Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Оливковая метла



Соперничество внешних сил в Сирии как выступающих на стороне президента Б. Асада, так и враждебных ему, долгое время сводилось к борьбе за контроль над границами или ключевыми районами, в том числе нефтяными месторождениями, трассами и водными артериями. Сегодня доминирование на большей части территории правительственных войск, поддерживаемых Ираном и его союзниками, а также ВКС России – факт, считаться с которым вынуждены все региональные противники Асада (КСА, Катар и Турция) и поддерживающие их западные страны и организации (США, Франция, Великобритания, НАТО и ЕС).


Гражданская война в САР разгромом запрещенного в РФ «Исламского государства» (ИГ) не завершилась. Лишь обозначился новый этап с участием просаудовских и протурецких группировок в Идлибе и Восточной Гуте, а теперь и ВС Турции – в Африне. Свержение Асада остается для сирийских исламистов и их спонсоров предметом в первую очередь дипломатической войны, которую они ведут против Дамаска в Женеве при поддержке западного блока и ориентирующихся на него чиновников ООН.


Турция – самый уязвимый из региональных противников Асада благодаря протяженной границе между государствами, большинство районов вдоль которой с сирийской стороны населяют курды (кроме коридора от Аазаза до Джараблуса, контролируемого туркоманами). Война с Рабочей партией Курдистана (РПК), которую на протяжении нескольких десятилетий ведут турецкие ВС, до последнего времени шла на территории Турции и в Ираке. В то же время Анкара не без основания полагает политические и военные структуры сирийских курдов ее тыловой базой, а срыв объединения курдских анклавов на севере Сирии в единое квазигосударственное образование столь же важным, как торпедирование референдума Эрбиля о независимости и отказ турецким курдам в автономии.

До какой степени Турция готова противостоять курдским или курдско-американским инициативам, демонстрирует военная операция в Африне. Объявление ли США о начале вооружения сирийских курдов системами ПЗРК и подготовке 30-тысячного пограничного корпуса, половину которого будут составлять курды, сыграло роль соломинки, сломавшей спину верблюда, или другие накопившиеся между Анкарой и Вашингтоном противоречия, не столь важно. В любом случае государство, входящее в НАТО, проводит военную операцию, противоречащую интересам сверхдержавы, стоящей во главе этого блока. Что, впрочем, делается не в первый раз. Достаточно вспомнить оккупацию турецкими войсками Северного Кипра и многочисленные конфликты с еще одним членом альянса – Грецией.

Сомнения политологов, в том числе и отечественных, насчет решимости Эрдогана ударить по сирийской территории развеялись, когда военные действия в Африне начались. К моменту написания этих строк они продолжаются, притом что курды отступают, давая возможность турецким войскам понести потери на своей территории без особого ущерба для собственных отрядов. Россия вывела из Африна наблюдателей, поскольку ситуация там оптимальна для срыва вашингтонских планов в Сирии. Благо, коль скоро курды опираются на американцев, вся ответственность за происходящее лежит на Белом доме... Эта статья о ситуации в сирийском Африне с анализом отношений между США, курдами, Турцией и Россией в Сирии (от Дамаска в сложившейся ситуации мало что зависит) основана на материалах, подготовленных экспертом ИБВ Ю. Щегловиным.

Турецкий марш

Генсек НАТО Й. Столтенберг в телефонном разговоре, предшествовавшем началу операции в Африне, с президентом Турции Р. Эрдоганом заявил, что Североатлантический альянс понимает озабоченность Анкары в связи с решением США обучать курдов в Сирии для защиты границ. Эрдоган при этом отметил, что действия США скажутся на стабильности в регионе в целом. Означает это, помимо прочего, что в ЕС сняли с себя ответственность за политику США в САР и заняли нейтральную позицию, не скрывая: американцы не проводят консультаций с НАТО относительно действий в Сирии. Анкаре дали понять, что решение вопроса в компетенции США и Турции.

Турецкая разведка наблюдает за Африном и территориями, находящимися под контролем курдов, с октября 2017 года, используя БЛА и оперативные разведданные лояльных сил. Были определены цели, по которым запланирован первый удар. Как объявили до начала военных действий, первая фаза операции должна продлиться до шести суток. Наряду с авиацией задействуется размещенная на границе артиллерия. Для окончательной зачистки в Африн направят армейский спецназ и танки. Курды, чтобы вынудить противника вести позиционные бои, возвели укрепления и выкопали окопы в девяти регионах Африна. Турция перебросила к границам САР большое количество бронетехники и артиллерии.

