Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Очень своевременный шаг»: глава МИД Сирии о передаче Дамаску российских комплексов С-300

Решение России передать Сирии ЗРК С-300, принятое после инцидента с российским самолётом Ил-20, приведёт к укреплению стабильности и безопасности в стране. Об этом в эксклюзивном интервью RT заявил министр иностранных дел САР Валид Муаллем, подчеркнув, что комплексы предназначены для обороны, а не нападения. Глава сирийского МИД также обвинил страны Запада, в первую очередь США, в том, что они препятствуют возвращению сирийцев на родину и стремятся затянуть конфликт в арабской республике. Кроме того, Муаллем заявил, что российско-турецкие договорённости по Идлибу положительно сказались на ситуации в регионе.
 
Зенитная ракетная система С-300 запускает ракету © Maxim Shemetov / Reuters
 

— Господин министр, как, на ваш взгляд, изменилась военная обстановка в Сирии за эти три года?

— Несомненно, обстановка изменилась коренным образом благодаря сирийско-российскому сотрудничеству в военной, политической, экономической сферах. Сирийский народ высоко ценит инициативу президента Путина по поддержке усилий сирийской арабской армии в борьбе с терроризмом и обеспечении эффективного воздушного прикрытия в этой борьбе. Сирийский народ, правительство и руководство Сирии благодарят президента Путина и дружественный нам российский народ.

— Сегодня внимание мирового сообщества приковано к Идлибу. В середине следующего месяца истекает срок, отведённый на создание демилитаризованной зоны, согласно российско-турецкой договорённости. Какие у вас есть данные о том, что конкретно происходит, и будет ли реализована на деле эта договорённость?

— Я не могу сказать, что эта договорённость реализовывается, но начало положено. Я уверен, что демилитаризованная зона способствует военным усилиям и обеспечивает безопасность людей — той части сирийцев, которые выбрали этот путь. Мы, сирийское правительство, предпочитаем решать этот вопрос через примирение, что уже было успешно и эффективно опробовано во многих районах Сирии. Поэтому я заявляю, что эта договорённость свидетельствует о возможности восстановления власти сирийского государства на всей территории.

  • Глава МИД Сирии Валид Муаллем
  • © Mario Tama/Getty Images/AFP

— Способна ли Анкара, на ваш взгляд, изгнать «Джабхат ан-Нусру»* и её сторонников из этого района? Куда направятся террористы после? Возможно, в районы, прилегающие к Турции?

— Когда вы направляетесь по дороге из одного города в другой, а потом хотите вернуться обратно, вы выбираете ту дорогу, по которой вы пришли. Те, кто пришёл в Идлиб, пришли туда через Турцию, поэтому турки знают, кто там находится, как они пришли туда и откуда. И было бы естественно, если бы они вернулись к ним в страну. Но те сирийцы, которые находятся в их рядах, могут использовать право на амнистию и принять участие в региональных процессах примирения, сложить оружие и вернуться туда, откуда они пришли, в свои провинции. В конце концов, они граждане Сирии, и у них есть свои права и обязанности.

— Было заявлено, что эта договорённость имеет временный характер. Означает ли это, что в случае неудачи будет применено военное решение?

— Как я уже заявил, мы предпочитаем, чтобы эта договорённость была выполнена и проблема была решена мирным путём или путём национального примирения. Но для установления своей власти государство имеет законное право использовать и другие способы. Но мы не хотели бы прибегать к этим методам.

— Вы говорите о том, что Идлиб остался последним оплотом международного терроризма в Сирии. Но я хочу спросить о районах восточнее Евфрата, богатых энергоресурсами и имеющих большое сельскохозяйственное значение. Каковы будут отношения с ними?

Во-первых, сирийский народ не приемлет сепаратизма. Во-вторых, сирийское государство должно занять решительную позицию. Я не думаю, что в тех регионах, где проживают граждане курдской национальности, идут разговоры об отделении. Говорят о правах, часть которых может быть предоставлена в ходе диалога с представителями сирийского правительства. Однако опасность в этом вопросе представляют действия США.

Америка пришла в этот район без разрешения сирийских властей, поэтому её присутствие там незаконно. Она начала незаконно создавать свои военные базы. Поэтому я заявляю, что проблему усложняют не курды, а американское присутствие, которое позволяет курдам надеяться на то, что они смогут действовать вне рамок законной власти в Дамаске.

Это иллюзия, и они должны хорошо усвоить уроки экспериментов прошлого века, когда великие державы постоянно использовали их для своих целей, а потом бросали. Но сирийское государство не бросает их. Если же они будут стремиться к отделению, принимая американскую позицию, то я могу сказать, что нам придётся избрать тот путь, по которому мы не хотим пойти, — путь военного решения.

