Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Ни разу не промазали



Верховный главнокомандующий Вооруженными Силами России Владимир Путин объявил о завершении военной операции в Сирии. Летчики, саперы, медики, представители других видов и родов войск вернулись на места постоянной дислокации, к родным и близким. Каковы итоги участия наших Вооруженных Сил, прежде всего ВКС, в уничтожении бандформирований за минувшие с начала операции в САР два года? Как показала себя в боевых условиях наша авиационная техника?

Напомним: выполнение интернационального долга российскими военными в Сирийской Арабской Республике осуществлялось по просьбе президента Башара Асада. Через несколько часов после того, как Совет Федерации РФ единогласно поддержал обращение Владимира Путина об использовании Вооруженных Сил в Сирии, ВКС нанесли первые ракетно-бомбовые удары по наземной инфраструктуре террористического «Исламского государства» (запрещенного в России).



Группировка нашей авиации в то время составляла более 50 самолетов. Это фронтовые бомбардировщики Су-24М2 – глубоко модернизированные машины, на которых установлены современные средства навигации и прицеливания, позволяющие наносить точные удары, Су-34 – новые многофункциональные фронтовые бомбардировщики с современными бортовыми прицельно-навигационными системами и вооружением, штурмовики Су-25СМ с бронированной защитой летчика и двигателя, которые достойно прошли Афганистан. А также многофункциональные истребители Су-30СМ, ударные вертолеты Ми-24П и Ми-35М, транспортно-штурмовые Ми-8АМТШ, транспортные Ми-17, разведывательная авиация. Все эти машины чрезвычайно надежные, у них хорошая функциональная совместимость, а сама конструкция обеспечивает оптимальную простоту в управлении.

Размещалась российская авиационная группировка на базе «Хмеймим» (международный аэропорт Сирии им. Басиля Аль-Асада), которую охраняла батальонная тактическая группа морской пехоты Черноморского флота со средствами усиления и спецназ. Прикрытие с моря обеспечивали корабли ВМФ во главе с ракетным крейсером «Москва». Боевые вертолеты Ми-24 осуществляли патрулирование ближнего периметра на малых и предельно малых высотах. База и сегодня, после вывода основной группировки хорошо защищена системой противовоздушной обороны и наземных войск.

Основными объектами ударов стали боевые позиции террористов, командные пункты, заводы и мастерские, крупные склады боевой техники, боеприпасов, ГСМ, специального вещевого имущества и продовольствия, скрытые базы, которые ранее были законсервированы или тщательно замаскированы, перевалочные и опорные пункты, ПУ с узлами связи, караваны с оружием и боеприпасами, тренировочные лагеря, мосты и другие объекты.

Для специалистов, конечно же, закономерен вопрос: чем отличаются боевые задачи, выполняемые летным составом в Сирии, от тех, что были в афганской кампании? Ответить можно коротко: практически ничем. Хотя в любой региональной кампании всегда свои особенности и новизна. Афганская, несмотря на множественные просчеты и ошибки, для отечественных ВВС стала едва ли не самой успешной и эффективной за послевоенное тридцатилетие. Авиаторы штурмовиков Су-25 летали столько, сколько не летали ни одни другие строевые летчики в мире. В боевых действиях с моджахедами успешно отметилась и дальняя авиация, которая выполняла специфические боевые задачи, например по уничтожению лазуритового месторождения Ахмад Шаха Масуда в районе Джарм, ряд других.

В Сирии интенсивность боевых вылетов оказалась гораздо выше. В частности, только в один из последних месяцев нахождения в САР в ходе операции по разгрому группировки ИГ в районе Дейр эз-Зора совершено более 1600 вылетов, поражено свыше двух тысяч целей. Уничтожены десятки складов с боеприпасами и боевой техникой, вооружением, продовольствием и специальной одеждой. Такая интенсивность работы авиации была вызвана ростом подтвержденных разведывательных данных об объектах инфраструктуры, наступлением группировок террористов на отдельных участках ТВД, необходимостью снизить боевой потенциал и подорвать материально-техническую базу боевиков, дезорганизовать их систему управления.



