Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Опричники» как альтернатива «ручному управлению»

Владимир Путин заявил, что «войны не будет». Свое утверждение он подкрепил информацией о новейшем российском вооружении, способном нанести любому врагу абсолютно неприемлемый ущерб.



Это делает прямую военную агрессию против нашей страны маловероятной.


Калитки для золотых ослов

Однако, как мы знаем, согласно легенде непреступные твердыни Константинополя пали из-за маленькой калитки, которую забыли закрыть.

Кроме того, можно вспомнить знаменитый афоризм Филиппа II Македонского: «Осел, груженный золотом, возьмёт любую крепость», который уже давно лег в основу стратегии Запада.


Иными словами, вопросы внутренней безопасности страны ничуть не менее актуальны и важны, чем аспекты внешней обороны.
И тут надо признать, что в наше стенах множество лазеек, куда не то, что осел, КАМАЗ груженый золотом заедет.

И все эти многочисленные проломы, отнорки и калитки необходимо срочно заделывать и запирать. И вот тут-то выясняется, что со специалистами, способными провести эту колоссальную работу – в стране «напряженка».

Это весьма отчетливо (и в который раз) показала трагедия в Кемерово. Получается, что единственный человек во властных структурах страны, способный разговаривать с разъяренными и возмущенными людьми, а так же осуществлять кризисное управление – это президент России Владимир Путин.

Неэффективность существующей системы власти, управленческая импотенция и «неправильная мотивация» чиновников создает все новые и новые лазейки и проломы, гораздо быстрее, чем Путин успевает их заделывать.

Опыт успешных реформаторов (не деструкторов, вроде Горбачева или Ельцина), возрождавших страну из пепла, и выводивших ее на качественно новый уровень, говорит о том, что им крайне необходима когорта единомышленников, на которых можно положиться, порученцев и кризисных управляющих, наделенных самыми широкими полномочиями.

Оболганный государь



Самой известной (и самой оболганной) такой структурой в отечественной истории была созданная Иоанном VI Грозным опричнина. Опираясь на которую государь Иван Васильевич осуществлял реорганизацию Московского государства в Самодержавное царство и заложил основы будущей Российской империи.

Отметим, что в общественном сознании укоренился образ Иоанна Грозного, как жестокого тирана, свирепого садиста, окружившего себя беспринципными кровожадными убийцами и палачами. Родоначальником этого воззрения стал историк Карамзин, в основу трудов которого легли свидетельства иностранцев, по тем или иным причинам, находившихся в России в годы правления Иоанна Грозного, а также труды князя — перебежчика Андрея Курбского.

«Князь-предатель, водивший в Россию литовские отряды, стал основоположником литературы, посвященной Ивану IV. … Существенный вклад в создание образа Грозного царя внесли лифляндцы И.Таубе и Э.Крузе. Участвуя в Ливонской войне, оба были взяты в плен и с началом опричнины привлечены к работе на дипломатическом поприще. В 1671 году, после неудачной осады Ревеля, они бежали в Литву. Для того чтобы оправдаться в двойной измене перед своими новыми хозяевами, в повествовании о жизни в России они сознательно сгущали краски, переплетая правду с явным вымыслом»,– пишет известный российский историк Юрий Кондаков.

Подобной точки зрения придерживается и другой современный исследователь Вячеслав Манягин: «Мемуары» Таубе и Крузе многословны и подробны, но их явно клеветнический характер выводит их за скобки достоверных источников. Серьезные научные исследователи не считают их таковыми. Так, ведущий специалист по русской истории этого периода, Р. Г. Скрынников отмечает: «Очевидцы событий Таубе и Крузе составили через четыре года после суда пространный, но весьма тенденциозный отчет о событиях».

В настоящий момент доказана несостоятельность большинства обвинений в адрес Иоанна IV и его ближайших слуг.

Ближе всех к пониманию образа Ивана Грозного, созданной им опричнины и их значения в русской жизни, по мнению ряда современных исследователей, подошел в своих трудах митрополит Иоанн (Снычев). «Опричнина стала в руках царя орудием, которым он просеивал всю русскую жизнь, весь ее порядок и уклад, отделял добрые семена русской православной соборности и державности от плевел еретических мудрствований, чужебесия в нравах и забвения своего религиозного долга», — писал владыка.

