Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Обратная сторона популизма

Венесуэла и Белоруссия. На первый взгляд, что у этих стран может быть общего? Очень разные культура, история, география, климат. И тем не менее, нечто общее у них есть. Государственный популизм, доведённый до предела, и полностью убитая экономика. И сам механизм затягивания общества в тупиковую экономическую ситуацию достаточно интересен. А начинается всё с достаточно красивых и правильных лозунгов: государство должно обеспечить. Что? А много чего: и уровень жизни, и образование, и медицинское обслуживание. Да много чего должно.




И всё это как раз весьма неплохо ложится в политическую схему демократического избрания популярного политика. Никакого тоталитаризма, никакого насилия. Собственно говоря, на первом этапе своей карьеры и Лукашенко, и Чавес были весьма популярны. Теперь об этом почему-то не принято вспоминать. Но было, было. Механизм прост: широко пропагандируемая раздача благ простому народу. Таки знаете, даже после века 20-го (века толп, как его иногда называют) почему-то у многих взрослых людей эта технология вызывает слёзы умиления, хотя понять, чему тут можно «умиляться», достаточно сложно.

Собственно говоря, политическая технология, известная со времён имперского Рима. «Доброе государство», раздающее «ништяки» собственным гражданам с целью обеспечения их политической лояльности. Банально и старо как мир. Нелишне поинтересоваться при этом, откуда берутся эти деньги и сколько стоит вообще подобный «аттракцион невиданной щедрости». Простому человеку не нужны все эти сложные рассуждения и сложные схемы, он хотел бы получить пусть маленькую подачку, но здесь и сейчас. Вот по этой схеме весь этот цирк и работает.

Засада тут ещё в чём: процесс самоподдерживающийся и самонарастающий. Приученные к халяве народные массы требуют всё больше и больше (растёт недовольство). Логика тут простая: если они дали нам «сто», могут дать и «двести», надо просто требовать. И в принципе даже разрастание легендарного бюджетного дефицита в Соединённых Штатах имеет примерно ту же механику возникновения. Увеличивать расходы просто (политически) и даже весьма приятно, сокращать их… крайне болезненно. И крайне политически опасно.

Очень многие правители попадали в эту ловушку: что «лучше» — политический кризис сейчас или экономический кризис завтра? Как вы думаете, что они выбирают обычно? Идея покупать политическую лояльность в обмен на экономические плюшки весьма и весьма заманчива. Просто в случае Лукашенко и Чавеса мы наблюдали наиболее очевидную её реализацию (и наиболее наивную!). То есть экономический популизм, помноженный на откровенный национализм. И там, и там. И это не «изыски» и не некая «экзотика» — это механизм обеспечения власти.

То есть тот же Чавес активно продавал венесуэльскую нефть в США и активно проклинал американский империализм, на нефтедоллары обеспечивая своим избирателям некие плюшки и бонусы. А потом «машинка поломалась» — цены на нефть резко упали, а никакого «плана Б» у чавистов не было. И экономика ушла в крутое пике, но от власти никто отказываться не захотел. Понимаю, многим это не понравится, но не воспринимаю я этих «венесуэльских социалистов» как борцов с мировой системой империализма. Там ещё заводы по переработке венесуэльской нефти (а она специфична) находились в собственности Венесуэлы, но территориально они находились в США. Так что всё не просто с этими самыми «борцами».

Люди, пришедшие к власти вместе с Чавесом, как-то уж слишком примитивно воспринимали национальную экономику, слишком упрощённо. Есть нефтяные доходы, так вот, их надо отнять у плохих иностранных компаний и раздать «трудящимся». О сложности и дороговизне разведки, добычи, переработки нефти как-то никто не задумывался. То есть хочешь быть независимым от всяких там «Shell» — будь им, но тогда надо вкладывать просто гигантские деньги в свою нефтяную промышленность. Те, кто рассуждает о наличии у кого-то там нефти как залога благополучия, обычно не задумываются о том, что добыча нефти — целая индустрия, которая требует технологий, оборудования и инвестиций. То же самое касается нефтепереработки. Нет никакой волшебной «дырки в земле», откуда текут доллары.