  • Бойцы курдских отрядов в Сирии
  • Reuters
  • © Khalil Ashawi

— На какой стадии сейчас находятся ваши переговоры с Сирийскими демократическими силами и продолжает ли американский фактор влиять на них?

— Начало было хорошим, но потом процесс был прерван из-за американского фактора. Когда переговоры начались, США увеличили поставки вооружений курдам, прислали грузовики, и переговоры были прерваны. Кроме того, они напали на сирийских военных, находившихся в том районе. Это нападение было ничем не оправданным и неприемлемым, и те, кто его совершил, должны за это заплатить.

— Что вы можете сказать об Эт-Танфе и окружающей его территории, где находятся остатки террористических ячеек ИГ** и другие формирования, поддерживаемые США? Как вы думаете, скоро ли этот район вернётся под контроль сирийского правительства?

— Этот вопрос вы можете задать нашим российским друзьям, которые ведут с американцами переговоры о будущем этой базы. Мы говорим: «Зачем вы создали эту базу?» Наша практика показывает, что они собирают остатки ИГ на этой базе и проводят их переподготовку, чтобы потом послать их воевать с сирийской армией. Зачем? Затем, что они хотят затянуть сирийский кризис в интересах Израиля. Я хочу им сказать, что это напрасные усилия, что это нереально, что это носит агрессивный характер. Они уже пробовали посылать группы к Пальмире, где те были уничтожены. Поэтому у базы в Эт-Танфе нет будущего на сирийской земле.

— Министр Лавров объявил о начале передачи сирийской армии систем С-300 после инцидента со сбитым российским самолётом Ил-20. Станет ли, на ваш взгляд, сирийское воздушное пространство безопасным и изменится ли соотношение сил в противостоянии с Израилем и не только с Израилем?

— Мы — ответственное государство, и поэтому я высоко оцениваю решение президента Путина вооружить Сирию системой С-300. Это оборонительная система, а не наступательная, и предназначена для защиты сирийского неба. Это приведёт к укреплению стабильности и безопасности, а не к усилению боевых действий. Я хочу сказать, что это очень своевременный шаг и мы очень благодарны России.

— Как вы оцениваете деятельность ООН? Ранее вы говорили о том, что спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура небеспристрастен. Ваше мнение на его счёт не изменилось?

Он небеспристрастен. Если бы он был таковым, то мы уже сейчас наблюдали бы работу конституционной комиссии. Причина заключается в существовании так называемой малой международной группы, которая негативно влияет на работу де Мистуры. Мы выполняем решения, принятые в Астане и Сочи, а также свои обязательства, связанные с усилиями, которые предпринимают Российская Федерация и Иран для нахождения правильного решения, отвечающего интересам сирийского народа в политическом процессе.

— Только ли давление малой международной группы мешает начать работу конституционной комиссии?

— В эту группу входят те страны, которые были и продолжают оставаться частью заговора против Сирии. В неё входят США, Великобритания, Франция. Всё оружие, которое было в распоряжении террористов, действовавших во многих районах Сирии, было произведено военной промышленностью этих стран. Также к ним относятся Иордания, Саудовская Аравия и Египет. Однако первое слово в этой группе принадлежит США и их западным союзникам. Будет ли думать об интересах сирийского народа тот, кто много лет участвовал в заговоре против Сирии? Я в этом сомневаюсь.

  • Президент США Дональд Трамп
  • Reuters
  • © Shannon Stapleton

— Есть ли изменения в позиции арабских стран и международного сообщества по сирийскому кризису? Вы сейчас находитесь в Нью-Йорке. Проходят ли у вас новые встречи? Услышали ли вы новые предложения?

Этот вопрос крайне важен.Во-первых, все арабские министры, с которыми я здесь встречался, заверили меня, что атмосфера в совете Лиги арабских государств отличается от той, что была раньше. Некоторые министры спрашивали, как Сирия вернётся в ЛАГ. То есть обстановка изменилась. Во-вторых, если проанализировать выступления различных делегаций на Генеральной ассамблее, то мы увидим, что они воздержались от разговора о Сирии. А если и говорили о ней, то в позитивном ключе, а не в негативном. Мы почувствовали, что атмосфера на международной арене изменилась. Возможно, причина заключается в изменении военной обстановки в Сирии: освобождение Восточной Гуты, южных провинций, недавнее российско-турецкое соглашение по Идлибу.

— Как Сирия будет возвращаться в Лигу арабских государств?

— Прежде всего, те, кто закрыл для Сирии дверь в ЛАГ, должны сначала её открыть. А затем мы в Сирии будем решать, входить или не входить.

