Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Оцифровали село – оцифруют Россию: Максут Шадаев и Михаил Осеевский не оставляют «Рос­телеком» без госзаказов

К концу года россиянам начнут выдавать электронные паспорта. Чем продиктована новация – заботой о безопасности и удобстве граждан? Или же инициатива пролоббирована теми, кто пытается погреть на этом руки? Ведь деньги на цифровизацию документов уйдут гигантские. И достанутся они прежде всего «Ростелекому», который уже показал своё умение «переваривать» огромные бюджеты.
Цифровизация отношений между гражданами и государством уже давно стала очень удобным предлогом для освоения средств из казны и внебюджетных фондов. Главным бенефициаром этого процесса можно назвать госкорпорацию «Рос­телеком».
К тому, что масштабную программу будет выполнять гос­компания, в целом нет претензий. В конце концов речь идёт об информации, к которой абы кого не подпустишь. Однако помимо конфиденциальности есть ещё вопрос экономической оправданности – то есть надо быть уверенным, что бюджетные деньги будут потрачены на дело, а не разбазарены. И здесь, увы, «Рос­телекому» под руководством Михаила Осеевского сильно хвалиться нечем.
Порочная связь
Первым грандиозным проектом «Ростелекома» стала так называемая программа устранения цифрового неравенства (УЦН), запущенная в 2014 году. Она была направлена на то, чтобы жители сельской местности получили такой же доступ к государственным цифровым интернет-сервисам, как и горожане. В рамках программы «Ростелеком», по усреднённым оценкам, освоил около 150 млрд рублей. В первую очередь было решено провести интернет в небольшие населённые пункты, куда частные провайдеры не пойдут из-за небольшого количества абонентов. Решение вроде бы разумное, но способ «раздачи» интернета был выбран весьма странный. К деревеньке протягивали оптоволоконную линию связи, к которой подключалась точка доступа Wi-Fi. По сути, пользоваться интернетом можно было только рядом со столбом, на котором висело оборудование. Журналисты «Нашей Версии» не раз убеждались на своём опыте, что толку от такого интернета для жителей села мало. Попробуйте, к примеру, составить заявление на портале «Госуслуги», стоя со смартфоном посреди улицы под палящим солнцем.
Чтобы получить объективную картину, мы направили в «Ростелеком» запрос с просьбой сообщить, сколько абонентов реально пользуются этой системой, в какие деньги обошлось её создание и где опубликован полный список всех точек доступа с адресами. Однако в своём ответе пресс-служба компании обошла все острые вопросы и выдала нечто вроде победной реляции: мол, «Ростелеком» провёл интернет в 12,5 тыс. сёл. Но даже здесь вышел конфуз: по изначальному плану уже к январю 2019 года следовало установить точки доступа в 13 958 поселениях. То есть выполнение программы уже идёт с отставанием. Кроме того, строительство сетей обернулось уголовными делами против менеджеров «Ростелекома» в нескольких регионах, о чем «Наша Версия» уже писала.
Окольными путями нам удалось установить, что «Ростелеком» получал на УЦН по 10–20 млрд в год из специального фонда, в который скидываются все операторы связи. Таким образом, расходы монополиста опосредованно включены в тариф на связь каждого россиянина. Но даже при этом программа УЦН оказалась убыточной для «Ростелекома» – заработали на ней исключительно подрядчики. Вряд ли стоит предполагать, что в госкомпании сидят сплошь наивные люди, отдающие деньги в чужие руки. Скорее в качестве подрядчиков выступали далеко не чужие фирмы.
Кстати, вопросы по поводу эффективности построенной системы возникали даже у профильного министерства. В 2018 году министр связи Константин Носков публично заявил: «Wi-Fi не решает проблему доступа населения к широкополосному интернету. Мы просто в рамках УЦН видим весь трафик и видим, что люди не пользуются Wi-Fi».
Впрочем, с января прошлого года Константин Носков в Минкомсвязи уже не работает. Его сменил Максут Шадаев, который до этого занимал пост вице-президента «Ростелекома», то есть сам участвовал в реализации программы УЦН. Понятно, что претензий теперь можно не ждать.
Тем временем в марте было объявлено о старте УЦН 2.0. Теперь подключать деревню к Сети планируется не через Wi-Fi, а с помощью мобильной связи. Но к базовым станциям всё так же будут тянуть оптоволокно. Параллельно селянам разрешили прокладывать к своим домам провода от точек доступа. Однако стоимость подключения может составлять десятки тысяч рублей – в разы дороже, чем в городе. Вот тебе и устранили неравенство.
На проведение Интернета в сёла «Рос­телеком» потратил гигантские деньги. Однако во время карантина омскому студенту Алексею Дудалову пришлось залезать на дерево, чтобы поймать сигнал (фото: РИА Новости)
Оцифруют всех
Ещё один проект, который развивали структуры «Ростелекома», – интернет-сервис «Госуслуги». Да, по сравнению с тем, что приходилось переживать гражданам прежде при необходимости получить какой-нибудь документ, это огромный шаг вперёд. Однако «Госуслуги» так и не смогли стать единым центром взаимодействия гражданина с госорганами. К примеру, в некоторых регионах нельзя оформить с помощью «Госуслуг» субсидии на ЖКУ. Хотя формально такая опция есть, но, как ни бейся, сервис выдаёт гражданину ошибку. В итоге люди вынуждены собирать бумажные справки и стоять в очереди в МФЦ. А местный бюджет, глядишь, таким образом сэкономит на выплатах месяц-другой. Также не получится прописать собственного ребёнка в своей квартире –
придётся к назначенному времени явиться в «паспортный стол» с бумажными документами.
А всё потому, что не решена ключевая проблема – надёжно распознать гражданина. Показательный факт: в провинции есть такой полулегальный бизнес, когда некие фирмы помогают гражданам, у которых нет компьютеров, оформлять документы на «Госуслугах». Само собой, операторы получают доступ к аккаунту клиента и фактически действуют от его имени без юридически оформленной доверенности. Зная это, легко понять, почему развитие «Госуслуг» зашло в тупик: добавишь сервису функциональности – дашь волю мошенникам.
Решить проблему безопасности должна была Единая биометрическая система (ЕБС). Она нужна, чтобы надёжно распознавать людей по лицу, голосу и другим биометрическим данным. «Ростелеком» презентовал её в 2019 году. К нынешнему дню собраны уже данные 164 тыс. граждан, но толком система не работает. Хотя граждане, которые сдают свои данные «Ростелекому», вряд ли могут рассчитывать на какие-то реальные удобства или экономию времени. Расплачиваться на кассе в магазине с помощью улыбки или подмигивания –даже в теории затея сомнительная. Не говоря уж о том, что технология сырая, а стоимость оборудования в конце концов будет включена в цену товаров, чего никому не хочется.
В апреле «Ростелеком» фактически расписался в собственном бессилии создать чётко работающую ЕБС и позвал на помощь «Сбер». Два гиганта создали ООО «Цифровые технологии идентификации». Герман Греф заявляет, что надеется заработать с помощью ЕБС. По его задумке, собранными данными для распознавания граждан будут пользоваться не только госорганы, но и частные клиенты – банки, нотариусы, авиакомпании, гостиницы и т.п. И все они будут платить оператору системы, то есть совместному ООО «Сбера» и «Рос­телекома». Эта схема начинает напоминать программу УЦН: платят все, а реальной пользы не получает никто, кроме самих исполнителей.

