Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Меня называют российской шпионкой»: информатор автора «панамского досье» рассказала об аресте в Греции

Суд Греции отказал в экстрадиции россиянки Марии Ефимовой на Мальту, где её обвиняют в хищении средств у банка. По мнению судебной инстанции, мальтийские власти не смогут гарантировать безопасность Ефимовой. Гражданка России была информатором убитой журналистки Дафны Каруаны Галиции — одной из авторов «панамского досье», которая расследовала эпизоды коррупции, связанные с премьер-министром островного государства. В интервью RT Ефимова рассказала о причинах сотрудничества с журналисткой и об угрозах, поступавших в её адрес.
 
Reuters
 

Россиянка Мария Ефимова была освобождена из греческой тюрьмы «Коридаллос» в пригороде Афин в минувшую пятницу. Женщина была задержана по запросу властей Мальты, которые выписали два ордера на её арест, в том числе по подозрению в растрате. Однако суд Греции отказался выдавать Ефимову из-за того, что мальтийские власти не могут гарантировать ей безопасность и она вряд ли может рассчитывать на справедливое правосудие.

До задержания россиянка работала в мальтийском банке Pilatus Bank и была информатором журналистки Дафны Каруаны Галиции. Ефимова предоставляла ей информацию о деятельности премьера Мальты Джозефа Маската. Итогом журналистского расследования стала публикация в «панамских досье» сведений, уличающих премьер-министра страны в коррупции. В частности, в апреле 2017 года Галиция рассказала об офшорных компаниях, которые были связаны с двумя помощниками премьер-министра. Через эти фирмы якобы проводились выплаты от правительства Азербайджана. Эти публикации вызвали скандал: депутаты Европарламента призвали Муската подать в отставку.

В октябре прошлого года Дафна Галиция погибла при взрыве бомбы в её автомобиле. Россиянке Марии Ефимовой пришлось бежать с Мальты в Грецию.

— Мария, после задержания вы провели в тюрьме почти месяц. Насколько тяжело вам пришлось?

— Я вполне хорошо чувствую себя. Конечно, условия не как в отеле, но со мной были любезны сотрудники тюрьмы, поэтому заключение я перенесла нормально.

— Решение суда может быть обжаловано?

— Да, и это уже произошло. Генеральный прокурор Греции подал апелляцию. Но, насколько я понимаю, это скорее формальность — дань уважения государству Евросоюза. Если суд высшей инстанции вынесет такое же решение, то вопрос с экстрадицией будет закрыт.

— Вы понимали, что есть риск экстрадиции, но пришли и добровольно сдались греческой полиции. Почему?

— Я исходила из того, что нужно соблюдать местное законодательство. На самом деле после того, как я узнала о мальтийских ордерах на меня, я дважды приходила сдаваться в полицию. Оба раза мне говорили, что на меня в базе у них информации нет. Задержали только в третий раз.

— Местные СМИ писали, что сдались вы якобы из-за угроз, которые поступали вам после публикаций о коррупции на Мальте и «панамских архивов»...

— Угрозы поступали, но это было, когда мы с семьёй ещё находились на Мальте. Угрожали не мне лично. Двое сотрудников детективного агентства пришли в дом моего отца и настойчиво просили, чтобы я прекратила давать показания в рамках расследования о коррупции на Мальте.

— Это были российские частные детективы?

— Да, из Владимира, где живёт отец. Я потом связывалась с ними. Они сказали, что просто выполняли заказ, и даже заказчика назвали. Но раскрывать его я не хочу, чтобы на меня не посыпались новые угрозы и обвинения.

— Как отец отреагировал на это?

— Он был очень взволнован и собирался обращаться в полицию даже. Незадолго до этого скончалась моя мать, поэтому появление этих детективов стало для него дополнительным испытанием.

— В российской прессе о вас почти не писали. Могли бы рассказать с самого начала, как вы оказались в этой истории с панамскими офшорами и преследованием по обвинениям в хищениях?

