Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Могут загрызть тех, кто их кормит»: президент Центра правовой зоозащиты — о стерилизации и росте числа бродячих собак

Трагедия в Забайкальском крае, где стая бродячих собак насмерть загрызла ребёнка, показала несостоятельность нынешнего подхода к безнадзорным животным.  О том, почему бродячих собак становится всё больше, какую опасность представляют даже стерилизованные и чипированные, кому выгоден запрещающий их эвтаназию закон, рассказала в интервью RT президент Центра правовой зоозащиты Светлана Ильинская.  
 
РИА Новости © Денис Абрамов
 

Новости о нападениях стай бродячих собак приходят из разных регионов страны почти ежедневно. Самый громкий из недавних случаев — гибель семилетней девочки в Забайкальском крае 22 января. Собаки загрызли ребёнка, когда он возвращался из музыкальной школы.

26 января в Астрахани бродячие псы растерзали 58-летнего мужчину. «Неподалёку от гаражного кооператива «Энергетик» в Приволжском районе стая бездомных собак напала на местного жителя, который направлялся на работу. От полученных повреждений потерпевший скончался на месте происшествия», — говорится в сообщении астраханского управления СКР.

27 января власти Магадана объявили в городе режим чрезвычайной ситуации из-за стай бродячих собак. 

29 января сообщение из Саратова от местной студии ГТРК: «На улице Огородной возвращавшегося с прогулки 9-летнего ребёнка окружили бездомные животные. Серьёзных укусов он не получил — на помощь вовремя пришёл мужчина, разогнавший собак. По предварительной информации, среди нападавших животных были и с бирками на ушах, то есть чипированные».

О том, почему бродячих собак становится всё больше и какую опасность представляют даже стерилизованные и чипированные псы, рассказывает президент Центра правовой зоозащиты Светлана Ильинская.

— Откуда столько собак?

— Исторические и законодательные изменения. При СССР нахождение безнадзорных животных на любой территории было запрещено. В населённых пунктах собак и кошек отлавливали, помещали в пункты передержки. Дальше или находили хозяев, или подвергали эвтаназии. На улицу назад никого не выпускали. Собак же на природных территориях, в полях, лесах — отстреливали. Этим занимались егеря и охотники. Замечу, всё абсолютно аналогично тому, что существовало и существует по сей день в европейских странах. У них разве что может сроки содержания в пунктах передержки или приютах были подольше, да методы эвтаназии помягче. В 1990-х денег на это не стало — система разрушилась. Тогда же началось массовое вымирание деревень — народ  перебирался на заработки в город. А все ж собак держали. Многих просто побросали. И третья причина — бум разведения, который быстро привёл к перепроизводству животных. Если при СССР ставших ненужными собак пристраивали, то теперь, когда число собаковладельцев увеличилось, пристроить их стало некому. Именно тогда на окраинах городов стали появляться разнопородные стаи: например, колли, афганская борзая и ещё кто-то. Потом после нескольких циклов спаривания-перемешивания все эти признаки пород стираются — получается вот такая серая собака, что-то среднее между овчаркой и лайкой. Получается вот такая популяция уличных собак. Потерявшимися домашними животными она больше не пополняется. К стае они не прибьются. Этих или подберут, или они под машину попадут. Или те же уличные разорвут. Бывших домашних собак сейчас на улицах нет.

«Стерилизация не гарантирует безопасность»

— И как сегодня борются с безнадзорными собаками?

— В Европе, США, Австралии, как и было: нулевой уровень на улице. Если благотворители оплачивают, то в каких-то приютах могут содержать пожизненно. Если нет, то, в конце концов, эвтаназия. Но назад не выпускают никогда. У нас в 2018 году законодательно принят принцип обращения ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-возврат). Собаку поймали, понаблюдали. Выросшая на свободе собака слушаться человека нормально уже не будет. Поэтому и хозяина найти ей сложно. Если она не агрессивная, то стерилизовали, вакцинировали и выпустили как бы на старое место обитания. Принцип этот опасен для людей, жесток для собак. Не говоря уже о том, что создаёт угрозу для фауны в природных зонах, фермерских хозяйств.

— Пожалуйста, поясните.

— Стерилизованный кобель теоретически может стать менее агрессивным, но гарантии безопасности это всё равно не даёт. У стерилизованной же суки агрессия только возрастает из-за повышения уровня мужских гормонов — это доказано фундаментальными исследованиями.  

Но даже самая неагрессивная собака, попав в стаю, полностью перенимает её поведение — будет лаять, нападать. На всех, на кого не побоится. Могут загрызть даже тех людей, которые их регулярно кормят на улице.  