— Многие сегодня говорят о российской инициативе по возвращению беженцев и перемещённых лиц из соседних стран в Сирию. Россия вместе с 46 государствами также предпринимает усилия для добровольного возвращения сирийцев на родину. Можете ли вы назвать примерные цифры или привести данные о тех, кто вернулся и кто желает вернуться?

— Усилия России заслуживают благодарности со стороны государств арабского региона и всего мира. Мы координируем с Россией наши действия по этому вопросу. Группа сирийских беженцев вернулась из Ливана. Сегодня я понял, со слов министра иностранных дел Иордании, что для тех сирийцев, которые хотят вернуться, дверь из Иордании открыта. Мы приняли несколько тысяч сирийцев. Мы продолжаем работать с Ливаном по возвращению беженцев. Правительство Сирии призывает всех беженцев, находящихся за рубежом, возвращаться на родину. Мы гарантируем им достойную жизнь, безопасность, будущее и возможность участвовать в восстановлении страны. Поэтому я призываю сирийцев подумать о возвращении на родину. К сожалению, Запад продолжает препятствовать их возвращению.

— Каким образом?

— Их запугивают. Им говорят, что если они вернутся, то их жизнь, имущество, а также их земли окажутся под угрозой. Я подчёркиваю, что эти утверждения абсолютно голословны. Заявляю: после возвращения будет обеспечена безопасность, стабильность и процветание в будущем.

— Многие государства связывают вопросы возвращения беженцев, предоставления гуманитарной и финансовой помощи с политическим решением. Понятие «политическое решение» Можно трактовать по-разному. Одни понимают «политическое решение» как смену правительства. Другие — как смену режима. Третьи — как проведение конституционных реформ. В нынешней тяжёлой обстановке, может ли сирийское государство в настоящее время принять всех, кто хочет вернуться?

— Да. Сирийское государство может и должно принять своих граждан, если они хотят вернуться. А условия для их возвращения ставят те, кто устроил заговор против Сирии семь с половиной лет назад, чтобы сменить режим. Но им не удалось сделать это военным путём. И сейчас они пытаются добиться успеха, используя процесс возвращения беженцев. Я прямо говорю: нет абсолютно никакой связи между возвращением беженцев и политическим процессом. Это разные вещи. Возвращение беженцев — гуманитарный вопрос. А политический процесс — политический вопрос. А тем, кто говорит о связи, я могу сказать: кто проиграл на поле боя, не добьётся успеха в политике.

—  Вопрос. В речи американского президента Дональда Трампа на Генассамблее ООН были резкие нападки на Иран. Американские официальные лица заявляют, что американское присутствие в Сирии и уход США из Сирии связаны также с присутствием Ирана. Об этом же говорили и израильские представители. Недавно вы подписали с Ираном соглашения в сфере обороны. Какие сегодня отношения между Тегераном и Дамаском?

— Вы затронули два разных и противоречивых вопроса. Иранцы находятся в Сирии в качестве военных советников по просьбе сирийского правительства на законных основаниях. Американское присутствие незаконно. Нельзя связывать одно с другим. Во-вторых, американцы присутствуют как завоеватели, агрессоры. Эти агрессоры уйдут. Поэтому между этими предметами нет связи. А сирийско-иранские отношения не являются предметом торга. Эти отношения основываются на решении двух независимых суверенных государств, защищающих своё независимое решение.

— В настоящее время в Багдаде есть координационный центр по борьбе с терроризмом, в работе которого участвуют Сирия, Ирак, Иран и Россия. Участвует ли Сирия в борьбе с ИГ в Ираке и остатками террористических организаций в других государствах?

— Мы до сих пор сотрудничаем с нашими иракскими братьями по вопросам борьбы против ИГ в Сирии и Ираке. Этот трёхсторонний комитет работает эффективно и вносит свой вклад в решение задачи. Поскольку мы страдали от внешнего вмешательства в наши дела, мы воздерживаемся от вмешательства во внутренние дела других государств.

* «Хайат Тахрир аш-Шам» («Джабхат Фатх аш-Шам», «Фронт ан-Нусра», «Джабхат ан-Нусра») — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

** «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
372

Похожие новости
09 декабря 2018, 19:39
09 декабря 2018, 16:09
08 декабря 2018, 20:54

08 декабря 2018, 23:54
08 декабря 2018, 11:09
09 декабря 2018, 09:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...

 

Популярные новости
08 декабря 2018, 14:24
04 декабря 2018, 09:39
06 декабря 2018, 03:54
03 декабря 2018, 12:24
06 декабря 2018, 00:39
07 декабря 2018, 02:39
07 декабря 2018, 12:24