К примеру, в провинциях Идлиб, Хомс, Хама, Алеппо, Дамаск, Латакия группировка ВКС России в течение суток совершила 71 вылет и нанесла удары по 118 объектам. В районе населенного пункта Сальма провинции Латакия был уничтожен командный пункт и крупный склад боеприпасов. Удары наносились также по скрытым базам боевиков, которые ранее были законсервированы или тщательно замаскированы, перевалочным и опорным пунктам, КП. На окраине населенного пункта Мисраба в провинции Дамаск был уничтожен пункт управления с узлом связи террористической группировки «Джейш аль-Ислам», благодаря чему нарушена система управления боевиков.

Подчеркнем: изначально совершалось около 20 боевых вылетов за день, но постепенно их количество наращивалось. В ходе операции изменилась и тактика. Наши летчики перешли к работе в одиночку, атакуя несколько целей за вылет. Методика их боевой работы строилась на данных космической, воздушной разведки и только после уточнения всех сведений, получаемых из штаба сирийской армии. Как правило, атаковали с высоты более пяти тысяч метров, чтобы избежать поражения переносными зенитно-ракетными комплексами типа «Стингер». Бортовое прицельно-навигационное оборудование самолетов позволяло обеспечить попадание по любым наземным целям террористов с высокой точностью.

Наряду с этим российские летчики осуществляли непосредственную поддержку наступающих сирийских войск, нанося боевые удары по их заявкам, препятствовали снабжению террористических группировок и пополнению их частей людьми. В результате резко возрастало число целей, которые нужно поразить, как и расход боекомплекта. Если раньше российские самолеты брали по два – четыре высокоточных боеприпаса или четыре – шесть обычных, то к концу операции уходили на боевые задания с многозамковыми держателями, позволяющими нести уже грозди бомб.

Смертники не помогли

Каждому вылету предшествовала тщательная подготовка. Изучались материалы объективного контроля, разведданные БЛА, снимки космической разведки, информация наземных спецслужб Сирии и России. Применяемые на фронтовых самолетах бомбардировочной и штурмовой авиации бомбы свободного падения и управляемое оружие позволяли не входить в зону поражения ПЗРК боевиков ИГ, а значит, находиться в безопасной зоне боевых действий.

17 ноября 2015 года Россия впервые задействовала в сирийской операции стратегические ракетоносцы Ту-160, Ту-95 МС, а также 12 дальних бомбардировщиков Ту-22М3. Ту-160 и Ту-95МС в общей сложности выпустили более 30 ракет по позициям ИГ в провинциях Хомс, Алеппо и Ракка. В итоге уничтожены 14 объектов, в том числе лагерь подготовки боевиков ИГ, завод по производству оружия и бронетехника. Самолеты работали группами: один наносит удар, другой его прикрывает. 12 дальних бомбардировщиков Ту-22М3 и Ту-22М3М впервые провели массированную бомбардировку объектов военной инфраструктуры. Удар наносился группами по два самолета Ту-22М3 с применением по 12 ОФАБ-250-270. В результате уничтожены базы и лагеря террористов в провинциях Ракка и Дейр эз-Зор.

Все это говорит о том, что основной вклад в реализацию оперативного замысла по разгрому ИГ обеспечила ударная авиация ВКС, выполнившая сотни вылетов и нанесшая тысячи ракетно-бомбовых ударов. Беспилотная авиация постоянно обеспечивала необходимой разведывательной информацией наступающие силы сирийских и российских войск. Ударные вертолеты Ка-52, Ми-28Н, Ми-35М, прикрывавшие наступающие войска, выполняли основную работу по «прополке» игиловских отрядов от танков, бронетехники и пикапов-тачанок, тем самым лишая их огневой мощи и мобильности. Су-34 и Су-24М уничтожали бронетехнику, колонны противника, укрепрайоны и пункты управления, районы сосредоточения бандформирований. Истребители Су-35С, Су-30СМ, Су-27СМ3 предотвращали «ошибочные удары» со стороны переживавших за черных бородачей «партнеров» из американской коалиции, прикрывали нашу ударную авиацию, выполняли другие задачи.

Большую роль сыграло обеспечение российской группировки надежными, обладающими высокими характеристиками, интегрированными, многоуровневыми системами противовоздушной обороны ВКС, действующими в тесной спайке с современными средствами разведки, в том числе с БЛА различных типов. Развертывание второго российского зенитно-ракетного дивизиона С-400 было завершено недалеко от сирийского города Масьяф в провинции Хама вместе с ракетно-пушечным комплексом «Панцирь-С». Позиция ЗРК ПВО С-400 располагалась на прибрежном горном массиве и позволяла, с одной стороны, обеспечить значительный обзор РЛС дивизиона, а с другой – компенсировать «затенение» радиолокационного поля у Хмеймима из-за горного хребта.

