Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Остаёмся сами по себе»: как выжившие в одесской трагедии 2014-го участники «антимайдана» скрываются в России

Спустя пять лет после трагедии в Доме профсоюзов в Одессе, в результате которой погибли 48 человек, Киев так и не нашёл виновных в произошедшем. Радикалы не понесли наказания за свои действия, однако в заключении остаются десятки активистов «антимайдана». Из-за преследования со стороны властей и националистов в 2014-м многие сторонники федерализации были вынуждены спешно покинуть Одессу и уехать в самопровозглашённые республики Донбасса или Россию. RT выяснил, что зачастую у беженцев нет необходимых документов, чтобы легализоваться в РФ, а обратиться в миграционные органы они не решаются, потому что опасаются депортации на Украину. RT поговорил с вынужденными переселенцами и узнал позицию МВД по вопросу их статуса.
 
Массовые беспорядки у здания Дома профсоюзов в Одессе 2 мая 2014 года РИА Новости © Денис Петров
 

2 мая 2019 года исполнится пять лет со дня трагических событий в Одессе. В тот день 48 человек погибли, более 200 получили ранения в масштабных столкновениях в центре города между радикалами из «евромайдана» и противниками революции в Киеве, а также в результате пожара, который начался в Доме профсоюзов, где оказались заблокированы люди.    

В марте 2014 года в сквере, окружающем Куликово Поле, активисты «антимайдана» развернули палаточный лагерь. Куликово Поле — одна из самых больших площадей Одессы, именно на ней стоит Дом профсоюзов.   

В апреле положение «куликовцев» начало осложняться. Председатель Одесской областной администрации Владимир Немировский пообещал «очистить площадь к 9 мая». Кроме того, в регион стали съезжаться украинские националисты и бойцы так называемой Самообороны «майдана», а также боевики «Правого сектора»*. 

2 мая в центре Одессы сторонники «евромайдана» планировали провести марш «За единство Украины». В тот же день в город на футбольный матч должны были приехать несколько сотен фанатов из Харькова. Ожидалось, что они могут принять участие в разгоне лагеря на Куликовом Поле.

В этих условиях движение «антимайдана» раскололось. Некоторые активисты по соображениям безопасности перенесли свои палатки на окраину города, к мемориалу у 411-й береговой батареи. Остальные отказались покидать площадь. 

В итоге 2 мая «куликовцы» в районе Греческой площади столкнулись с участниками марша «За единство Украины». В ходе массовых беспорядков в центре города от огнестрельных ранений погибли шесть человек: четверо «антимайдановцев», двое сторонников новой киевской власти.

Позже беспорядки начались на Куликовом Поле. Участники «евромайдана» разрушили палаточный лагерь, а его жители были вынуждены укрываться в Доме профсоюзов. Затем радикалы подожгли здание, заблокировав в нём людей. Тех, кто выпрыгивал из окон, жестоко избивали. По официальным данным, в результате пожара погибли 42 человека.  

За прошедшие годы украинская власть так и не привлекла к ответственности виновных в этой трагедии. В то же время в заключении находятся десятки сторонников «антимайдана», арестованных в Одессе в те дни. Сотни людей, опасаясь репрессий и внесудебных расправ, покинули город и уехали в Россию и непризнанные республики Донбасса.

Некоторым из них не удалось легализоваться на территории РФ, всё это время они живут в стране нелегально, опасаясь депортации на Украину. 

Одесский адвокат Анна Усатенко, член юридического отдела движения «Куликово Поле», покинула Украину уже вечером 2 мая. По её данным, в настоящее время в России нелегально проживают не менее десятка «куликовцев» — как рядовые активисты, так и бывшие члены штаба движения и даже бывшие депутаты одесского горсовета. 

Поскольку беженцы из Одессы не подпадают под действие указа президента России от 24 апреля, согласно которому жители самопровозглашённых ДНР и ЛНР получили право на предоставление российских паспортов в заявительном порядке, все они предпочитают скрывать свои имена, а на вопросы о текущем роде занятий отвечают уклончиво.

