Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

На какой почве появилась БНР

Дискуссии о Белорусской народной республике (БНР), развёрнутые белорусскими националистами, которые готовятся отметить 25 марта (так называемый День воли) 100-летие провозглашения этого образования, требуют от историка высказаться по поводу того, что же это такое.
После Октябрьской революции 1917 года в не оккупированной немцами западной части бывшей Российской империи начала устанавливаться советская власть. По линии русско-германского фронта установить её было не так сложно – распропагандированные большевиками солдаты желали поскорее вернуться домой, активно поддерживая ленинский Декрет о мире. А у солдат было оружие. Неглубокий тыл также был наводнён революционными солдатами. Помимо солдат и поддержавшего революцию гражданского населения в Белоруссии существовали организации разных политических направлений. Какие-то из них были заметными, о каких-то знали в основном только их члены: к последним относились и белорусские организации националистического толка.
Фронт Первой мировой войны разделил белорусских националистов на две части. Оставшиеся на неоккупированной территории практически прекратили всякую деятельность (в условиях войны она могла рассматриваться властями империи как враждебная) и вновь начали проявлять слабую активность лишь к концу 1916 года, когда до падения монархии в России оставалось немного. А белорусские националисты, попавшие в немецкую оккупацию, встали на путь прямого сотрудничества с немецким военным командованием. В то время термина «коллаборационизм» не существовало (он появился только в середине ХХ века), но то, чем занимались белорусские националисты на оккупированной территории, вполне передаётся понятием «коллаборационизм».
Белорусские националистические деятели в оккупации получили возможность развивать свои идеи благодаря тому, что часть территории их страны была захвачена противником. Ситуация в их глазах была выгодной. Часть жителей Северо-Западного края ушла вглубь России; были эвакуированы или стали беженцами православные крестьяне, чиновники, сотрудники полиции, православные священники, западнорусская интеллигенция и другие социальные группы, не жаловавшие белорусский национализм. Казалось бы, теперь националисты могли развернуть агитацию и пропаганду, не встречая противодействия довоенных лет. Однако произошло нечто иное: оставшееся белорусское население проигнорировало призывы белорусских националистов, которые так и не смогли заручиться народной поддержкой. Не помогли даже немецкие деньги: немцы открыли для белорусов учительские курсы, выпустили учебники, создали белорусские вооружённые формирования, но обеспечить белорусским националистам поддержку населения они не смогли. Не помог и запрет немецких оккупационных властей пользоваться русским языком в официальных отношениях. Простой народ в массе своей отвергал самодеятельных претендентов на представительство его интересов.
Строго говоря, у белорусских националистов не было поддержки ни от кого, кроме немецких оккупационных властей. Сами немцы откровенно заявили, что вся белорусская активность сводится к выступлениям нескольких литераторов и археологов из Вильно, которые ни на что не влияют. Всех белорусских националистов можно было уместить тогда на одной скамейке. Для немецкого командования мнение этих людей ничего не значило, но, немного помогая им деньгами, их можно было использовать против России – неважно, старой царской или новой советской.
Что касается тех белорусских националистов, которые остались на не занятой немцами территории бывшей империи, об их настроениях говорят интересные примеры. Самая известная их газета начала ХХ века «Наша нива» при нападении Австро-Венгрии на Сербию встала на сторону агрессора. Газета писала, что австрийцы, ликвидировав сербскую государственность и включив Сербию в состав Австро-Венгрии, предоставят сербам демократические права (словно за «демократические права» в империи Габсбургов сербский народ обязан был платить отказом от своего государства). Когда в войну вступила Россия, публицисты «Нашей нивы» заявляли, что им всё равно, кто теперь победит: дескать, «народы останутся». Тут полезен мысленный эксперимент: представить, что некая газета в СССР в начале июля 1941 года написала бы, что ей всё равно, кто победит. А в 1914 году «Наша нива» распространяла подобные настроения свободно, и никто её не преследовал. Не от того ли и пала «тюрьма народов»? К чести сторонников белорусской идеи надо сказать, что некоторые из них добровольно ушли на фронт защищать Родину, некоторые были мобилизованы. Однако остальные симпатизировали врагу – Германии. Как писал позже первый руководитель советской Белоруссии Д. Жилунович, белорусские активисты отличались от остальных «острым желанием победы немцам, которое не покидало белорусские круги всё время».
В 1916 году на организованной немцами «конференции угнетённых народов» в Лозанне белорусские националисты попросили «народы европейские» вмешаться во внутренние дела Российской империи, чтобы «утвердить в Белоруссии все политические и культурные права». (Вот откуда взялась идея «Недели порабощённых народов», по сей день ежегодно проводимая в Соединённых Штатах с 1959 года!). Здесь можно вспомнить и слова одного из инициаторов создания БНР Язепа Лёсика, который летом 1917 г. в газете «Вольная Беларусь» писал: «Вильгельм воюет как раз за то, что необходимо людям: он хочет увеличить своё государство». Лёсик писал это, когда солдаты кайзера топтали своими сапогами его родную землю. А некоторые белорусские деятели не брезговали использовать деньги, выделенные на помощь беженцам, для устройства своих политических дел. В частности, весной 1917 г. так поступил Э. Будько.
Такой была идейно-психологическая почва, на которой в конце 1917 года активисты белорусских организаций созвали Первый Всебелорусский съезд, разогнанный большевиками. Несколько делегатов этого съезда в феврале 1918 года, в день вступления немцев в Минск, объявили себя белорусской властью; эта «власть» в марте 1918 года заявила о создании Белоруской народной республики. А в апреле 1918 года Рада БНР направила кайзеру Вильгельму телеграмму, в которой говорилось, что будущее Белоруссии возможно «только под опекой германской державы».
(Продолжение следует)
Карта: francis-maks.livejournal.com

Фонд Стратегической Культуры

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
705

Похожие новости
25 апреля 2018, 22:39
23 апреля 2018, 21:54
25 апреля 2018, 16:09

25 апреля 2018, 22:39
25 апреля 2018, 03:09
24 апреля 2018, 10:54

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
22 апреля 2018, 11:54
20 апреля 2018, 03:28
19 апреля 2018, 15:54
21 апреля 2018, 09:39
24 апреля 2018, 09:39
23 апреля 2018, 15:39
20 апреля 2018, 14:09