Яркий пример — Венесуэла, нефти просто до чёрта (тяжёлой!), а жрать венесуэльцам откровенно нечего. То есть сама по себе нефть — это ещё не доллары и тем более не национальное процветание. На примере Белоруссии это тоже становится очевидно: все годы «независимости» Россия буквально «заливала» её уже добытой в Сибири нефтью. При этом единственным результатом была глубочайшая убеждённость белорусов в том, что нефть вот так и появляется «сама собой» в волшебной трубе. Если кто-то не догоняет: будь у Беларуси «своя» нефть в больших количествах, её пришлось бы ещё и добывать, это дорого. То есть то, что нефть «своя», никак не означает, что её себестоимость равна нулю.

Никаких «положительных результатов» для экономики Белоруссии из этого «аттракциона невиданной щедрости» не последовало. Ещё раз: все годы «независимости» РБ получала нефть и в количествах, превышающих её потребности по ценам ниже мировых. Газ тоже шёл в громадных объёмах по низким ценам. По сю пору потребление российского газа РБ вполне сопоставимо даже с Германией (величины одного порядка). И что это всё дало для экономического развития Беларуси? Фактически ничего.

То есть, не имея больших месторождений нефти и газа и не заморачиваясь созданием нефтегазовой индустрии, Беларусь имела углеводороды просто в неприличных количествах. Вполне себе аналог Венесуэлы. И политическая система аналогична: Лукашенко не был политическим деятелем, он был популистом. И вот все эти нефтегазовые доходы он никуда не «инвестировал», он просто «схрумкал» их в «тучные годы». Собственно говоря, это и стало основой его популярности.

В солнечной Венесуэле последние несколько лет происходят события поистине трагические: экономика в ходе популистских экспериментов оказалась полностью убита и не обеспечивает народу даже прожиточного минимума. В итоге люди бегут в Бразилию и другие соседние страны. Бегут уже чуть ли не миллионами. Но никакой «коррекции» политики властей в Каракасе не происходит. Кстати, вот она, обратная сторона того самого популизма. «Ништяки» закончились, но те, кто их обещал, никуда уходить не собираются. Конечно, до Чавеса было много плохого, но до такого вот откровенного безобразия как-то не доходило.

Кстати, многие страны не имеют больших запасов нефти и неплохо живут, по крайней мере, не голодают и не разбегаются. Интересно, как им это удаётся? Венесуэла с населением в 30 миллионов человек почему-то умудрялась практически всё, от продуктов питания до туалетной бумаги, закупать за валюту. Конечно, удобно, пока нефть дорогая. Идея Чавеса — это идея «справедливого» распила нефтедолларов (не им заработанных). Хорошо, лишних нефтедолларов больше нет, что дальше? Дальше что? Других идей у чавистов не оказалось… но за власть они уцепились весьма крепко. Не оттащишь.

То, что белорусская экономика зашла в глухой тупик, всем очевидно уже лет 10, но текущее руководство страны (а это не только Лукашенко) реформ не хочет категорически. Все разговоры о «социальной справедливости», которая якобы оправдывает существование нынешнего режима, после 2011-го года более не актуальны. Закончилась «социальная справедливость». Полностью и окончательно. Низкие зарплаты, массовая безработица, растущая плата за коммуналку — вот что такое Беларусь сегодня. Денег не то что на популизм, а на честное исполнение государством своих обязательств уже нет, но как-то господин Лукашенко в отставку не торопится.


То есть к власти-то они, и «чависты», и «лукашисты», шли как популисты и народные любимцы и какое-то время действовали именно в таком ключе… но потом времена поменялись. И вот они уже удерживают погружающийся в нищету народ в подчинении с помощью репрессий. «Революционно-пропагандистская риторика», иностранные кредиты и репрессии — таков «рецепт» сохранения их власти. Те, кто требует их отставки, — враги. Враги внутри страны, враги «за бугром». Разница в том, что, если Мадуро проклинает Штаты, то Лукашенко любит громко обвинять Москву. Общее и в Каракасе, и в Минске то, что легального механизма смены власти нет как нет. Его демонтировали. Мы вернулись в 19-ый век, тот, кто требует смены власти — преступник, государственный преступник.

Ещё раз: как-то не очень сильно сочувствуется «борцу с США» г-ну Мадуро. Риторика, знаете ли, — это одно, а вот реальная политическая деятельность — несколько другое. Чем г-н Мадуро (весьма слабая фигура во главе коллапсирующей экономики) может угрожать Штатам, не до конца понятно. По-доброму чавистам — или от власти вовремя уйти, или политику поменять. Но вместо этого в Венесуэле творится что-то ужасное. Разные были там ситуации до Чавеса, но такого вот массового экономического бегства из страны не наблюдалось.