«Те лишения, которые перенёс Донбасс, испытали сотни и тысячи жителей других регионов Украины. Многие из них — не только одесситы — принимали участие в боевых действиях на стороне ополчения, часть этих людей до сих пор находится на передовой, — отмечает в разговоре с RT Усатенко. — Естественно, этот указ — движение в правильном направлении. Однако и после этого решения множество людей так и останется вне правового поля. И их проблемы тоже надо решать».

Политик по призванию


В числе «куликовцев», перебравшихся в Россию, один из лидеров движения, публицист и общественный деятель Егор К. Ему 44 года. С начала нулевых он принимал активное участие в политической жизни Одессы. Ещё во время «оранжевой революции» 2004 года Егор стал одним из лидеров местного «антимайдана». А когда в 2013 году в Киеве начались волнения, он, как и девять лет назад, вновь координировал силы, готовые противостоять сторонникам евроинтеграции. Кроме того, несколько раз он привозил продукты и тёплые вещи сотрудникам «Беркута» в Киев.

После свержения Януковича Егор полностью сосредоточил свою деятельность на Одессе, где организовывал мероприятия активистов, боровшихся за федерализацию страны.

«Мы не выступали за выход Одессы из состава страны, как это стремится показать пресса. Никто из нас не рассчитывал на «крымский сценарий». Мы понимали, что курс новых властей губителен для страны, поэтому добивались максимальной автономии региона в рамках Украины, — поясняет позицию «куликовцев» Егор. — Мы надеялись, что наши выступления вынудят местную элиту занять жёсткую позицию по отношению к Киеву и поддержать идею федерализации. Я до сих пор убеждён, что шансы на это у нас были».

Егор вошёл в штаб «Куликова поля», где находился на первых ролях до мая 2014 года.

Через пять дней после трагических событий в Доме профсоюзов Егор уехал в Луганск. Он понимал, что его будут преследовать силовики и ультраправые радикалы. Вскоре его объявили в розыск за «действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти».

В Луганской области вместе с несколькими покинувшими Одессу «куликовцами» Егор примкнул к отряду «Призрак» командира ополчения Алексея Мозгового.

«Мне Мозговой сразу сказал, что мне в моём костюмчике на передовой делать нечего. Поэтому, мол, давай в Москву и уговаривай всех, кого можно, чтобы нам помогали, — вспоминает Егор. — Так я больше года мотался между столицей и Луганском».

В конце 2015 года в Ростове Егора, его жену и двух дочерей признали беженцами, однако продлить свой статус мужчина не сумел: во время рабочей поездки в Санкт-Петербург у него случился инсульт, вернуться в Ростов и оформить документы не получилось.

«Удар был очень сильным. Я около семи часов просто валялся на полу, не имея возможности даже дотянуться до телефона, — вспоминает Егор. — У меня отнялась левая часть тела, несколько месяцев я был прикован к инвалидной коляске. Из-за этого я просто физически не мог доехать до Ростова. Свой статус просрочила и моя жена, ухаживавшая за мной всё это время».

Так Егор оказался нелегалом на территории РФ. Когда мужчина частично восстановился после инсульта, он написал в администрацию президента. В ответ ему рекомендовали ещё раз обратиться в миграционный отдел по месту проживания.

«С этим письмом я обращался в ростовское МВД, однако положительного ответа не получил. В декабре 2018 года вместе мы с женой перебрались в Севастополь и уже там руководство местной полиции пошло мне навстречу и продлило срок пребывания на три месяца, — рассказал он RT. — За это время мне удалось получить статус носителя русского языка, однако подать документы на вид на жительство я не успел, так как просрочил регистрацию на четыре дня. С тех пор я снова нелегал».

Казак с двумя ранениями

Ещё один «куликовец», оказавшийся нелегалом на территории России, — есаул черноморского казачества 46-летний Олег Ц.

Олег родился в Одесской области, большую часть жизни провёл в столице региона. До событий «евромайдана» он работал слесарем-инструментальщиком и активно участвовал в деятельности местного казачества.

«Когда в Киеве начались беспорядки, в Одессе собрался казачий круг, где мы резко осудили «евромайдан», — вспоминает Олег. — Зимой занимались охраной здания областной администрации от «Правого сектора». После свержения Януковича ушли на Куликово поле, где обеспечивали безопасность палаточного лагеря. Лично я был начальником разведки движения».

Сразу после событий 2 мая Олег уехал в Луганск.