Тем временем

Пока «Госуслуги» буксуют, не имея возможности распознавать граждан, Минцифры (до сентября 2020 года – Минкомсвязи) решило зайти с другой стороны. В конце года россиянам в тестовом порядке начнут выдавать «электронные паспорта». Это будут пластиковые карточки с микрочипом, на который запишут биометрические данные. Предоставлять информацию о себе граждане смогут с помощью специального мобильного приложения «ГосДоки», за разработку которого бюджет выложит 1,3 млрд рублей. Исполнители этих грандиозных проектов пока не определены. Но очевидно, что «Ростелеком» будет в числе фаворитов. И его союзник «Сбер» тоже вряд ли останется в стороне. Ведь контроль над паспортной системой – это не только возможность заработать на торговле данными, о чём Герман Греф заявляет прямо. Это ещё и жирный плюс к аппаратному и политическому весу менеджера, который формально не входит в чиновничью пирамиду.
Возникает вопрос, чем такая цифровизация обернётся для граждан. Уже известно, что если гражданин получит цифровой паспорт, то его старый бумажный документ будет признан недействительным. Судя по всему, какое-то время можно будет уклоняться от получения цифрового паспорта, но очевидно, что в связи с этим придётся терпеть неудобства.
Также говорят, что после запуска «ГосДоков» (а он намечен на этот год) многие документы вообще перестанут выдавать на бумаге. Речь идёт о СНИЛС, ИНН, полисах обязательного страхования и даже водительских удостоверениях. Впрочем, как показывает практика, сроки могут быть ещё не раз перенесены.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники






397

Похожие новости
16 июня 2021, 10:05
16 июня 2021, 10:05
18 июня 2021, 09:45
17 июня 2021, 09:00
18 июня 2021, 09:45
17 июня 2021, 01:40

Новости партнеров
 

Выбор дня
19 июня 2021, 18:45
19 июня 2021, 22:25
19 июня 2021, 20:35
19 июня 2021, 20:35
19 июня 2021, 19:40

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
17 июня 2021, 11:45
16 июня 2021, 12:50
17 июня 2021, 00:45
17 июня 2021, 06:15
15 июня 2021, 04:40
19 июня 2021, 01:20
16 июня 2021, 20:10