Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Наш «самый турецкий» поток и не наше Чёрное море

ВМФ США и других стран Североатлантического альянса, не говоря уже о ВМФ Турции, де-факто "прописались" в Черном море уже в 1991 году, ещё до окончательного распада СССР. А к настоящему времени военные и разведывательные суда нечерноморских стран НАТО в буквальном смысле регулярно бороздят эту акваторию по всем азимутам: от портов и баз в Болгарии и Румынии, которые хотя бы официально прописались в НАТО вплоть до "дружественных" альянсу берегов Украины и Грузии. Новая группа этих судов вошла в Чёрное море в конце марта-начале апреля нынешнего года.

В какой-то момент едва не сформировалось парадоксальное положение, когда Турция, традиционный оппонент России в черноморском регионе, стал представлять для нашего флота куда меньшую угрозу, чем бывшие «братские» республики. Однако после серии известных инцидентов, среди которых особенно трагическими стали гибель нашего посла и сбитый у сирийской границы российский самолёт, стало понятно, что Турцию ни в коем случае нельзя рассматривать даже в качестве временного партнёра. Личные отношения лидеров двух стран и даже контракт на поставку Анкаре зенитных комплексов С-400, если рассматривать их в этом контексте, принципиально ничего не меняют.




Не сразу и не по всем параметрам, но Чёрное море становится акваторией, где НАТО стремится обосноваться всерьёз и надолго. А точнее, навсегда. Причём происходит это, прежде всего, благодаря особой позиции члена НАТО Турции, которая беспрепятственно пропускает в этот бассейн военные суда нечерноморских стран альянса. Да, система пропуска касается только судов определённого тоннажа и только на определённый, заранее оговорённый срок. Но при этом из Анкары регулярно и отнюдь небезосновательно утверждают, что такой подход не нарушает небезызвестную международную Конвенцию Монтрё 1936 года.

Как известно, ещё тогда в небольшом швейцарском городке, который знают скорее как столицу джазового фестиваля, девять стран, в числе которых помимо пяти причерноморских, были также Англия, Франция, Япония и Югославия, договорились о судоходстве в черноморско-эгейских проливах, включая Мраморное море. Конвенция восстановила суверенитет Турции, потерпевшей поражение в Первой мировой войне и едва избежавшей раздела, над Босфором и Дарданеллами. К тому же Турция получила право ремилитаризировать зону проливов. Конвенцию Анкара может как-то нарушить только ценой разрыва отношений с кем-то из её подписантов.



В своё время руководство СССР как одного из победителей уже во Второй мировой войне не стало настаивать на пересмотре условий Монтрё. И не только потому, что очень уж быстро испортились отношения с бывшими союзниками. Сталин вообще считал необходимым не связывать руки Анкаре, чтобы сохранить её лояльность по отношению к СССР – ведь турецкому руководству хватило выдержки и ума, чтобы не ударить северному соседу в спину. И это несмотря на поистине беспрецедентное давление Гитлера.


Турция была связана договором с нацистской Германией, но на СССР напасть не решилась

И сейчас формально Турция ничего вроде бы не нарушает, но на сегодня, пожалуй, главное состоит в том, что Анкара вполне сознательно идёт на провоцирование военно-политической напряженности НАТО с Россией. И речь, увы, идёт прежде всего о ближних подступах к российской территории. Чего стоят хотя бы откровенно провокационные заходы натовских военных судов в воды, минимально удалённые от Керченского пролива.

Впрочем, европейские державы ещё в XIX веке не раз угрожали России коллективным вторжением на её территорию, если российские войска «осмелятся» вступить в Константинополь и овладеть Босфором с Мраморным морем. Похоже, в настоящее время цели Запада здесь остались прежними.

Между тем среди российских экспертов в последнее время распространено мнение, что, якобы, Турция в случае обострения военной ситуации в бассейне будет проводить собственную автономную от всего НАТО политику и не будет потакать провокационным, а то и военным действиям флотов других стран альянса (см. статью от 9 апреля с.г.).

В такой оценке есть только один изъян: для чего же тогда Анкара всё чаще не только пропускает натовские суда в Чёрное море, но и включает свои ВМС в маневры и учебные "мероприятия" североатлантической армады в этом бассейне? А ведь и турецкие ВМС вместе с судами других стран блока теперь всё чаще "гостят" в портах Грузии, Украины.

Так откуда же появились настолько преувеличенные иллюзии в отношении Турции? Впрочем, нельзя не обратить внимания, что российские профильные ведомства, МИД и Минобороны, до сих пор как-то слишком уж "прагматично" реагируют на всё более явное провоцирование конфликтных ситуаций в Черном море со стороны НАТО.