«В Луганске мы были уже третьего числа. Попали с корабля на бал. Отметились в здании СБУ, занятом ополчением, и сразу приняли участие в штурме местного военкомата, где оставались нацгвардейцы, — рассказал RT Олег. — 6 мая уже был второй бой — возле блокпоста в окрестностях города, где я получил две пули. Они до сих пор в моём плече».

27 мая по туристической базе «Ясены», где Олег восстанавливался после ранения, был нанесен авиаудар. Сам мужчина уцелел, однако все вещи, в том числе его документы, были уничтожены.

Восстановив здоровье, казак вступил в батальон «Призрак», в составе которого принимал участие в боях под Лисичанском, Рубежным и Алчевском. Впоследствии он перешёл в отдельную бригаду особого назначения «Одесса», костяком которой стали выходцы из приморского города.

  • © Фото из личного архива

Затем Олег принимал участие в Дебальцевской операции. Там в феврале 2015-го он получил второе ранение. После тяжелой контузии он больше не мог участвовать в боях. Из документов на руках у него было только удостоверение военнослужащего самопровозглашённой ЛНР.

После того, как Олег оправился от ранения, он узнал, что на Украине его объявили  в розыск. Мужчина опасался, что если он попытается вернуться в ЛНР или попробует зарегистрироваться в России без каких-либо удостоверяющих документов, его могут задержать и депортировать на Украину.

«С тех пор я и живу нелегалом. Неоднократно пытался выяснить, как могу решить свою проблему, но варианта, исключающего риск депортации, не нашёл, — рассказывает Олег. — Если это произойдёт, то с моими «заслугами» перед Украиной, я даже не доеду до Харькова».

По словам Олега, прожить последние четыре года ему удалось во многом благодаря помощи донского казачества, радушно принявшего его в свои ряды. Мужчина не может устроиться на постоянную работу, поэтому приходится перебиваться временными заработками. Но денег всё равно катастрофически не хватает.

Сбежавший из под ареста

До весны 2014-го одесский спортсмен Игорь В. жил абсолютно обычной жизнью и был далёк от какой-либо политической активности. 

Как отмечает Игорь, начало протестов в Киеве он воспринял с определённой долей сочувствия. Ему импонировали антикоррупционные лозунги сторонников евроинтеграции. Но вскоре он полностью разочаровался в происходивших в украинской столице событиях.

«Уже через несколько дней стало понятно, что эти лозунги — просто популизм, а под их прикрытием к рычагам управления идут люди, которые сами являлись частью старой коррумпированной элиты, — вспоминает Игорь. — По мере нарастания беспорядков в Киеве стало очевидно, к чему может привести «евромайдан». Для граждан страны осталось два варианта: примириться с происходящим и потом глотать последствия, либо попытаться как-то противостоять надвигающейся угрозе».

Игорь выбрал второй вариант. В середине марта, узнав в интернете об акциях сторонников федерализации на Куликовом поле, мужчина впервые присоединился к активистам. Он старался не пропускать митинги и демонстрации движения. 

Игорь участвовал и в трагических событиях 2 мая. Через несколько часов после начала беспорядков мужчина оказался в числе нескольких десятков активистов, заблокированных националистами в торговом центре «Афина». Чтобы избежать дальнейшего кровопролития, одесская милиция подогнала к ТЦ несколько автозаков. В результате «куликовцев» забрали в отделения МВД Овидиополя и Белгорода-Днестровского, а затем официально задержали. 

Затем Игорь попал в винницкое СИЗО. Оттуда по конференц-связи он принял участие в суде, проходившим в Одессе. Его постановили посадить под домашний арест. После заседания Игоря и других активистов вновь отвезли в Одессу.

«В тот же день мне позвонил знакомый и сообщил, что одного парня, которого задержали вместе с нами, после освобождения зарезали возле дома, — вспоминает он. — На следующее же утро я на перекладных отправился в Донбасс. Это оказалось правильным решением, потому что почти все, кому дали домашний арест, впоследствии вновь оказались в СИЗО».

В Донбассе Игорь присоединился к ополчению, в составе которого принимал участие в боях под Горловкой и Луганском. После контузии, полученной в августе, он уехал в Россию поправлять здоровье.