Вот вы видите мирных собачек, которые лежат у палаток на рынках, ожидая еды. Но собака животное очень подвижное — за день может пробегать десятки километров. Стая не всегда лежит. Они развлекаются тем, что рвут кошек, домашних собак, диких животных в парках и заказниках. Просто мы этого не видим. При этом, они не едят тех, кого загрызли — всё-таки собакам нужна другая пища, помягче. У них инстинкт обездвижить. Например, лиса в лесопарке утащит одного зайчонка для еды. А собака пока всех не порвёт, не остановится. Точно так же они уничтожают живность в сельских хозяйствах. За едой же эта стая, погуляв на природе, вернётся в населённый пункт. И среди них будут особи с чипами в ухе — стерилизованные, вакцинированные. Якобы, неагрессивные. Сегодня в России ежегодно вакцинацию после укусов собак получают чуть меньше 500 тыс. человек. Из них львиная доля приходится на пострадавших именно от безнадзорных собак. Всё-таки, после укусов хозяйских собак сразу вакцинироваться не бегут.

— Кстати, в Москве я видел собак с жёлтыми бирками в ушах только у Ашана на МКАД.

— В Москве и, возможно, других миллионниках действует негласное правило: выпускать только за пределами города. Как можно дальше. Зато в Подмосковье агрессивные стаи встречаются часто.

— Вы упомянули, что выпускать жестоко по отношению к самому животному.

— Собаки, кошки, которых вы видите на улице — это вершина айсберга. Львиная доля погибает за короткое время.

У диких животных сезонное спаривание – зимой никто не рожает. А тут круглый год. Щенки, котята замерзают, умирают от голода. Умирают и взрослые. От обморожений, инфекционных и прочих болезней. От боли, в жутких мучениях.

Отпуская на улицу животное, которому положено жить с человеком, обрекаем на страдания. Эвтаназия здесь гораздо гуманнее.  

— Ну, вот в Стамбуле много бродячих собак с чипами. Или, как говорится, «это в Турции — там тепло»?

— Это вопрос коррупции. Принципы псевдозоозащиты пришли к нам с Запада, но в самих западных странах, как я уже сказала, бродячих животных нет. В Германии богатейшая фауна. Даже в Берлине можно встретить, например, стаю кабанов. В Лондоне в парке стада оленей, не говоря уже о птицах. Будь там принцип ОСВВ, собаки б всех оленят загрызли. Собачьи стаи в лесу — это нарушение природного баланса. Ещё в прежней редакции российского закона об охоте были прописано, что встреченная в лесу собака подлежит отстрелу круглый год как животное-вредитель. Сейчас эта строчка убрана, у охотников связаны руки. На гуманном же Западе в природных территориях и сегодня отстреливают.

«На приюте особо не попилишь»

— Если увидел на улице бесхозную собаку или кошку, то можно сообщить в соответствующую службу и кто-то приедет?

— В том же Лондоне приедут. А у нас ответят, что места в приюте нет — держать негде. У нас по закону таким службам запрещено усыпление здоровых собак — они сидят в приютах пожизненно. Поэтому и мест в приютах никогда не бывает.

— Когда вы сказали про коррупцию, вы имели ввиду распил бюджетов на вот этих приютах?

— На самом приюте особо не попилишь — туда можно зайти, посмотреть, сколько собак живёт. Распил идёт на стерилизации. После того, как собаку выпустили назад бегать по помойкам, кто ж там будет их считать и проверять делали им операцию или нет.

— Получается, закон о ОСВВ пролоббировали стерилизаторы?

— Нет. По нашим наблюдениям, основными лоббистами были депутаты, в той или иной степени связанные с мировыми производителями собачьего-кошачьего корма. И тут речь не о муниципальных контрактах на поставки в приюты — их доля в общем потреблении незначительна. Наличие бродячих животных на улицах, как ни странно, приводит к росту численности этих животных в квартирах. Если муниципальные службы отлова не забирают с улицы замерзающего котёнка или щенка, то это делают граждане. А как пройти мимо животного в беде? Это же бесчеловечно.

  • © Фото из личного архива

Вот, например, я, которая выступает за эвтаназию. У меня самой дома около пятидесяти кошек, которых я подобрала или мне привезли. И таких домашних приютов и с кошками, и с собаками очень много. Их держат разные люди. Сами при этом страдают, но держат. И все покупают фабричный корм. Иногда самый дешёвый, но фабричный. В ситуации, когда государство допускает безнадзорных собак и кошек, пусть их на улице даже кто-то подкармливает, ничего не изменится. Популяция уличных собак продолжит расти. Будут страдать и животные, и люди.

Подпишитесь на нас Вконтакте


1

Похожие новости
16 мая 2022, 08:36
15 мая 2022, 20:58
16 мая 2022, 23:13
16 мая 2022, 08:46
17 мая 2022, 17:16
14 мая 2022, 22:18

Новости партнеров
 

Новости партнеров

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
12 мая 2022, 08:08
12 мая 2022, 07:54
16 мая 2022, 23:51
13 мая 2022, 10:41
12 мая 2022, 17:34
16 мая 2022, 16:54
17 мая 2022, 08:42