Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Перед G20 Путин рассказал, что он думает о Трампе, Скрипале и преемнике

Перед саммитом G20 Владимир Путин обозначил своё отношение к политике США и Китая, рассказал о достижениях в Сирии и Скрипале в интервью изданию Financial Times. Журналисты также поинтересовались, есть ли в России олигархи и кто станет преемником российского президента
Автор:
Гасанов Камран
Накануне саммита «Большой двадцатки» британские журналисты решили освежить свои, а может, и не только свои представления об отношении Владимира Путина к ключевым проблемам внешней и внутренней политики России.
Разговор с редактором Лайонелом Барбером и шефом московского бюро газеты Financial Times Генри Фоем оказался длинным – почти полтора часа они допрашивали Путина о Трампе, Китае, Сирии, олигархах, преемнике и многом другом.
О «талантливом человеке» Трампе
Журналисты начали с самого главного – Дональда Трампа. Хотя в японской Осаке соберутся лидеры двух десятков ведущих государств, в центре внимания по традиции остаётся «свидание» президентов России и США. Тем более что на последнем саммите G20 в Буэнос-Айресе из-за инцидента в Керченском проливе им не дали провести полноценные переговоры.
В ожидании долгожданной встречи FT поинтересовалась о том, как на самом деле Путин относится к Трампу. Президент России ответил прагматично. Он считает американского коллегу «талантливым человеком», то есть не скрывает свою симпатию. Но симпатизировать не значит разделять взгляды.
Я, например, не согласен со многими способами решения проблем, которые он использует,
– заметил Путин.
Говоря о несогласии, Путин имеет в виду целый ряд вопросов, где политика Белого дома диаметрально противоположена российской. Это и выход США из ядерной сделки, торговые войны против Китая и Европы, требование от ЕС заблокировать «Северный поток – 2», шантаж Турции из-за С-400, перенос посольства в Иерусалим и агрессия против поддерживаемых Россией Сирии и Ирана.
Фото: kremlin.ru
Яиц много, корзин мало
Наряду с Россией Китай – главный соперник в доктрине национальной безопасности США. Американские эксперты и журналисты с завидной частотой предупреждают о том, что для Вашингтона может всё плохо кончиться, если эти два врага объединятся. Фой и Барбер спросили, а не много ли яиц Россия складывает в китайскую корзину. На что Путин ответил, что яиц у России много, а вот с корзинами проблемы.
Это образное выражение обозначает, что после Евромайдана Евросоюз и США ввели санкции и не оставили Москве другого выбора, кроме как повернуть на Восток. И не удивительно, что за пять лет КНР стала крупнейшим торговым партнёром России. При этом Путин дал понять, что союз с Китаем строится не против кого-то, то есть США, а является частью стратегии, которой Кремль следует с 2001 года. Сближение с КНР, хоть и ускорилось санкциями Запада, но не обосновано ими. Равнопартнёрские контакты с восточным соседом – неотъемлемое звено по строительству многополярного мира. Даже если Запад снимет санкции, Россия не объединится с ним против Китая, как бы этого ни хотелось Трампу и покойному американскому стратегу Збигневу Бжезинскому.
Россия вернулась в Корею
Из отношений с Китаем журналисты плавно вырулили к теме соседней КНДР. После срыва подписания договора о перемирии между Ким Чен Ыном и Трампом в Ханое и исторического визита первого во Владивосток мировые СМИ начали трубить о возвращении Москвы в корейское урегулирование.
Пользуясь случаем, Путин транслировал Белому дому главную озабоченность Пхеньяна, которую американская сторона почему-то игнорирует при обсуждении мирного соглашения.
Надо проявить к ней уважение и найти такой способ обеспечения безопасности, в котором Северная Корея будет уверена,
– заметил он.
Встреча Владимира Путина с председателем Государственного совета КНДР Ким Чен Ыном. Фото: kremlin.ru
За 18 лет у власти Путин не раз убеждался в том, что ожидает страны, не имеющие ядерного оружия, и поэтому хорошо понимает стремление Кима не оказаться на месте Милошевича, Саддама и Каддафи. КНДР не может уничтожить ядерный арсенал в надежде на снятие санкций, как хочет Госдеп. Санкции нужно снимать сразу, и самое главное – требуются гарантии ненападения на Пхеньян. Вашингтону никто не верит, поэтому в этом должны участвовать и другие сильные мира сего – Москва и Пекин. Российский лидер показывает, что без него проблему Северной Кореи решить невозможно, и зря Трамп тянет одеяло на себя.
ВКС превзошли ожидания Путина в Сирии