Африн окружен со стороны турецкой границы с востока, запада и севера. Курды могут отходить на юг и юго-восток к подконтрольной Дамаску территории. Генштаб Турецкой Республики готов к наступлению на позиции курдов вслед за авиаударом бронетехники. Для защиты от бомб с дистанционным взрывателем техника будет продвигаться с «джеммерами» – приборами, глушащими большую часть радиосигналов. При этом значительная часть Африна занимают горы, там использование танков ограниченно, а у турецких ВВС нет бомб для разрушения подземных тоннелей и бункеров. Что до «джеммеров», существуют фугасы, которые приводятся в действие по проводам. Их легко использовать в Африне.

Подавляющее преимущество турок в воздухе требует от курдов рассредоточения и активного использования минно-засадных мероприятий, затратных для наступающих потерями. Что означает участие в операции отрядов протурецкой оппозиции, которых поддержат авиация и артиллерия. Движение протурецких сил из подконтрольной туркам зоны между Джараблусом и Аазазом – одно из направлений удара. Выдвижение войск из самой Турции будет носить не столь активный характер. При этом Анкара пытается добиться одобрения Москвой зачистки Африна, ссылаясь на необходимость борьбы с просаудовской «Джебхат ан-Нусрой».

Отметим, что США планировали наступление в Идлибе с применением отрядов Сил демократической Сирии (СДС). Их инструкторы приступили к подготовке в военно-тренировочных лагерях бойцов СДС, которые будут нести службу на границе с Турцией и Ираком, а также на линии соприкосновения с правительственными войсками в бассейне реки Евфрат. Утверждается, что на это выделено 400 миллионов долларов. Главный побудительный мотив для американцев – опередить там наступления сирийских войск и иранцев при поддержке ВКС России. При этом боевой потенциал СДС слаб, что показало взятие Ракки.

Идлиб – радикально-суннитская арабская территория. Наступление курдов будет рассматриваться с точки зрения традиционной межнациональной вражды. Против них будут воевать все арабские группировки вне зависимости от идеологии и подчинения спонсорам. Если США пойдут на такой вариант, то затормозят консолидацию под своей эгидой арабских суннитских племен восточнее Евфрата. Арабы и так подозревают, что американцы хотят создать в Сирии аналог иракского курдского полугосударственного анклава, подогрев тем самым настроение курдов в пользу «Великого Курдистана».

Держать курдские отряды восточнее Евфрата, одновременно наступая в Идлибе при угрозе турецкой агрессии в Африне, – заранее проигрышный сценарий. Тем более что американцы не спешат нейтрализовать «Джебхат ан-Нусру», не будучи заинтересованы в уходе со сцены вооруженной части оппозиции, и хотят влиять на исламистов через КСА. При этом интервенция турок в Африне меняет все. Не исключены и их отвлекающие удары в направлении Манбиджа, чтобы отвлечь курдов Африна. Но сил для того, чтобы действовать в обоих направлениях, у Турции немного, а начало операции означает для них не только дальнейшее расхождение с США, но и длительный конфликт со значительными потерями.

Жестокий альянс

В реальности РПК и партия «Демократический союз» (ДС) в Сирии – филиалы одной организации. Отряды ДС входили в Ракку под портретами основателя РПК А. Оджалана, они и сейчас висят на улицах этого арабского суннитского города. Эрдоган обижен на то, что США не признают связь между РПК и ДС, выставляя этим турецкого лидера глупцом. Но это не отменяет зависимость Анкары от Вашингтона. Несмотря на разногласия, базу в Инджирлике продолжают использовать американские ВВС. Эрдоган в Африне пытается шантажировать США, как сделал это с ЕС, получив от европейцев три миллиарда евро компенсаций за недопущение мигрантов в Европу. Причем отечественные эксперты полагают, что в Африне он скорее всего хочет имитировать войну, чем воевать всерьез, хотя получиться может обратное.

