Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Не будет никакого тотального возвращения к допандемийной жизни»

Россиян больше всего волнуют вопросы, связанные с пандемией, высокие цены и экономический рост. Об этом в интервью «Известиям» рассказал генеральный директор ВЦИОМа Валерий Федоров. Кроме того, в ходе беседы он оценил работу Госдумы, описал опасения граждан по поводу внешней угрозы и перечислил самых популярных в РФ иностранных политиков.

«Новый состав Думы себя еще не показал»

— Госдума VIII созыва завершила свою первую сессию. Как изменилось отношение россиян к федеральному парламенту?
— Сегодня чуть больше трети опрошенных одобряют работу Госдумы. Это средний уровень для периода, начавшегося в 2018 году. Добавлю, что новый состав Думы себя еще не показал. Самые резонансные законопроекты, которые обсуждались в этом созыве, — QR-коды, а это явно не та тема, которая могла бы повысить лояльность к нашему главному представительному органу. Будем надеяться, что в следующем году новый созыв парламентариев проявит себя ярче.
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Коньков
— Руководство Думы ставит перед собой цель повышения субъектности парламента. Видны ли успехи на этом направлении?
— Пока в общественном мнении особого роста субъектности Думы не видно. Продолжаем наблюдать.
— После выборов рейтинг, например, «Новых людей» подрос, партия уже конкурирует с силами «старой оппозиции». С чем это можно связать и есть ли перспективы еще большего расширения партийного поля в будущем?
— Да, рейтинг вырос на треть. Партия себя тем не менее пока особо ничем не проявила. Поэтому ее рейтинг — это аванс. Люди, голосуя, выступили за обновление, за новое «блюдо» в довольно-таки консервативном партийном меню. Когда его распробуют, тогда и будут давать оценки уже не на уровне ожиданий, а на уровне оценок реальных дел. Пока мы видим, что партия с какими-то яркими инициативами не выступает. Но рейтинг и не падает, что уже хорошо. У них есть запас времени, но рано или поздно придется показывать «товар лицом».
— А партии «старой оппозиции» и партия власти учитывают запрос на обновление?
— «Единая Россия» обновила списки депутатов наполовину. Если посмотреть другие партии, то у справороссов существенные изменения, у ЛДПР — довольно значительные. Все обновляются в той или иной степени. Другое дело, что запрос общества на обновление партийной системы существенно выше, чем готовность самих партий. Кажется, что они застыли, но это не так. Процессы идут, но медленнее, чем хотелось бы взыскательному избирателю. Думаю, основное обновление — еще впереди.
— Как вы думаете, какие задачи должны стать для Думы ключевыми в 2022 году?
— Скажу о том, что беспокоит людей в первую очередь. Понятно, что пандемия и связанные с ней вопросы. Например, тематика здравоохранения и его эффективность. Кроме того, беспокоит инфляция и рост цен. И всё связанное с экономическим ростом и доходами населения очень волнует.

«Общество опасается нового военного конфликта»