В целом авиационная группировка ВКС полностью сковала активные боевые действия ИГ, надежно прикрыла наступающие сирийские и российские войска.

Серьезную работу выполнили инженерные подразделения. Например, переправа на восточный берег Евфрата возводилась с помощью российских военных. Для этого в Сирию военно-транспортной авиацией была переброшена техника нового понтонного парка ПП-2005 и самоходные паромно-мостовые машины ПММ-2М, позволяющие быстро форсировать реку. В течение двух дней возведен мост с пропускной способностью восемь тысяч машин в сутки.

Сразу после нанесения воздушного удара боевой авиацией ВКС сирийская армия при поддержке российского спецназа и воздушно-космических сил провела рядом с Дейр эз-Зором форсирование водной преграды. Передовые части закрепились на восточном берегу реки. Это по-настоящему историческое событие наверняка войдет в учебники военного искусства.

Стремясь остановить наступление сирийской армии возле Дейр эз-Зора и нарушив перемирие в провинции Хама, в наступление при поддержке бронетехники ИГ бросило сотни отлично подготовленных ингимаси (от араб. врывающиеся) – особый спецназ исламистов, их силы специальных операций. На каждом таком террористе пояс смертника, хотя подрывают они себя лишь в случае совершенно безвыходного положения. А настоящих шахидов пускают вперед. Задача ингимаси – одержать победу либо пасть в бою. Но ничего не помогло. В итоге десятки трупов боевиков, сгоревшие и захваченные бронемашины. И это несмотря на то, что для подготовки операции джихадисты использовали инструкторов из США, американскую боевую технику, закрытую связь спецслужб.

Параллельно с выполнением интернационального долга российские «оборонщики» и летчики проверяли в боевой работе по объектам ИГ новейшее оружие, в том числе после модернизации и доработок. Необходимость в этом возникла после реального использования образцов на нетрадиционном для нас ТВД. С точки зрения нанесения максимального ущерба группировкам ИГ и так называемой оппозиции использование в Сирии наших крылатых ракет (КР) как воздушного, так и морского, наземного базирования было совершенно оправданно.

Новейшая сверхдальнобойная КРВБ Х-101 (ядерный вариант-Х-102) активно применялась в Сирии в 2015–2016 годах. В ходе нескольких серий было выпущено 48 таких КР. Основным их носителем в то время был Ту-160. Позже подключились и Ту-95.

Один стратегический бомбардировщик Ту-95 может нести на внешней подвеске до восьми Х-101. В его внутреннюю револьверную пусковую установку можно поместить до шести таких крылатых ракет. 5 июля 2017-го с двух Ту-95МСМ, сопровождаемых звеном многоцелевых истребителей Су-30СМ с полным боевым комплектом ракет класса «воздух-воздух», были выпущены пять КР Х-101 и поражены четыре цели ИГ.

Этот опыт бесценен. Даже интенсивная боевая подготовка, насыщенная учениями и маневрами, никогда не заменит реального участия в локальных конфликтах или ограниченных вооруженных действиях.

Предотвращенный ущерб

Дело не только в чисто военном опыте, который является следствием сложившейся международной ситуации и самым тесным образом перекликается с ней. Как сказал классик, война есть продолжение политики иными, насильственными средствами. Поэтому важнейшим аспектом сирийской кампании является то, против кого она велась изначально и продолжается сегодня.

Если бы страна, на стороне законного правительства которой воюет Россия, перешла под контроль суннитских радикалов (это отнюдь не только «Исламский халифат», а почти все «борцы с тиранией Асада»), то мгновенно превратилась бы в не имеющий аналогов в современной истории источник терроризма, несравненно более опасный, чем Афганистан при талибах. Для суннитских радикалов внешняя экспансия не просто основа идеологии, а способ существования. И Россия стала бы одной из важнейших целей, причем немедленно. Не начни Москва сирийскую операцию два года назад, уже сейчас мы воевали бы на своей территории или в так называемом мягком подбрюшье России. То есть по сути кампания в конечном итоге принесла стране высокий доход в виде предотвращенного ущерба.