«При всей пристрастности концепции митрополита Иоанна многие положения, выдвинутые в его книге, разделяются и современными академическими исследователями», — указывает Юрий Кондаков, упоминая труды историков В.В.Шапошника и В.А.Колобкова.

Замена неэффективных институтов власти

Итак, что же это было – опричнина?

Начнем с причин ее породивших. Все детство и юность Ивана Васильевича протекала на фоне непрестанной череды боярских заговоров, интриг и мятежей, сотрясавших основы русского государства.

«Еще при Грозном до опричнины встречались землевладельцы из высшей знати, которые в своих обширных вотчинах правили и судили безапелляционно, даже не отдавая отчета царю», — писал историк В. О. Ключевский.

К этому можно прибавить, что царь, сосредоточивший в себе полноту ответственности за происходящее в стране, представлялся таким боярам удобной ширмой, лишавшей их самих этой ответственности, но оставлявшей им все их мнимые «права». Число знатнейших боярских фамилий было невелико — не превышало двух-трех сотен, зато их удельный вес в механизме управления страной был подавляющим. Мотивацией их было отнюдь не сила и величие страны, а личное богатство и удовлетворение собственных амбиций. Ради чего, они легко шли даже на измену.

Положение становилось нестерпимым, но для его исправления царь нуждался в единомышленниках, которые могли бы взять на себя функции административного управления страной, традиционно принадлежавшие боярству. Оно в своей недостойной части должно было быть от этих функций устранено.

Первыми попытками создать альтернативную боярским органам власти систему управления стала «избранная рада», куда государь собрал близких ему людей, единомышленников, которым, как он предполагал можно довериться. Но вскоре стало очевидным, что и они оказались вовлеченными в боярские интриги. Самые близкие – Алексей Адашев и иерей Сильвестр изменили царю и даже оказались причастными к отравлению его супруги Анастасии. Андрей Курбский, как уже говорилось, перешел на сторону неприятеля. Также поступил и другой воевода – Дмитрий Вишневецкий. Убедившись в неэффективности имеющихся у него средств, государь совершает экстраординарный шаг, завершившийся созданием опричнины, которая вовсе не была исключительно «антибоярским» орудием.
« Царь в указе об учреждении опричнины ясно дал понять, что не делит «изменников» и «лиходеев» ни на какие группы «ни по роду, ни по племени», ни по чинам, ни по сословной принадлежности», — указывал митрополит Иоанн.

Сам термин «опричнина» имел давнее происхождение. Так назывался удел, который князь выделял, «опричь» (кроме) другой земли. Однако в данном случае опричнина означала личный удел царя. Остальная часть государства стала именоваться земщиной, управление которой осуществлялось Боярской думой. Политическим и административным центром опричнины стал «особый двор» со своей Боярской думой и приказами, частично переведенными из земщины. В опричнине была особая казна. Первоначально в опричнину была взята тысяча (к концу опричнины — уже 6 тыс.) в основном служилых людей, но были и представители некоторых старых княжеских и боярских родов.

Пасть и метла



У опричников была особая эмблема в виде собачьей головы и метлы. Это означало, что опричник должен грызть «государевых изменников» и выметать измену.

Впрочем, карательная функция была для опричнины не единственная и не главная. Гораздо более важным направлением ее деятельности стало создание новой административной системы зарождающейся империи, или вернее исправление и модернизация старой. И опричные земли становились местом реализации новой модели.

Другая функция, стоящая перед организацией, была военная. В состав опричнины входило особое, опричное войско – своеобразная лейб-гвардия при особе монарха. Отбор в него был очень жесткий, и только «лучшие люди» имели шанс на зачисление в опричные полки. Комплектовались они, главным образом, из преданных царю дворян и детей боярских «опричных» волостей и уездов. В 1565г. оно включало 1000 опричников. На 20 марта 1573г. в составе опричного двора царя Иоанна числилось 1854 человека. Из них 654 были телохранители государя.

К 70-м гг. войско выросло до 5-6 тысяч человек. По своему характеру оно было поместным. Опричники получали за службу поместья во временное пользование и «государево» жалованье. Они давали клятву верности царю, обязывались не иметь никаких сношений с боярами земщины. Опричное войско было конным, в его составе была и собственная артиллерия. Оно имело полковую структуру и управлялось воеводами, которых царь назначал лично, и опричным Разрядным (дворовым) приказом. Функции этого приказа были идентичны функциям Разрядного приказа земщины.