  • © Фото из личного архива

«Тогда я не думал подавать (документы. — RT) на российский паспорт. Рассчитывал, что политическая ситуация на Украине изменится, и я смогу вернуться домой. Когда этого не случилось, в начале 2016 года я вернулся в Луганск, чтобы получить местный паспорт. Мой украинский документ ещё в 2014 году во время боевых действий пришёл практически в негодное состояние», — рассказал Игорь.

Получив паспорт непризнанной республики, Игорь уехал в Москву в надежде окончательно обосноваться в России. Однако в столице у него украли сумку с документами. По словам мужчины, сразу после инцидента он обратился в миграционное отделение с просьбой помочь в восстановлении указанных документов.

«Мне объяснили, что для этого нужно вернуться в Луганск и уже там получить новый паспорт. В миграционке заверили копию документа и сказали, что с ним я смогу въехать в ЛНР. Естественно, через границу меня не пропустили и составили на меня протокол за нарушение пограничного режима», — рассказывает одессит.

Вернувшись в Москву, мужчина снова пошёл к чиновникам с просьбой урегулировать его положение, однако реальной помощи не получил: ему предложили решать свою проблему в украинском консульстве. Последовать этому совету Игорь по понятным причинам не может: на Украине он объявлен в розыск за участие в одесских событиях.

«Я не один нахожусь в таком положении. Кто-то попал в плен и оказался без документов в результате обмена, кто-то не получил квоты, кто-то просрочил сроки пребывания, — говорит Игорь. — Мы оказались полностью вне правового поля и пока не очень понятно, как можно исправить эту ситуацию».

Необходимо установить личность



После получения запроса RT о ситуации с пребыванием «куликовцев» на территории РФ, в центральном аппарате МВД сообщили, что просрочившие срок пребывания в России беженцы из Одессы имеют возможность избежать депортации и легализоваться на территории РФ.

«Законодательство в сфере миграции позволяет гражданам Украины, как законно, так и незаконно находящимся на территории Российской Федерации и имеющим обоснованные опасения стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определённой социальной группе или политических убеждений, обратиться в территориальный орган МВД России с ходатайством о предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации», – говорится в ответе ведомства.

В случае положительного ответа одесситы получат право оформить разрешения на временное проживание в РФ (РВП).

Это касается и беженцев, оказавшихся в России без каких-либо удостоверяющих документов. Однако перед тем, как обратиться за получением статуса, просителям необходимо пройти процедуру установления личности в отделении МВД по месту жительства.

Юрист Анна Усатенко, в свою очередь, полагает, что из-за размытости формулировок закона воспользоваться этой возможностью на практике не всегда представляется возможным.

«К сожалению, эта обтекаемость формулировок для чиновников, занимающихся вопросами миграции, даёт им возможность лавировать и трактовать нормы закона по своему усмотрению, — полагает Усатенко. — Если сотрудник посчитает нужным пойти навстречу обратившемуся, он это сделает. Если нет, последствия для беженца будут печальными».

По словам юриста, именно по этой причине многие из покинувших Одессу «куликовцев» боятся обращаться в органы МВД. Они опасаются, что в случае негативного ответа их могут депортировать, а для них это автоматически означает длительный тюремный срок на Украине.

«В России на постоянной основе проводятся миграционные амнистии для граждан среднеазиатских республик. Это возможно, благодаря соглашениям между правительствами двух стран, — продолжает Усатенко. — Просить таких поблажек для беженцев с Украины просто некому. И спустя пять лет мы до сих пор остаёмся сами по себе. Мы всё же надеемся на понимание и содействие беженцам из Одессы со стороны МВД, так как в подобной ситуации эти люди оказались не по своей вине».

* «Правый сектор» — украинское объединение радикальных националистических организаций, признанное экстремистским и запрещённое на территории России (решение Верховного суда РФ от 17.11.2014).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



439

Похожие новости
25 мая 2019, 20:39
24 мая 2019, 20:24
25 мая 2019, 01:09
24 мая 2019, 23:39
24 мая 2019, 17:09
25 мая 2019, 02:54

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
22 мая 2019, 11:39
24 мая 2019, 09:09
22 мая 2019, 08:24
21 мая 2019, 06:24
20 мая 2019, 17:24
21 мая 2019, 12:39
22 мая 2019, 01:54