Взятие Ракки и Дейр эз-Зора – окончание суннитского военного сопротивления на территории Сирии в ИГ-формате не означает, что оно там перестало существовать. Халифат жизнеспособен при наличии ряда факторов. Главный – контроль территорий, на которых эта организация может сформировать органы управления, создать налоговую систему и силовой аппарат, являющийся гарантией безопасности для местных суннитов. Суть – предоставление им оптимальной модели социально-экономической автономии и устройства государства, основанного на шариате в его изначальном виде в противовес существующим в арабском мире полусветским монархиям и псевдореспубликам, режимы которых коррумпированы и не в состоянии предоставить молодежи социальные лифты.

Главное отличие ИГ от «Аль-Каиды» в том, что оно с самого начала стремилось к самодостаточной системе финансирования благодаря образованию квазигосударства с установлением контроля над основными источниками получения доходов: нефтяными и водными ресурсами, ирригационными сооружениями, сухопутными и речными маршрутами. «Аль-Каида», как известно, всегда жила за счет финансовых траншей из стран Аравийского полуострова.

ИГ – сугубо националистическое образование, использующее, но не практикующее идеологию строительства всемирного халифата для рекрутирования живой силы за рубежом, без чего существовать на больших пространствах не может. От 60 до 70 процентов личного состава ИГ и «Джебхат ан-Нусры» составляли иностранцы.

Одна цель – одна бомба

Созданная в Сирии российская авиагруппировка, состоящая только из современных и модернизированных образцов техники, оборудованных передовым вооружением и прицельно-навигационными комплексами, позволила наносить высокоточные удары по бандформированиям на всей территории САР, не заходя в зону ПЗРК противника. Широкое использование разведывательно-ударных систем на основе комплексов разведки, управления и связи дало возможность реализовать принцип «Одна цель – одна ракета (бомба)».

Превосходство российской группировки в средствах разведки, РЭБ, комплексных систем управления и поражения обеспечило бесконтактное поражение противника с минимальным риском для наших войск и сил.

Сравнительный анализ результатов действий российских летчиков и авиации международной коалиции в Сирии показывает, что имея в разы меньше самолетов, ВКС России выполнили в три раза больше боевых вылетов и нанесли в четыре раза больше ракетно-бомбовых ударов.

Наиболее выразительным показателем для оценки эффективности работы военных летчиков является соотношение количества боевых вылетов к числу понесенных при этом боевых потерь. Чисто статистически потери при любом боевом применении войск неизбежны. Но если рассмотреть, что происходило в этом смысле с российской авиационной группировкой в Сирии, то за время операции, по официальным данным, произведено более 28 тысяч боевых вылетов и около 99 тысяч ударов по боевикам. Потери же составили три самолета (Су-24, сбитый турецким F-16, потерпевшие аварию Су-33К и МиГ-29К авиакрыла крейсера «Адмирал Кузнецов»), пять вертолетов.

Для сравнения: за девять лет боевых действий в Афганистане советской авиацией выполнен почти миллион боевых вылетов, потеряны 107 самолетов, 324 вертолета. Иначе говоря, при грубом округлении на каждые 100 тысяч боевых вылетов мы теряли 10 самолетов и 30 вертолетов. Если бы такая же пропорция сохранялась в авиационной группировке ВКС в Сирии, потери авиации оказались бы два-три самолета и около 10 вертолетов.

По заявлению генерал-полковника Виктора Бондарева, на тот момент главнокомандующего ВКС, хорошо подготовленные российские летчики «ни разу не промазали, ни разу не нанесли удара по школам, больницам, мечетям». Во многом еще и потому, что план воздушной операции был тщательно продуман и разработан с учетом четкого взаимодействия с сирийским военным руководством. Кроме того, нам, повторим, удалось навести порядок в воздушном пространстве Сирии благодаря переброске в страну С-400.

Россия одержала убедительную победу над многотысячными формированиями террористов, которые два года назад контролировали около 80 процентов территории САР. И тем самым сохранила ее суверенитет и целостность, отвела удар черной нечисти от своей территории, заявила о себе как о мощном геостратегическом игроке, с национальными интересами которого нельзя не считаться.
Автор: Игорь Семенченко

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
1022

Похожие новости
18 мая 2018, 05:39
18 мая 2018, 05:39
18 мая 2018, 14:39

20 мая 2018, 09:39
19 мая 2018, 00:24
20 мая 2018, 09:39

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
18 мая 2018, 21:54
14 мая 2018, 10:09
18 мая 2018, 05:39
20 мая 2018, 09:09
18 мая 2018, 02:24
15 мая 2018, 06:09
17 мая 2018, 10:10