Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Мир заключают не с друзьями

19 ноября 1977 года в 20 часов вечера, самолет «Египет-01» приземлился в аэропорту Бен-Гурион. На израильскую землю, под фанфары военного оркестра, ступил глава самого могущественного арабского государства – президент Египта Анвар Садат. Он прибыл, чтобы предложить Израилю заключить мир.



Ещё недавно, в 1967 году, на улицах Каира бесновались многотысячные толпы, призывавшие предшественника Садата, Гамаля Абдель Насера, перебить всех живущих в Израиле евреев. А власти охотно разжигали эти настроения. Садат, занимавший тогда пост председателя парламента, был неотъемлемой частью истеблишмента, приведшего арабский мир к позору Шестидневной войны.



Разгром в июне 1967 года только укрепил враждебное отношение арабов к "сионистскому образованию". На призыв Израиля заключить мир в обмен на все территории, перешедшие под его контроль в 1967 году, Хартумский саммит Лиги арабских государств ответил тройным нет:
Нет признанию Израиля!
Нет переговорам с Израилем!
Нет миру с Израилем!

В 1970 году Насер умирает, и Садат становится его преемником. Нового лидера Египта воспринимают как временную фигуру, однако он начинает чистку правительства от сторонников Насера и пытается опереться на "умеренных" исламистов. Садат готов к ревизии просоветской ориентации своего предшественника, понимая, что связи с Западом принесут гораздо больше пользы.

Однако для серьезных реформ новый президент должен смыть позор Шестидневной войны. 6 октября 1973 года, в Судный день египетская армия, захватив Израиль врасплох, форсирует Суэцкий канал и на первом этапе войны наносит ЦАХАЛу ощутимые потери.

И неважно, что затем ЦАХАЛ перенес военные действия на африканскую сторону Суэцкого канала, окружил 3-ю египетскую армию и остановился в 101 километре от Каира. С точки зрения арабов, Садат смыл израильской кровью позор своего предшественника. 6 октября, день форсирования канала, становится праздником Египта – и остается им по сей день.

Второй причиной, сделавшей возможным визит Садата в Иерусалим, стал "переворот" 1977 года, приход к власти партии "Ликуд" где во главе стоял Менахем Бегин. Новый премьер был сторонником единого и неделимого Израиля, последовательно выступая против каких-либо территориальных уступок арабам. Однако, по его представлениям, Синайский полуостров частью Земли Израиля не являлся.

Но главной фигурой в тайных контактах между Израилем и Египтом стал Моше Даян, которому Бегин предложил пост министра иностранных дел. Общественное мнение считало Даяна главным виновником провала 1973 года, Война Судного дня стала одной из основных причин завершения 30-летней гегемонии "Рабочей партии", но все это не помешало Бегину назначить Даяна на ключевой пост в правительстве.

Министр иностранных дел был полной противоположностью главы правительства. Тем не менее, Бегин и Даян относились к другу с симпатией и уважением.

В отличие от многих лидеров сионистского движения, Даян никогда не смотрел на арабов сверху вниз. Он владел арабским языком, понимал арабский образ мыслей, уважал арабскую культуру и ничего не имел против, когда знакомые арабы называли его не "Моше", а "Муса". Те, кто знал его в юности, спорили, кого в нем больше – казака или арабского бандита. Эшколь называл его "Абу Джильда" – в честь самого знаменитого разбойника.

При этом, помимо обаяния и умения находить общий язык со всеми, Даян воспринимался как лучший военачальник на всем Ближнем Востоке – что не могло не вызывать уважения противника.

В 1974 году Голда Меир оставила без ответа тайное послание Садата с предложением начать мирные переговоры. У нового правительства Израиля идея вызвала значительно больший интерес. Переговоры шли одновременно по двум каналам – при посредничестве румынского генсека Николае Чаушеску и короля Марокко Хасана Второго.

Для того, чтобы тайное стало явным, потребовалось всего несколько месяцев. 9 ноября 1977 года президент Садат провозгласил с трибуны египетского парламента, что будет готов отправиться в Кнессет, в Иерусалим, чтобы отстаивать арабскую позицию.

На следующий день глава правительства сообщил, что египетского президента примут со всеми почестями. 11 ноября он выступил с обращением к египетскому народу, призвав положить конец войнам и кровопролитию, установив вечный мир между двумя странами. Фраза "No more war, no more bloodshed" вошла в историю, ее неоднократно повторяли израильские и арабские лидеры.

"Граждане Египта! ...29 лет продолжается между нами трагический и ненужный конфликт. ...Четыре израильско-египетские войны пролили много крови... многие семьи осиротели... Нет никакой причины продолжать эту вражду. Мы протягиваем вам руку дружбы, и это не слабая рука. В случае войны мы в очередной раз сможем защитить себя. Так давайте же скажем друг другу — довольно войн. Хватит проливать кровь и угрожать друг другу. Давайте заключим мир, и не просто мир, а построим новые отношения дружбы и честного сотрудничества. Мы можем помочь друг другу.