Возможно, что понять такой подход в чём-то поможет небольшой экскурс в историю. Ведь ещё весной 1953 года, сразу после смерти Сталина, в долгий архив были отправлены все неоднократные предложения о пересмотре Конвенции Монтрё.




Их делал не только СССР, но и его черноморские союзники — Болгария и Румыния, которых тоже не устраивала «монополия на проливы», которой когда-то одарили Турцию. Позднее из Москвы всеми силами старались не провоцировать Анкару на более активное участие в антисоветских комбинациях США-НАТО. Кроме того, в Советском Союзе, который после войны очень долго не мог навести порядок на Кавказе и в Закавказье, серьёзно опасались расширения сети пантюркистского подполья в СССР, которое всегда формировала Анкара и, естественно, всегда поддерживала.

Все советские предложения по поводу изменения Конвенции Монтрё, между прочим, проистекали из аналогичной позиции Российской империи, а потом и Республики, которые наиболее полно тогда формулировал лидер кадетской партии Павел Милюков, ненадолго оказавшийся в кресле министра иностранных дел в первом Временном правительстве. Конкретно речь шла об изменении тех положений Конвенции, которые разрешали проход в Чёрное море военных, разведывательных судов и подводных лодок нечерноморских стран.

Москва и её союзники по Варшавскому договору недвусмысленно предлагали запретить такую практику, даже если речь шла о транзите в Дунай и другие реки, лиманы, заливы и проливы, соприкасающиеся с Чёрным морем. В настоящее время, точнее в последние десять лет, по имеющимся данным, такое предложение уже который год выдвигает только Абхазия. Причины этого понять совсем несложно — угроза со стороны Грузии, барражирующей в направлении НАТО, после августа 2008 года никуда не делась. Но Абхазия не признана почти никем, и уже тем более – ООН, в качестве субъекта международного права.

Между тем российская сторона — по крайней мере, официально, — как бы не замечает означенной позиции Абхазии. Казалось бы странно — РФ официально признаёт эту республику, имеет в ней свои военные базы и официально именует Абхазию своим союзником, стратегическим партнёром... Но, похоже, у столь прагматичной позиции Москвы в отношении Конвенции есть очень серьёзная причина. Российскому бизнесу сейчас крайне важно не "спугнуть" Турцию и вместе с ней Болгарию по вопросу прокладки и эксплуатации на их территории нового российского экспортно-сырьевого газопровода "Турецкий Поток".



Тут уж, как говорится, не до растущей черноморской активности НАТО… Тем более что не только в Грецию, но и в основной регион Европейского Союза эта артерия не может быть проложена иначе, как только через Турцию и Болгарию. Некоторые западные СМИ в этой связи с полным на то основанием пишут, что, дескать, во имя "Турецкого потока" Москва ограничится тем, что будет аккуратно критиковать НАТО за эскалацию в Чёрном море.

В отношении Турции, по оценкам СМИ, эта критика вообще будет минимальной, ибо "Турецкий поток" — дескать, некий фетиш для Москвы, весьма важный для руководства РФ и во внутриполитическом плане, не говоря уже о внешнеполитическом аспекте проекта. Потому военное присутствие НАТО в Черном море можно бы усиливать, а Конвенции Монтрё ничто не угрожает.

Конвенцию не трогали очень долго, даже в период Суэцкого и Карибского кризисов. В период разрядки, а конкретно – на Хельсинском совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе США, Великобритания и Турция в очередной раз дали понять Москве, что не склонны что-либо менять в Конвенции, и что возвращение к этому вопросу отодвинет сроки подписания заключительного Акта. Москва же предпочла не удлинять эти сроки.

Расклад вокруг Конвенции несколько изменился в 1991-1992 годах, когда к ней взамен СССР присоединились РФ, Украина и Грузия. Причём Киев и Тбилиси, наряду с Софией и Бухарестом, были и остаются категорически против пересмотра Конвенции Монтрё в пользу России. В настоящее время они, напротив, предлагают удлинить как минимум до 20 суток и без того длительные сроки пребывания «нечерноморских» военных судов в Черном море, действующие в соответствии с Конвенцией.

Однако старшие партнёры Украины, Грузии, Болгарии и Румынии пока вполне довольствуются... наличием "Турецкого потока" и, повторим, более чем взвешенной позицией России в отношении Конвенции Монтрё.
Алексей Чичкин, Виктор Малышев, д.э.н.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



698

Похожие новости
09 декабря 2019, 23:09
09 декабря 2019, 10:09
09 декабря 2019, 16:39
09 декабря 2019, 10:09
08 декабря 2019, 17:54
09 декабря 2019, 10:09

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
09 декабря 2019, 10:09
07 декабря 2019, 19:09
09 декабря 2019, 03:40
04 декабря 2019, 09:54
05 декабря 2019, 08:39
05 декабря 2019, 05:24
03 декабря 2019, 04:39