Важнейшей задачей опричного войска была борьба с внутренней крамолой и сепаратистскими тенденциями, подавление и предупреждение мятежей. И в этом смысле опричное войско можно сравнить с современной Росгвардией.

Кроме того, опричники несли порубежную службу, охраняя границы государства, и участвовали в войнах совместно с земским войском, находясь на самых ответственных или опасных участках и действуя, как ударные отряды. При этом опричные полки объединялись с соответствующими земскими полками (например, Большой полк опричного войска с большим полком земским, опричный передовой полк с передовым полком земским и т.д.). Действовало опричное войско против внешнего врага и самостоятельно. Несмотря на малочисленность, оно сыграло выдающуюся роль в защите России, например, в битве на Молодях, в 1572г., во время которой были разгромлены татарские войска, а их командующий Дивей-мурза взят в плен опричником Аталыкиным.



В 1568 г. охрану южной границы Русского государства несли только опричники. Большой, передовой и сторожевой полки располагались в Мценске, а полки правой и левой руки и ертоульный (дозорный, разведывательный) — в Калуге.

Кризисные менеджеры Ивана Грозного

Уже упомянутые 600 особо приближенных к государю опричников не ограничивались функцией телохранителей. В случае необходимости они выполняли задачи доверенных царских порученцев, осуществлявших административные, разведывательные, следственные и карательные функции.

В случае необходимости каждый из приближенных опричников был готов принять руководство военными или гражданскими структурами. Так, например, в сентябре 1577г. во время Ливонского похода царь направил на взятие города Смилтин князей Михаила Ноздроватого и Андрея Салтыкова с войсками.

Немцы и литовцы, засевшие в городе, сдаться отказались, а царские военачальники блокировав укрепления не спешили докладывать царю об обстановке и о ходе переговоров с осажденными. Обеспокоенный государь отправил выяснить ситуацию на месте опричника боярского сына Проню Болакирева. Прибыв к Смилтину ночью, царский соглядатай констатировал отсутствие полноценного боевого охранения и множество других упущений по службе. Получивший от него доклад царь «почел кручинитца, да послал Деменшу Черемисинова, да велел про то сыскать, как у них делось».

Знаменитый опричник, Д. Черемисинов наделенный необходимыми полномочиями выяснил на месте, что помимо беспечного несения службы, воеводы отказывались выпустить из осажденного города литовцев вместе с их имуществом, надеясь его разграбить.

После же того, как опричник, взяв командование в свои руки, разрешил жителям вывести свои пожитки, «литва тотчас город очистили». Воеводы за неисполнение царских инструкций были наказаны — Ноздреватый был бит кнутом, а «Салтыкову за тое неслужбу государь шубы не велел дать».

В необходимых случаях руководство военными операциями изымалось из рук воевод и передалось доверенным опричников. В июле 1577г. царские воеводы двинулись на город Кесь и «заместничались», то есть начали спорить о старшинстве.

Но лишь стоило воеводам начать «дуровать», как доверенное лицо царя —опричник Даниил Борисович Салтыков был уполномочен вести войска «мимо» воевод, то есть, отстранив их от командования. Только что препиравшиеся между собой из-за мест князья все разом были подчинены дворянину Салтыкову, человеку по сравнению с ними вовсе «молодому».

Не одними репрессиями

Несомненно, репрессивные функции были для опричнины одними из основных. Но каковы были размеры этих репрессий? Один из «очевидцев» — англичанин Джером Гарсей утверждал, что в Новгороде в 1870 году опричники уничтожили 700 000 человек!

Указанная англичанином цифра в разы превышала население Новгорода тех времен. Историк Николай Скуратов в своей статье «Иван Грозный — взгляд на время царствования с точки зрения укрепления государства Российского» пишет: «Обычному, несведущему в истории человеку, который не прочь иногда посмотреть кино и почитать газету, может показаться, что опричники Ивана Грозного перебили половину населения страны. Между тем число жертв политических репрессий 50-летнего царствования хорошо известно по достоверным историческим источникам. Подавляющее большинство погибших названо в них поименно….казненные принадлежали к высшим сословиям и были виновны во вполне реальных, а не в мифических заговорах и изменах….почти все они ранее бывали прощаемы под крестоцеловальные клятвы, то есть являлись клятвопреступниками, политическими рецидивистами».