— МИД РФ недавно предложил странам Запада проект договора о гарантиях безопасности. Насколько высок у россиян уровень тревоги из-за внешней опасности? Опасается ли население возможности военного конфликта?
— Общество опасается нового военного конфликта, повестка тревожная. Резко выросла оценка наличия внешней военной угрозы России. До этого она пару лет снижалась, а сейчас очень значимо выросла. Ощущения очень тревожные, внешний контекст меняется. Конечно, людям это не нравится, вызывает страх, фрустрацию и надежду, что удастся избежать конфронтации.
— То есть люди смотрят на возможные переговоры со Штатами с надеждой и позитивом?
— Лозунг «лишь бы не было войны» очень актуален для наших советских родителей. Сейчас мы видим, что он возвращается. Поэтому любые признаки разрядки в отношениях с Западом воспринимаются очень позитивно.
Военнослужащие 92-й отдельной механизированной бригады ВСУ проводят артиллерийские учения на полигоне, восток Украины
Фото: REUTERS/Press Service of the 92nd Separate Mechanized Brigade
— Обострение ситуации вокруг Украины, конфронтация с Западом — снизился ли интерес к международной повестке у россиян на фоне кризиса внутри страны в пандемию? Изменилось ли как-то отношение к Украине и украинцам в целом?
— Доминирует в любом случае внутренняя повестка. Уже три-четыре года назад внимание россиян переключилось на нее. Это повестка социальная, экономическая, эпидемиологическая. Произошла рутинизация темы Украины, значительное большинство россиян воспринимают ее просто как новости. Есть в новостях — послушаем, нет — особо не думаем. А старшее поколение по-прежнему смотрит, интересуется и болеет. Но они уже не составляют большинства. Сегодня только около четверти опрошенных следят за событиями на Украине, согласно опросам. Это много, но намного меньше, чем несколько лет назад.
Главное для россиян сегодня — не события на Украине, а то, насколько это может быть опасно для нашего собственного благосостояния и развития. Владимир Путин четко выразил акценты, когда на пресс-конференции отметил, что главное не то, что там происходит. Главное — как это на нас влияет. Именно этот аспект людей беспокоит и волнует. Не сама по себе Украина, которую уже воспринимают как «отрезанный ломоть», а влияние событий там на Россию.

«Сформировался определенный навес ожиданий»

— Коронавирус окружает нас уже два года: появляются новые штаммы, ограничения, меняется формат жизни. Тем не менее рано или поздно эпидемия отступит. Возможно ли сейчас возвращение к допандемийной жизни, готовы ли люди к отказу от онлайн-форматов?
— Недавно было исследование среди госслужащих и их отношения к удаленке. Так вот, они почти все страстно хотели вернуться с удаленки в офисы. Но это именно госслужащие — у них специфичный тип работы и системы мотивации. Если говорить о наемных работниках, то здесь отношение другое. Очень многие привыкли к онлайн-форматам. Не надо тратить время и деньги на транспорт, не надо расходовать средства на питание вне дома. Можно больше времени проводить с детьми, можно совмещать работу с подработкой. Можно больше зарабатывать и тратить меньше.
Конечно, для этого нужно иметь достаточные навыки, личную активность. Нужно иметь ресурсы — образовательные, культурные, физические. Важны и условия — если ты впятером ютишься в одной комнате, то удаленка — пытка, а не наслаждение.
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Коньков
А вот те, кто эти проблемы смог решить, вполне себе адаптировались к новым обстоятельствам и совершенно не хотят возвращаться к прежним рамкам. Разное отношение — страна огромная, много секторов и профессий. Не будет никакого тотального возвращения к допандемийной жизни. Будет некий синтез — мы уже видим, как закрепляются некоторые его формы. Большие надежды люди возлагают, что в 2022 году получится победить пандемию и выйти из экономического кризиса. Сформировался определенный навес ожиданий.
— Продолжается борьба за формирование коллективного иммунитета. Велика ли на данный момент прослойка «вакциноскептиков»? И если смотреть в динамике, как всё менялось в этом году?
— Эта прослойка снизилась, но не очень значительно. В основном за счет тех, кто был вынужден поставить прививку, поскольку иначе потерял бы что-то ценное. Например, преподаватели могли потерять рабочее место. Театралы — возможность посещения излюбленных храмов культуры. Эти люди меняют свое поведение, но не меняют установки и взгляды. Примерно 30%, несмотря ни на что, остаются «вакциноскептиками».
— Они не доверяют вакцинам?
— Здесь большой спектр причин и аргументов. Одни вообще не верят ни в какую пандемию коронавируса. Другие верят, но считают, что она рукотворная, воспринимают ее как заговор «темных сил». Третьи не верят, что вакцина в принципе способна защитить, и делают ставку на естественный личный иммунитет. Некоторые не верят в российские вакцины и ставят иностранные.
— Сообщения о пытках в колониях уже привели к законодательным изменениям, а внимание к проблеме было отмечено на самом высоком уровне. Тем не менее опросы ваших коллег демонстрируют, что большинство россиян практически равнодушны к проблемам заключенных и тому, что происходит в системе ФСИН. Всё дело в том, что население не интересует манера общения с преступниками в стенах пенитенциарных учреждений? Какой резонанс этой темы в обществе в целом?
— Темы состояния заключенных в широкой повестке пока нет. У людей отношение к преступникам в основном как к тем, кто должен сидеть и страдать. Не от пыток, конечно, но за их проступки миндальничать с ними не считают нужным.
— Существует и серьезная проблема восприятия населением «отсидевших». Многие не могут устроиться на работу, снять жилье. При каких обстоятельствах ситуация изменится?
— Нужно создавать систему помощи таким людям. Льготы работодателям, например. Профессию давать тем, кто ее лишен. Что-то для этого делается. Например, идея о привлечении заключенных к строительным работам. Правоохранители понимают, что необходимо создать условия того, чтобы не было массовых рецидивов. И общество тоже относится позитивно к идее труда заключенных. Впрочем, сегодня эта тема — далеко не самая важная для россиян, есть более актуальные.
— Как раз об актуальных. В стране выросли цены на недвижимость, поездки, продукты. Насколько критична тревога россиян в этом смысле?
— Это проблема номер два, сравнивая по резонансу с пандемией коронавируса. Она беспокоит всех и не дает людям поверить в то, что экономический кризис закончился. Это очень острая и горячая тема. Но люди не выходят на протесты. Давайте не забывать, что у нас в стране безработица низкая. Демография плохая, рынок труда не растет, мигрантов стало намного меньше. У нас дефицит на рынке труда — и люди начинают этим пользоваться. Они всё чаще требуют у работодателей повышения зарплат или ищут более доходные рабочие места. Некоторые переезжают из региона в регион либо находят работу в онлайне. Наш ответ на инфляцию — поиск более доходных рабочих мест, а не митинги с демонстрациями. В общем, пока у людей это получается. Работодатели не могут игнорировать запрос на улучшение условий труда в условиях дефицита рабочей силы.
— То есть рост цен повысил мобильность населения?
— Дело не в мобильности. Когда наступает кризис, люди держатся за работу с любой зарплатой. А когда кризис отступил, что сейчас и происходит, то страхи остаться на улице снижаются, и народ начинает смотреть по сторонам. У нас рост ВВП 4,5% в этом году против 3,5% падения в прошлом. Разительный прогресс! На словах люди его не признают. Но их реальные действия показывают, что кризис на самом деле позади.

