Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Новая геополитическая реальность и Пакистан

Потепление отношений Исламабада и Москвы происходит на фоне кризиса отношений России и Запада
1 мая 2018 года исполнилось 70 лет со времени установления дипломатических отношений между Пакистаном и СССР (Россия – правопреемница Советского Союза). В официальном сообщении МИД Пакистана, посвященном данному событию, сказано: «Мы считаем, что долгосрочное многоплановое стратегическое партнерство между двумя странами будет взаимовыгодным для народа Пакистана и Российской Федерации и будет способствовать региональному миру и стабильности». А в заявлении МИД России подчёркивается: «Главы внешнеполитических ведомств с удовлетворением отметили высокий уровень российско-пакистанских межгосударственных связей, базирующихся на принципах равноправия, взаимного уважения и учета интересов друг друга, а также конструктивный характер взаимодействия в мировых делах, в том числе на площадках ведущих международных организаций, прежде всего ООН и ШОС. С обеих сторон подтвержден настрой на последовательное углубление двустороннего политического диалога, развитие многопланового сотрудничества в контртеррористической, торгово-экономической и других практических областях в интересах народов России и Пакистана».
Это не просто конструктивные взаимодействия и многоплановое сотрудничество. Потепление отношений Исламабада и Москвы происходит на фоне кризиса отношений России и Запада. Пакистан заметно удаляется от Соединённых Штатов. Исламабад испытывает дефицит доверия к Соединённым Штатам, поскольку Вашингтон пытается строить политику на неравноправной основе. У американской стороны нет понимания того, что Пакистан не пойдёт на компромиссы за счёт национальных интересов.
Для политики Белого дома в отношении Пакистана характерна, например, угроза администрации Трампа внести Пакистан в список государств – спонсоров терроризма. В ответ Исламабад отказал Вашингтону в предоставлении территории Пакистана для транзита грузов в Афганистан и приостановил передачу американцам данных своих спецслужб.
Высокопоставленные пакистанские чиновники, особенно военные, стали обвинять США в дестабилизации их страны. Советник премьер-министра Пакистана по национальной безопасности Насир Хан Джанджуа заявил, что втягивание их страны в войну в Афганистане было делом рук Вашингтона: Исламабад пугали «коммунистической угрозой» и пакистанские власти по ошибке приняли это за чистую монету. Далее вывод советских войск привёл к захвату власти талибами. А после атаки на небоскрёбы в Нью-Йорке в сентябре 2001 г. последовала американская оккупация Афганистана, связанного с Пакистаном границей, которая тянется на две с половиной тысячи километров. Кстати, пакистанские эксперты по терроризму теперь всё чаще отмечают, что методички, распространявшиеся ранее среди афганских моджахедов, а теперь среди потенциальных сторонников «Исламского государства» [организация запрещена в РФ], подготовлены в одном из университетов США.
Времена меняются, меняются и интересы. Если вчера Россию (СССР) рассматривали в Пакистане как агрессора, то сейчас говорят о глубоких культурных связях и помнят русских солдат как настоящих воинов, в отличие от американцев, которые умеют только бомбить (ставка на господство в воздухе при сухопутных операциях была сделана в США ещё во время Второй мировой войны – вспомним фосфорные бомбардировки Дрездена и ядерную атаку на Японию; с тех пор в мышлении Пентагона мало что изменилось).
Старая афганская рана – один из эпизодов прошлого. Если говорить о настоящем, то в недавней публикации, посвящённой российско-пакистанским отношениям, автор из Исламабада писал, что «новое урегулирование отношений между Пакистаном и Россией… – сдвиг парадигмы в глобальной политике; старые союзники, такие как США и Пакистан, дрейфуют на фоне меняющейся геополитики».
О дрейфе Соединённых Штатов, однако, можно говорить лишь очень условно: Вашингтон просто пытается сохранить свою роль мирового гегемона. А вот Пакистан явно прорабатывает новые направления внешней политики, в том числе противоречащие глобальным планам США.