Известный советский историк Руслан Скрынников и митрополит Иоанн. И тот, и другой указывают, что за 50 лет правления Иоанна Грозного к смертной казни были приговорены 4-5 тысяч человек.

В том же веке в других государствах правительства совершали действительно чудовищные беззакония. В 1572г. во время Варфоломеевской ночи во Франции перебито свыше 30 000 протестантов. В Англии за первую половину XVI века было повешено только за бродяжничество 70.000 человек. В Германии, при подавлении крестьянского восстания 1525г. казнили более 100.000 человек. Герцог Альба уничтожил при взятии Антверпена 8.000 и в Гарлеме 20.000 человек, а всего в Нидерландах испанцы убили около 100.000.

То есть, учитывая реалии того времени, Иоанна VI с полным основанием можно назвать одним из самых гуманных государей того столетия.

«Со временем боярство с помощью опричнины излечилось от сословной спеси, впрягшись в общее тягло. О том, что опричнина не рассматривалась как самостоятельная ценность и ее длительное существование изначально не предполагалось, свидетельствует завещание царя, написанное во время болезни в Новгороде в 1572. «А что есьми учинил опричнину, — пишет Грозный, — и то на воле детей моих Ивана и Федора, как им прибыльнее, пусть так и чинят, а образец им учинен готов». Я, мол, по мере своих сил показал как надо, а выбор конкретных способов действия за вами — не стесняю ничем. Земщина и опричнина в конце концов смешались, и последняя тихо отмирала по мере осмысления правящим классом России своего религиозного долга, своего места в общерусском служении», – писал митрополит Иоанн.

37-го года не будет

Своего рода «опричниками» другого великого русского реформатора Петра Первого стали его «потешные».

Они были для него не только гарантами его личной безопасности и инструментом в борьбе за власть, но и кузницей кадров – военных и административных.

Владимир Путин, несомненно, испытывает острую потребность в единомышленниках, на которых он мог бы опереться, и которым мог бы доверить решение важных вопросов, и дать на это широкие полномочия. Однако не «Единая Россия», не ОНФ, увы, не подходят, в силу целого ряда причин для решения этих задач. Так что вопрос о президентских «опричниках», способных помочь нашему лидеру осуществить чистку системы управления и ее модернизацию, пока что остается открытым.

Следует отметить, что сама «чистка» государственного аппарата и интегрированного с ним бизнес-сообщества вовсе не обязательно должна выглядеть как 37-й год, «когда срока огромные брели в этапы длинные».

Собственно, Владимир Путин неоднократно говорил о том, что категорически отвергает массовые и масштабные репрессии, как способ управления государством, указывая, что подобные методы Россия в этот раз может не пережить.

«Зачистку» госаппарата можно осуществлять не расстреливая, или ссылая нерадивых или ненадежных чиновников, а отправляя их на «заслуженный» отдых, или переводя на те должности, где ущерб от них будет минимальный.

Такой подход позволит избежать репрессий, и даже обеспечить лояльность «зачищенных», в той степени, на какую они вообще способны.

В отличие от времен начала царствования Ивана Васильевича, правоохранительные органы в России есть, они вполне дееспособны, и, как правило, эффективнее властных структур. То есть репрессивные функции нынешним «опричникам» (если они появятся) будут не нужны, их главной задачей станет кризисное управление и модернизация административных структур. Которая могла бы вывести страну из режима «ручного управления».
Автор: Борис Джерелиевский

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
890

Похожие новости
01 ноября 2018, 14:24
07 ноября 2018, 13:24
30 октября 2018, 10:39

12 ноября 2018, 10:24
06 ноября 2018, 11:24
13 ноября 2018, 09:09

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
18 ноября 2018, 00:09
18 ноября 2018, 08:24
18 ноября 2018, 05:28
18 ноября 2018, 03:39
18 ноября 2018, 03:39

Новости партнеров
 

Новости партнеров
 

Популярные новости
11 ноября 2018, 18:54
15 ноября 2018, 10:24
13 ноября 2018, 17:54
17 ноября 2018, 21:09
12 ноября 2018, 02:54
16 ноября 2018, 02:54
17 ноября 2018, 17:54