Американцы приняли превентивные меры, передав соединениям курдского ополчения в САР партию ПЗРК, причем в Африн. Комплексы получили бойцы отрядов народной самообороны YPG из боевого крыла Сил демократической Сирии. Передача ПЗРК бесполезна для борьбы с остатками ИГ, поскольку исламисты ВВС не имели, а беспилотники нейтрализуются крупнокалиберными пулеметами. Иракской армии американцы в свое время ПЗРК не передавали, мотивируя это опасностью их попадания в руки исламистов, поскольку торговля вооружением между враждующими сторонами в Ираке и Сирии – стандартная ситуация.

Последние несколько месяцев сирийская армия при поддержке России и Ирана начала наступать на позиции боевиков в северо-западных провинциях Алеппо, Хама и Идлиб. Те, включая протурецкие группировки, оказали (в том числе в районе аэропорта «Абу ад-Духур») ожесточенное сопротивление. Причем турки просаудовскую «Джебхат ан-Нусру» прямо не поддерживают, но ее разгром ставит под угрозу существование протурецких групп типа «Ахрар аш-Шам», аффилированных с ней. Сиюминутный альянс Турции и Саудовской Аравии в этой связи существует. И американские военные не зря утверждают, что минометный обстрел и атака дронами российской базы «Хмеймим» были организованы протурецкими группами и поощрены МИТ. Обычная для Эрдогана тактика...

В Вашингтоне явно рассчитывали, что позиция Москвы по Африну, в котором находилась российская мониторинговая группа, и Манбиджу, в предместьях которого стоят сирийские правительственные силы, останется бескомпромиссной и это станет препятствием для турок. Но Москве выгоден локальный конфликт в Африне. И вследствие обострения отношений между Вашингтоном и Анкарой, и в связи со срывом планов строительства подконтрольной американцам военной структуры и автономии суннитов восточнее Евфрата. Да и еще один укол уверенности США в их мировом доминировании также не повредит. Тем более что, похоже, импульсивный Эрдоган, воюя с курдами, значительно усложняет свое положение.

Что до большой дипломатии, то Соединенные Штаты хотят, чтобы давление России на правительство САР вышло на новый уровень, чтобы Дамаск принимал более активное участие в женевских переговорах. Об этом в Станфордском университете заявил госсекретарь США Р. Тиллерсон. То есть Москве предлагается убедить Асада пойти на переговоры с оппозицией о сроках и условиях своей капитуляции, после чего к власти в Сирии придут силы, которые обнулят там российское и иранское присутствие. Зачем это Москве, глава Госдепа не сообщил. Действующая администрация США верит в свою исключительность и в доминирование в мировых делах, что позволяет России с незначительным напряжением экономических и военных ресурсов обыгрывать американцев. Вашингтон забыл о конструктивности в международной политике, что подразумевает союзы и контрсоюзы, готовность идти на компромиссы и адекватно оценивать баланс сил. То есть вести кропотливую работу, исходящую из реальных возможностей.



Первый год президента Трампа ознаменовался самым сокрушительным кризисом внешней политики США за новейшую историю. Американцы умудрились максимально затруднить для себя любой политико-дипломатический прогресс на Дальнем, Ближнем и Среднем Востоке, осложнив до предела отношения со всеми мировыми игроками, кроме Израиля. Причем без всяких усилий со стороны Москвы. Что до женевских переговоров, их значение для России – обеспечить присутствие ООН в сирийском урегулировании, ликвидировав монополию Запада на него, а также иметь механизм воздействия на «партнеров» в информационной войне.

Кроме того, роль женевского формата заключается в том, что там должна быть зафиксирована капитуляция сирийской оппозиции, а не Асада. Для этого необходимо нанести максимальный военный ущерб непримиримым (просаудовской «Джебхат ан-Нусре» и связанным с ней протурецким группам) и довести до ума локальные перемирия. Говорить о прогрессе в Женеве можно после того, как «эр-риядская группа» лишится эффективной военной поддержки «на земле» в Сирии. Одновременно с этим целесообразно максимально осложнять попытки США создать восточнее Евфрата альтернативу режиму в Дамаске. Роль курдов в сирийском конфликте ограничивается в идеале пребыванием в районах их проживания, где они являются «санитарным кордоном» и раздражителем для Анкары. А поскольку они еще и пытаются выступать проводниками интересов США в САР, корректировка этого руками турок в Африне логична.