Россия вернулась не только в Восточную Азию, но и на Ближний Восток. И британские журналисты хотели узнать, а стоила ли сирийская игра свеч. Стоила. Россия добилась «даже большего, чем я ожидал», ответил Путин. Уничтожив террористов, российские ВКС спасли Сирию от распада, стабилизировали регион, помешали боевикам проникнуть внутрь России и помогли установить контакты со всеми региональными игроками.
В отличие от Белого дома, Кремль может без посредников говорить с Турцией и Ираном, Египтом и Саудовской Аравией и даже с Израилем. Это при том, что саудиты и израильтяне ненавидят иранцев, а турки конфликтуют с саудитами из-за Катара и имеют расхождения с Тель-Авивом из-за Палестины.
Российских военных нет в Венесуэле
Если на Ближнем Востоке Запад смирился с конкуренцией, то Латинскую Америку Трамп и Ко считают «задним двором» США. Путин сказал FT, что в Венесуэле нет российских войск, как бы намекая на то, что Россия уважает жизненно важные интересы США. Но российские самолёты «иногда туда летают», и поэтому, если Пентагон готовит военную операцию, пусть не ждёт лёгкой прогулки. Россия будет всячески препятствовать силовому свержению Николаса Мадуро.
Фото: kremlin.ru
У Мэй есть все карты
Британские журналисты, завершая внешнеполитический блок, не могли обойти вниманием испорченные из-за отравления Скрипаля отношения Кремля с Даунинг-стрит. Путин считает, что у уходящей Терезы Мэй есть хорошая возможность начать восстанавливать отношения. Ведь ей уже не надо переживать за внутриполитические последствия и доставать каждый раз из кармана тему Скрипалей и санкций. Но здесь чувствуется больше ирония, нежели реальная надежда на нормализацию.
После серии конфликтов с Лондоном из-за дела Литвинова, Березовского и теперь Скрипалей доверие к Британии окончательно подорвано, и уже никто не вспоминает о том, как в начале 2000-х Тони Блэр пытался стать окном Кремля в западный мир. Относительно Скрипаля Путин повторил свой старый тезис – «предатели должны быть наказаны», но в то же время напомнил, что бывший гэрэушник никакой опасности для России не представлял. Иначе зачем его выпускать из тюрьмы.
В России нет олигархов
Из внутренней повестки журналистам FT не дают спать три вопроса. Есть ли в России олигархат, как на Украине? Кто преемник? И каково будущее либерализма в России?
У нас уже нет олигархов. Олигархи – это те, кто использует свою близость к власти, для того чтобы получать сверхдоходы,
– парировал президент.
Те, кого Запад считает олигархами, являются крупными компаниями – либо частными, либо с государственным участием, и среди них нет компаний, которые «используют какие-то преференции от близости к власти», пояснил Путин.
Слова об отсутствии олигархов будут наверняка долго обсуждать на Западе, но уже сейчас можно сказать, что это одно из самых серьёзных и громких заявлений Путина за всю его карьеру.
Фото: kremlin.ru
Кто Ваш преемник?
Британцы спросили Путина о его отношении в либеральной идее, давшей сбои в Европе и США после миграционного кризиса и прихода Трампа в Белый дом. Российский лидер ответил, что поддерживает многообразие идей и уважает существование, в том числе, либерализма. Но последний не должен становиться «священной коровой», навязываемой всем и вся.
Но не надо считать, что она имеет право на абсолютное доминирование, вот о чём речь,
– заметил президент.
Финальным аккордом интервью стал «вопрос вопросов». Кого Путин оставит после себя? Эта задача преследует его ещё со дня инаугурации, но это, пожалуй, единственный вопрос, на который у президента пока нет ответа. «Ситуация меняется, меняются определённые требования к людям», – ответил глава государства. Вероятно, Путин намекает на то, что за 18 лет у него всегда были несколько фаворитов и из-за тех или иных ситуаций выбор преемника постоянно менялся. До конца срока ещё пять лет – за это время многое может измениться.
Если отталкиваться от того, что интервью дано в канун G20, внимание журналисты сконцентрировали на внешнеполитических вопросах. Ответив на них, Путин дал понять участникам саммита две простые истины. Несмотря на уважение и симпатию к Трампу, интересы США и России всё ещё диаметрально противоположные. А сближение с Китаем не является местью Западу, но будет продолжено.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



389

Похожие новости
23 июля 2019, 15:24
22 июля 2019, 19:54
23 июля 2019, 15:24
22 июля 2019, 21:09
23 июля 2019, 02:24
22 июля 2019, 23:09

Новости партнеров
 

Выбор дня
23 июля 2019, 08:54
23 июля 2019, 02:24
23 июля 2019, 05:39
23 июля 2019, 12:09
23 июля 2019, 11:54

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
19 июля 2019, 07:24
16 июля 2019, 17:24
18 июля 2019, 02:09
21 июля 2019, 14:39
21 июля 2019, 01:39
23 июля 2019, 11:54
19 июля 2019, 13:54