Счастье венесуэльской бедноты оказалось весьма коротким и непрочным: какое-то время они проедали «отобранные у злыдней» нефтедоллары, потом сказка кончилась, потом кончилась и экономика. Примерно то же самое коснулось бедноты белорусской: сначала проедали нефтедоллары (российские) и советское наследие, именуя это всё «уникальной экономической моделью», потом социальная сказка закончилась, потом в Беларуси выжить простому человеку стало совсем не просто. И белорусы побежали — и в Россию, и в Европу. А руководство и в Каракасе, и в Минске набирает кредиты и удерживает власть.

По факту в Венесуэле и в Белоруссии возникли экономические системы, работающие в большой минус. Но, один раз возникнув, эти системы будут героически бороться за своё существование. Какие-то «реформы» тут невозможны принципиально, единственный вариант —«полная перезагрузка всей системы», на которую текущее руководство не пойдёт никогда. В принципе, у Венесуэлы буквально до последнего момента работала нормальная рыночная экономика, это потом «чависты» начали «управлять декретами» и печатать деньги, сколько позволяет бумага. Ещё в 2007-м году белорусская экономика неплохо работала, а долги были незначительны.

Сегодня (теоретически) и для той, и для другой страны единственный выход – дефолт и полная смена экономической политики. Ни Беларусь, ни Венесуэла выплатить свой долг не в состоянии чисто теоретически, и ситуация продолжает ухудшаться, говорить в этой ситуации о некоей «социальной политике» просто смешно. Но ни там, ни там правительство к таким решительным шагам не готово. Более того, «по ходу пьесы» произошла полная смена приоритетов: венесуэльские власти по сути дела закрыли глаза на социальный взрыв, массовые демонстрации протеста, стремительный рост криминала и прочее. Для них главным стала выплата иностранных кредитов.

То есть главным персонажем и главной целью экономической политики вместо «простых трудящихся» стали иностранные кредиторы. Пока мы им платим, мы у власти. И уже много лет в городах Венесуэлы идут демонстрации протеста, а криминал зашкаливает. Такой вот «социализм с человеческими глазами». Но та же самая трансформация в 10-е годы произошла в «социально-справедливой Беларуси». Самым главным для Лукашенко стало не «благо трудящихся», а обслуживание внешнего долга — пока он платит вовремя, он сохраняет власть.

То есть разговоры о «социальной справедливости» немного устарели — под этими лозунгами и Чавес, и Лукашенко шли к власти и укрепляли её. Но сама по себе эта «справедливость» их целью не являлась. И они достаточно легко от неё отказались при необходимости. Нет, «народная риторика», безусловно, осталась, а вот сама политика изменилась необратимо. То есть да, режим Мадуро, безусловно, выдаёт «социальные пайки», это так. Но, строго своим убеждённым сторонникам («комунерос»). Что тут хорошего, сказать очень сложно. Если ты (будучи беден) Мадуро не поддерживаешь, то этого пайка не получишь. Такой вот «социализм».

Социализм Лукашенко по-прежнему существует, но с некоторого момента только «для своих». Для остальных осталась только социально-антиолигархическая риторика. Согласен, года до 2010-го РБ была более социальным государством, чем РФ. Сегодня сложилась обратная ситуация! Работы нет, зато есть налог на тунеядцев. И люди (простые люди!) из белорусского рая побежали! Просто потому, что они не готовы работать полный день за миску супа, а большего система им предложить не может.

И как-то именно вот этот момент остаётся «незамеченным». То, что красивая социальная риторика «за простого человека» может привести этого самого «простого человека» к полной нищете и необходимости эмиграции. Из Венесуэлы люди бегут (рабочие и крестьяне в том числе!), из Беларуси народ мигрирует куда только можно. Но на правящие режимы это никакого впечатления не производит. За последние 10 лет никаких принципиальных изменений в экономической политике ни в Минске, ни в Каракасе не произошло: декреты, указы и репрессии. И социальная демагогия во все края.
Олег Егоров

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



582

Похожие новости
09 декабря 2019, 10:09
09 декабря 2019, 10:09
09 декабря 2019, 10:09
09 декабря 2019, 23:09
09 декабря 2019, 10:09
09 декабря 2019, 16:39

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
05 декабря 2019, 11:54
06 декабря 2019, 02:24
09 декабря 2019, 11:39
05 декабря 2019, 02:09
03 декабря 2019, 17:39
05 декабря 2019, 05:24
07 декабря 2019, 22:24