Что касается России, то можно сказать, что важная перемена во взаимоотношениях между двумя странами произошла ещё в 2015 г., когда на совместном саммите ШОС и БРИКС в Уфе Пакистан присоединился к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). В том же году было снято эмбарго на поставку российского оружия в Пакистан, и в августе был подписан контракт на сумму в 153 млн. долл. на покупку Пакистаном боевых вертолетов российского производства. За этим последовали совместные военные маневры на российской и пакистанской территориях.
В середине 2017 г. между российской компанией «Газпром» и пакистанской компанией OGDCL, занимающейся добычей газа и нефти, был подписан меморандум о взаимопонимании, ставящий целью развитие двустороннего сотрудничества, создания совместных предприятий и применения новых технологий. А в начале 2018 г. было подписано соглашение о сотрудничестве между странами в области обмена данными спецслужбами.
Возможно, для других стран подобные события являются рутиной, но для России и Пакистана они стали показателем беспрецедентного уровня сотрудничества. И это лишь начальный этап.
Афганистан – ещё одно звено, объединяющее две страны (а также соседний Иран, который участвует в переговорном процессе). В установлении мира и стабильности в этой стране заинтересованы как Москва, так и Исламабад.
США, которые содержат обширный воинский контингент в Афганистане, прекрасно понимают, что если они уйдут, то вряд ли смогут вернуться. А это значит, что будет потеряна возможность многостороннего контроля за целым рядом стран из сердца Центральной Азии. Источники в США подтверждают, что, несмотря на поддержку Вашингтона и НАТО, силы безопасности Афганистана за последний год деградировали. Похоже, по причине непонимания того, что действительно происходит на земле Афганистана, США применяют старый метод ковровых бомбардировок: за первый квартал 2018 г. западная коалиция сбросила на афганцев больше боеприпасов, чем за такой же период каждого из предыдущих 16 лет, в течение которых американские военные находятся в этой стране.
Что касается стратегических экономических инициатив, то весной 2018 г. в Пакистане был торжественно открыт Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК), который начинается в порте Гвадар на побережье Индийского океана и, пересекая пакистано-китайскую границу, заканчивается в китайском городе Кашгар вблизи границы с Киргизией (165 км). Пока построена ветка автомагистрали, но уже ведутся работы по прокладке железнодорожной линии. В контексте возможного сопряжения проектов ЕАЭС и проекта «Один пояс, один путь» данный коридор открывает перед Россией прекрасные транспортные перспективы. КНР и Киргизия уже связаны транспортной инфраструктурой через перевал Торугарт, и для России, пусть не напрямую, может быть открыт выход в Индийский океан (второй возможный маршрут – через Иран).
Хотя Исламабад давно является стратегическим партнёром Пекина, пакистанское руководство заинтересовано в диверсификации внешнеполитических связей. В Пакистане, например, уже говорят о потенциальной возможности появления РПЭК – Российско-пакистанского экономического коридора. Взаимный выход на рынки друг друга – прямая выгода для экономик России и Пакистана.
Леонид САВИН

Фонд Стратегической Культуры

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
630

Похожие новости
16 октября 2018, 15:24
16 октября 2018, 12:09
16 октября 2018, 12:09

16 октября 2018, 12:09
15 октября 2018, 23:09
16 октября 2018, 02:24

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
16 октября 2018, 02:39
16 октября 2018, 09:09
16 октября 2018, 02:24
16 октября 2018, 02:39
16 октября 2018, 02:39

Новости партнеров
 

Новости партнеров
 

Популярные новости
13 октября 2018, 19:24
10 октября 2018, 13:24
11 октября 2018, 10:24
12 октября 2018, 18:54
10 октября 2018, 23:09
14 октября 2018, 00:28
10 октября 2018, 06:54