Даже если им удастся занять основные города в кантоне Африн, они гарантированно получат партизанскую войну, на которую будет переориентирован основной поток материально-технических ресурсов. Пока они идут протурецким группам в Идлибе и Восточной Гуте, что позволяет Анкаре высказывать особую позицию относительно выдвигаемых Москвой инициатив, включая Конгресс сирийского национального диалога. Угроза того, что турки зачистят Африн и создадут там плацдарм своего влияния и тыловую базу для непримиримой оппозиции, минимальна. А то, что такая интервенция отвлечет силы ДС на это направление, – факт. Этот очаг противостояния оттянет на себя все возможности (или их максимальную часть) турок и курдов, притом что у Анкары не останется ресурсов для экспансии на другие курдские территории на севере Сирии.

Вашингтон должен ясно обозначить свою позицию, что при любом варианте бьет по его интересам: в одном случае – осложняет взаимоотношения с Анкарой, в другом – подрывает союз с курдами, осложняя создание на севере Сирии альтернативного Дамаску самостоятельного суннитского анклава. Сунниты будут выжидать. Их подозрения в отношении искренности американцев и их способности гарантировать своим союзникам безопасность усилятся. Москва же, помимо прочего, оказывается третейским судьей: все стороны противостояния будут обращаться именно к ней.

Подразделения ВС Турции и отряды Сирийской свободной армии (ССА) скоординировали тактику зачистки Африна от боевых групп курдских Сил народной самообороны (СНС). Военные определили семь основных коридоров для входа в город с востока. По ним будут продвигаться бронетанковые подразделения турецкой армии и бойцы ССА. Эти силы, разделенные на четыре крупные боевые группы, заняли позиции возле турецкой границы в ожидании приказа выдвигаться к Африну.

Были демонтированы секции бетонной стены на турецко-сирийской границе в 12 точках для продвижения бронетехники к Африну. Вдоль линии границы в семи тактически важных районах Генштаб Турции разместил гарнизоны и батареи гаубиц, САУ и систем залпового огня для подавления огневых точек и опорных пунктов СНС в Африне и для прикрытия на последующих этапах продвижения сухопутных подразделений в город. Параллельно с подготовкой на линии Африн – Аазаз – Джараблус турки ведут переговоры с двумя оппозиционными группировками, действующими на линии Африн – Идлиб. Те согласны содействовать штурму Африна, но настаивают на координации усилий.

Отметим, что привлечение на свою сторону суннитов одновременно с поддержкой курдов – задача практически невозможная. Первое не только сложно, но и требует финансирования, к которому Вашингтон не готов, о чем говорят 75 миллионов долларов, которые американцы выделяют на восстановление Ракки. Что до второго, по словам Эрдогана, США отправили в Сирию для курдов 4900 грузовиков и около 2000 самолетов с оружием. Публичные заявления Пентагона о планах формирования новой вооруженной силы на базе курдов из сторонников партии ДС сделали невозможным компромисс между Вашингтоном и Анкарой.

У турок очень ограниченное поле маневра. Им надо либо согласиться на ликвидацию «Джебхат ан-Нусры» в Идлибе, на чем настаивают Россия и Иран, и участвовать в процессе мирного урегулирования, предложенном Москвой на переговорах в Астане и Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, либо быть в оппозиции Москве и Вашингтону одновременно, что абсолютно бесперспективно для сохранения влияния в Сирии и чего Эрдоган всегда старался избежать, маневрируя от одного полюса силы к другому. У США рычагов воздействия на ситуацию еще меньше. Воевать с Россией, Ираном или Турцией – страной НАТО они не рискнут. В итоге программа подготовки новой вооруженной сирийской оппозиции, объявленная Пентагоном, оказалась под угрозой срыва.
Автор: Сатановский Евгений

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
783

Похожие новости
04 декабря 2018, 15:39
03 декабря 2018, 16:54
12 декабря 2018, 02:09

03 декабря 2018, 13:24
13 декабря 2018, 17:09
07 декабря 2018, 15:09

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
16 декабря 2018, 00:54
16 декабря 2018, 00:54
16 декабря 2018, 01:09
16 декабря 2018, 01:09
16 декабря 2018, 01:09

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...

 

Популярные новости
12 декабря 2018, 09:24
12 декабря 2018, 02:54
12 декабря 2018, 22:24
15 декабря 2018, 02:24
11 декабря 2018, 10:39
12 декабря 2018, 12:39
11 декабря 2018, 04:09