва казалось совсем близким.
Рэмбо сплоховал
А дальше было так. Из «Мерседеса» вышли Мешков и Кизилов и пошли в направлении дачи. Ребята с оружием в микроавтобусе открыли сдвижную дверцу – чтобы быть, так сказать, наготове. Сидят, шутят: мол, кому следует, наверняка уже взяли нас на прицел, так что перебьют в два счёта. Но надо понимать – на дворе стоял 91-й год. Таких «Мерседесов», какой дал Мешкову Аверкин, ещё ни у кого в Крыму не было, даже у самых крутых «авторитетов». Да что там в Крыму – в Москве их можно было пересчитать по пальцам. Приметный «Мерседес» Аверкина в Крыму очень хорошо знали. Скорее всего и не вышли к нам из-за того, что и так понимали, кто приехал. И Мешкова многие знали в лицо уже тогда, в 91-м. Местная знаменитость!
Полчаса примерно не было Мешкова с Кизиловым. Каждая минута ожидания казалась часом. И вот идут! С ними – сам Горбачёв! А рядом никакой охраны, ни единого человека. Горбачёв очень заметно хромал, и по лицу его было видно, что наступать ему больно. Очень запомнилась эта его характерная походка. Неспешно подошли к шлагбауму, беседуя, остановились от микроавтобуса всего в нескольких метрах. И вот мы слышим, как Мешков – громко и горячо, и Кизилов – негромко и рассудительно – убеждают президента СССР ехать с нами. Мол, в Симферополе уже всё готово для его отправки в Москву (на самом деле лететь пришлось бы с соседнего военного аэродрома «Нитка» – там уже ждал военный борт). А Горбачёв отнекивается: мол, очень болит нога, вот-вот должны подоспеть врачи-специалисты, наступить невозможно, нет, нипочём не поеду! Где-то минут 20 точно (может, и больше) депутаты его умоляли ехать. Но тщетно. А ведь Володя Рэмбо пообещал Аверкину перед отъездом: мол, если Горбачёв откажется ехать, взвалю его на плечо и силой усажу в машину. И вот Рэмбо уже собирается выйти и воплотить свои замыслы, так сказать, в жизнь. Тем временем Горбачёв, не попрощавшись с депутатами, разворачивается и уходит. А Мешков и Кизилов остаются стоять у шлагбаума. И как бы неясно, попрощались они или нет? Вернётся Горбачёв (может, пошёл за вещами?) или нет? И Рэмбо в растерянности продолжает, ёрзая, сидеть на месте. Ну а дальше депутаты скомандовали «отбой», и мы вернулись в Симферополь. Без Горбачёва. В Симферополе Мешкову серьёзно попало на орехи от Аверкина: своим негромким тенорком миллионер разъяснил будущему президенту, что действовать ему следовало решительнее – даром, что ли, с ним отрядили вооружённых автоматчиков?!
Вопросы без ответов
«Горбачёву никто не мешал покинуть дачу, – резюмирует бывший секретарь Крымского обкома КПУ Александр Форманчук. – А он и не делал таких попыток, просто ждал развязки. Всё его заточение носило мифический характер и было, по сути, имитацией». Форманчук намекает, что и охрана объекта «Заря» неспроста «рассосалась» – не желая нести ответственность за «пленение» президента СССР. Вот и ответ, почему в будках охраны никого не было, а Горбачёв гулял по территории безо всякого сопровождения.
«Поведение Горбачёва мне представляется странным ещё и по той причине, что он не пытался обращаться за помощью, – указывает Форманчук. – А наши депутаты вполне могли его увезти из Фороса». Вот, кстати, непраздный, хотя и риторический вопрос: а кто дал команду снять охрану «Зари»? Ведь к Горбачёву в эти дни приезжали не только Мешков и Кизилов, посетителей было хоть отбавляй.
Так на самом ли деле Горбачёв сидел без связи, от чего якобы очень страдал? Но тогда почему он не воспользовался связью, установленной в двух автомобилях, на которых приехали крымские депутаты? «Форосское заточение Горбачёва, – убеждён Форманчук, – даже по истечении трёх десятилетий остаётся одним из противоречивых и загадочных событий». Что ж, сам Михаил Сергеевич располагал тридцатью годами, чтобы дать ответы на эти и другие вопросы. Однако он предпочёл молчать. Видимо, неспроста.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники





479

Похожие новости
17 сентября 2021, 08:35
14 сентября 2021, 10:00
14 сентября 2021, 10:00
16 сентября 2021, 11:30
14 сентября 2021, 23:45
15 сентября 2021, 08:55

Новости партнеров
 

Выбор дня
17 сентября 2021, 22:20
18 сентября 2021, 00:10
18 сентября 2021, 00:10
18 сентября 2021, 00:10
18 сентября 2021, 00:10

Новости партнеров
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
12 сентября 2021, 02:05
14 сентября 2021, 22:50
12 сентября 2021, 05:45
13 сентября 2021, 06:30
17 сентября 2021, 01:15
11 сентября 2021, 03:10
15 сентября 2021, 08:00