Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Ошибиться чревато»: автор Telegram-канала «Мышь в овощном» о геополитическом выборе Турции

В пятницу, 7 сентября, в Тегеране проходит саммит лидеров России, Турции и Ирана. В центре внимания — ситуация в сирийском Идлибе, последнем оплоте террористов в арабской республике. Специально для RT автор Telegram-канала «Мышь в овощном» — о геополитическом выборе, который предстоит сделать Анкаре.
 
Сирийский Идлиб Reuters © Ammar Abdullah
 

В международных отношениях, вообще говоря, всё связано со всем. В отношении Турции это верно вдвойне и втройне. Объясняется это не только её соседством с самыми больными местами всей Евразии, но и внутренней эволюцией последних лет и изгибами внешней политики.

Ноль проблем с соседями, декларировал ранний Эрдоган. Ноль соседей без проблем — оказалось лет десять спустя и отразилось на внутренних делах до такой степени, что причастных к попытке переворота пришлось репрессировать десятками тысяч. Множество опасных уязвимостей и зависимостей. И вполне экзистенциальный выбор, перед которым страна стоит прямо сейчас и ошибиться в котором крайне чревато.

Контекст общеизвестен. Ближнему Востоку предсказуемо было суждено оказаться одним из немногих пунктов, где расплавление постсоветского миропорядка происходит особенно наглядно и быстро.

Гегемон, без оглядки на каждое слово которого ещё совсем недавно в регионе жил один Иран, на глазах утрачивает в нём контрольный пакет. Сохраняя, однако, блокирующий: возможность совершить проекцию дурной силы, то есть ещё раз погрузить регион в кровавый хаос, никуда не денется даже после того, как будут (надеемся) затоптаны последние уголья сирийского пожара.

Условия, при которых США могут решиться на повторный поджог Ближнего Востока, в сущности, тоже на поверхности. Во-первых, сброс напряжения вовне уже которое десятилетие, простите за банальность, служит Америке отработанным средством внутриполитической борьбы — и момент, когда такое решение снова назреет, для администрации Трампа может оказаться совсем недалёк. Во-вторых, цена поджога не должна оказаться неприемлемой для поджигателя (и заметим на полях, что Израиль в этом вопросе поджигателю жалко не менее, чем самого себя).

Во всех предыдущих случаях вопрос цены перед Америкой, можно сказать, не стоял. Не стоял среди прочего потому, что в прошлых противостояниях «государство против государства» перевес агрессора над жертвой был подавляющим. Подавляющим он был в том числе потому, что свои задачи гегемон решал при поддержке либо, в худшем случае, при нейтралитете основных региональных сил.

С учётом всех этих обстоятельств и вернёмся к сказанному про предстоящий Турции экзистенциальный выбор. Заключается он совершенно не в том, что приходит время (а оно действительно приходит — в силу бешеного давления США, и ни по какой иной причине) выбирать сторону в набирающем силу российско-американском конфликте. Заключается он, если смотреть шире, в том, что определённый и окончательный выбор стороны предстоит сделать в холодной войне, которую США ведут против большей части остального мира, не исключая собственно Турцию.

Гегемон не потому хлещет кнутами торговых войн и санкций направо и налево, что полагает: чем сильнее лупить, тем жарче ответная любовь. Делает это он потому, что его интересы — ну как их понимает Трамп, во всяком случае — с интересами бывших клиентов вошли в мёртвый антагонистический клинч. 

Сладкие сказки про общие ценности забыты — ценности интересами кроются всегда. Win — lose. Игра со строго нулевой суммой. Умри ты сегодня, а я завтра. И Турция из этого длинного ряда не выделяется ничем: или марш в стойло, по каждому из тысячи и одного предъявленного пункта, или буду пороть. 

Для Эрдогана эти расклады, однако, осложняются тем, что в вопросе Идлиба его тактические ситуативные интересы вполне совпадают с американскими. Иллюзий об исходе войны в целом он давно не питает.

Последняя вспышка этих иллюзий — весна 2018 года, первый ракетный удар Трампа по Сирии под «химическим» предлогом, когда по самым горячим следам Эрдоган выражал живейшую готовность решать сирийский вопрос вместе и до общей победы. Услышан не был: удары по Сирии для Трампа были и остаются тактикой, а не стратегией.

  • Лидеры Ирана, Турции и России — Хасан Рухани, Реджеп Эрдоган и Владимир Путин
  • РИА Новости
  • © Михаил Климентьев

Но платить по старым векселям Эрдогану приходится. Десятки тысяч самых отмороженных боевиков, которых Турция взращивала и поддерживала годами, способны, перейдя границу, стать мощным фактором внутренней дестабилизации даже в интернированном виде. Ну и фактор многолетней героизации этой публики для внутренней аудитории тоже весьма значим, терять лицо в этом вопросе Эрдогану совсем не хочется. И получается, что хорошее для всех решение по Идлибу найти будет очень непросто.

А какой другой вопрос двусторонних отношений ни возьми, раз за разом будет получаться, что американским интересам турецкие противоположны, а с российскими — совместимы, как ключ с замком. Растравление незаживающей курдской язвы, карательные импортные пошлины, заморозка поставок F-35, персональные санкции и длинные списки требований, несовместимых ни с суверенитетом, ни с национальным достоинством, с одной стороны. «Турецкий поток», строительство АЭС, С-400, общий интерес в безболезненном и компромиссном разрешении курдской проблемы и подчёркнутое выстраивание отношений на началах взаимных уважения и выгоды — с другой.

А за недалёким горизонтом (возвращаемся к вопросу о цене нового поджога региона) ещё и Иран. Изолированная воздушная операция против которого, мистер Болтон не даст соврать, для Америки по большому счёту бессмысленна. А наземная имеет шанс завершиться быстро и обойтись относительно дёшево, в том числе в отношении потерь (непременные условия планирования за США), только при условии развёртывания крупной сухопутной группировки в Ираке, который для этого сначала придётся оккупировать ещё раз, или на юго-востоке Турции. Которой в этом сценарии придётся говорить недвусмысленное «да» (принимая в довесок свою — более чем весомую — часть последствий, от гуманитарных до экономических и торговых) или «нет». Что и станет моментом её окончательного геополитического выбора на обозримое будущее — если только, чего нельзя исключить, он не будет сделан ещё раньше.

Со своей стороны Россия в последние годы, к великому счастью, на внешней арене окончательно избавляется от практики браков по любви. Только скрупулёзный расчёт, только абсолютная прагматичность, только полная предсказуемость во всех вопросах, представляющих взаимный интерес, и безоговорочная верность принятым обязательствам.

Таковы основные контуры предстоящего Турции выбора. Трёхсторонняя встреча в Тегеране совсем скоро, уже в пятницу, покажет, удастся ли её участникам приемлемым для всех них способом поставить точку в проблемах, оставшихся от прошлого, и тем самым позволит предположить, какой из сценариев будущего окажется для Турции предпочтительнее.

Автор Telegram-канала «Мышь в овощном» специально для RT

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
215

Похожие новости
25 сентября 2018, 12:39
24 сентября 2018, 23:39
25 сентября 2018, 18:55

25 сентября 2018, 06:09
25 сентября 2018, 19:09
25 сентября 2018, 02:39

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров
 

Популярные новости
24 сентября 2018, 20:24
22 сентября 2018, 16:24
21 сентября 2018, 15:54
20 сентября 2018, 12:24
23 сентября 2018, 16:56
22 сентября 2018, 12:54
24 сентября 2018, 05:56