...Ваш президент Садат сказал два дня назад, что ради спасения жизни хотя бы одного своего солдата он готов прибыть в Иерусалим, в Кнессет... Я буду рад принять Анвара Садата со всем почетом и доброжелательством, которое и вы, и мы унаследовали от нашего общего праотца Авраама".


15 ноября Менахем Бегин, при посредничестве президента США Джимми Картера, передал Анвару Садату официальное приглашение, которое было принято. При этом и в правительстве, и в армейских кругах раздавались голоса, предрекавшие, что вместо Садата из самолета выскочат египетские коммандос – и перебьют все израильское руководство.

Но вечером 19 ноября самолет с лидером арабского мира приземлился в Израиле – разумеется, после исхода субботы. Садата встречали с поистине королевскими почестями – всем было ясно, что на их глазах вершится история. На следующее утро президент Египта сотворил молитву в иерусалимской мечети эль-Акса, а к четырем часам его ждали там, куда он обещал приехать – в Кнессете.

Никто не хотел пропустить историческое событие. Например, в зале можно было увидеть бывшего премьера Голду Меир, в свое время проигнорировавшую послание Садата. Министры не могли скрыть волнения.



"Мой долг перед Аллахом и народом Египта привел меня сюда, во вражескую страну, чтобы предложить вам мир и добрососедские отношения. Принятие этого решения я оставлю вам, и да поможет вам Аллах!"
– заявил Садат, добавив, что отдает себе отчет в опасности принятого им решения. Он также рассказал, что арабские лидеры, с которыми он говорил, пытались отговорить его от поездки в Израиль.

Египетский президент подчеркнул, что нельзя строить свое счастье на чужом несчастье. Он заявил, что настаивает на всеобъемлющем, а не сепаратном мире.

В ответной речи Бегин выразил восхищение мужеством Садата. Он также призвал президента Сирии Хафеза Асада и короля Иордании Хусейна последовать примеру египетского лидера. Израильский премьер подчеркнул, что удовлетворение всех египетских условий невозможно, но согласился, что основой для урегулирования должны стать резолюции Совета безопасности ООН.
Перед отлетом домой Садат заявил: "Мы пришли к одному важному взаимопониманию — война Судного дня была последней между нами".
Бегин, за минуту до этого, сказал в свойственной ему манере публичных выступлений, которая заставляла думать о вечности: "В Иерусалиме мы поклялись дальше жить без войн. Это большая победа нравственности и морали".

Журнал Time назвал Садата человеком года, но других видимых достижений визит в Израиль политику не принес. Египет, до недавнего времени самая влиятельная страна арабского мира, превратился в парию. Поездка вызвала возмущение не только иностранных лидеров, но и собственных граждан.

Египетский президент с мужеством и упорством продолжил следовать выбранному курсу. Мирные переговоры, проходившие в Кэмп-Девиде, неоднократно оказывались под угрозой срыва, делегации даже паковали чемоданы – но 26 марта 1979 года на лужайке Белого дома был подписан мирный договор между Египтом и Израилем.




Вопреки желанию Садата, он стал сепаратным. Но Египет получил всю территорию Синайского полуострова, ставшую демилитаризованной зоной, а резолюция ООН №242 была признана основой для урегулирования палестинской проблемы. Израиль признал право палестинцев на самоуправление.

Анвар Садат заплатил за союз с Израилем жизнью. 6 ноября 1981 года он был убит военнослужащими-исламистами во время парада в честь восьмой годовщины форсирования Суэцкого канала.



Его преемник Хусни Мубарак не стал денонсировать мир с Израилем, однако отношения двух стран стали значительно более формальными.

Израильские поселения на Синае были снесены, а сам полуостров передан Египту уже после гибели Садата. Установить контроль над ним центральное правительство так и не смогло. Северный Синай превратился в базу джихадистов, ведущих борьбу против нынешней власти, возглавляемой Абд аль-Фаттахом ас-Сиси. При ас-Сиси общность геополитических интересов привела к значительному сближению Израиля и Египта.

После этого дипломатические отношения с Израилем заключила и Иордания. Связи еврейского государства с умеренными суннитскими монархиями развиваются по другой модели, оставаясь во многом тайными. Однако ясно, что ключом и для одних, и для других стало подписание мирного договора с Египтом, когда крупнейшая арабская страна признала Израиль неотъемлемой частью Ближнего Востока.

По материалам статьи Павла Вигдорчика "19 ноября: 40 лет историческому визиту Садата в Израиль" http://newsru.co.il/mideast/19nov2017/eg_il_40_201.html
Цитаты из книги Марка Зайчика «Жизнь Бегина»
Автор: Александр Привалов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

322

Похожие новости
12 декабря 2017, 19:09
12 декабря 2017, 19:09
12 декабря 2017, 19:09

13 декабря 2017, 11:24
12 декабря 2017, 19:09
13 декабря 2017, 11:24

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
07 декабря 2017, 22:09
11 декабря 2017, 07:24
13 декабря 2017, 08:09
06 декабря 2017, 16:54
12 декабря 2017, 09:24
11 декабря 2017, 10:39
12 декабря 2017, 02:54