Блиц

— Какие зарубежные политики наиболее популярны среди россиян?
— Си Цзиньпин. За ним — Нурсултан Назарбаев и Александр Лукашенко. Белорусский лидер после выборов 2020 года сбавил обороты. Но еще держится.
— Какие страны россияне считают самыми дружественными?
— Китай, Белоруссия и Казахстан. Новых союзников пока не образовалось, противников новых тоже не стало.
Фото: РИА Новости/Валерий Шарифулин
— Но у нас же и к Сербии позитивное отношение?
— Если спросить о Сербии в лоб, то будет позитивное. Если задавать открытый вопрос, то ее почти не называют. Сербия хорошая, добрая к нам, но маленькая и довольно далекая.
— Какие министры наиболее популярны у россиян?
— Премьер-министр Мишустин — воспринимается как эффективный политик, современный. И министры президентского блока — Сергей Шойгу и Сергей Лавров, которые защищают страну от растущих внешних угроз.
— Какую страну россияне хотят видеть открытой больше всего?
— Турция — наша «всероссийская здравница» — давно открыта. Египет тоже недавно открыли. Так что направления для массового выездного туризма сохранились. Если же говорить об элитарном туризме, то больше всего ждут открытия Франции и Италии.
Читайте также

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



665

Похожие новости
26 января 2022, 09:50
26 января 2022, 02:15
26 января 2022, 13:55
26 января 2022, 08:05
26 января 2022, 13:55
26 января 2022, 02:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
24 января 2022, 12:20
22 января 2022, 10:10
20 января 2022, 20:50
21 января 2022, 17:50
20 января 2022, 03:55
25 января 2022, 22:10
24 января 2022, 12:20