— Я работала в мальтийском банке Pilatus. Банк проводил операции, не соблюдая законодательство о противодействии отмыванию денег. Начальство регулярно просило подделывать подписи, фальсифицировать разные документы. Я всякий раз довольно жёстко отказывала. У меня был испытательный срок, поэтому в какой-то момент со мной расторгли контракт без официального объяснения причин. При этом банк не выплатил мне зарплату за три месяца. Я написала им официальный запрос и получила отказ. Тогда подала в трудовую инспекцию жалобу, которую удовлетворили, и затем они направили требование в банк. В итоге жалоба дошла до суда. Примерно в это время ко мне пришли полицейские с ордером на арест по заявлению банка о растрате. Я была в шоке, но понимала, что всё сфальсифицировано и я смогу легко это доказать. Меня увезли на допрос. Держали в камере, пугали, давили на то, чтобы я во всём созналась, но в итоге отпустили, так и не добившись ничего.

— То есть банк пошёл в контратаку?

— Так и есть. Параллельно начались судебные процессы по невыплаченной зарплате и по обвинению в растрате. Ситуация начала принимать неприятный оборот, когда на время рассмотрения дела о растрате у меня незаконно изъяли все паспорта. Даже на похороны матери в Россию не дали поехать. Тогда я поняла, что силы неравны, и стала искать союзников в этой борьбе. В интернете нашла статьи Дафны, которая писала о финансовых преступлениях в банке, и связалась с ней.

— Откуда у вас были эти документы, если вы уже не работали в банке?

— Я понимала, что после моих отказов они попросят других сотрудников сфальсифицировать документы. Я решила подстраховаться, поэтому делала копии документов и хранила их у себя, чтобы можно было оправдаться, если всё решат свалить на меня.

— То есть вы передавали данные об отмывании денег, преследуя только личные цели? Задачи разоблачать кого-то у вас не было?

— Всё верно. Тем самым я только хотела привлечь внимание общественности к этой неравной тяжбе между мной и банком. Мне хотелось добиться справедливого суда. Когда я поняла, что правосудие там не работает, то решила менять тактику. Никого шантажировать я не собиралась, хотя могла бы в теории. Мне не было никакого дела до мальтийского премьера, его супруги и его команды — я их никогда не видела, никаких претензий к ним у меня не было.

— Однако проходила информация, что кипрская фирма «Интернэшнл Фрэгрэнс Дистрибьюшн» обвинила вас в воровстве спустя четыре года. Кроме того, СМИ писали, что вашей работой были недовольны в кипрском отделении «Промсвязьбанка».

— «Фрэгрэнс Дистрибьюшн» — это сеть косметических магазинов «Л'Этуаль». Я работала в компании, предоставляющей им корпоративные услуги, и была номинальным сотрудником этой фирмы — это вполне обычная практика для Кипра. Действительно, одна из директоров написала на меня спустя четыре года заявление в полицию. Оно очень похоже на заявление банка, только сумма украденных денег поменьше. В начале года Кипр также собирался выдавать ордер на мою экстрадицию на основании этого заявления, однако Европол им отказал из-за несостоятельности обвинений. Позже я пыталась связаться с владельцами компании, чтобы всё выяснить, но мне никто не ответил. Что касается «Промсвязьбанка», то я очень удивилась, прочитав в СМИ, что они мной якобы были недовольны. Я увольнялась оттуда по собственному желанию, вполне мирно. У меня есть очень хорошее рекомендательное письмо от руководства этого банка. Поэтому я и сама была удивлена тем, что писали в СМИ.

— Как вышло, что о вашей роли в расследовании Дафны узнали все? Вы давали согласие на то, чтобы ваше имя было раскрыто?

— Как раз наоборот! Я согласилась быть свидетелем и давать показания только при том условии, что моё имя не будет разглашаться. Однако помощница судьи открыто назвала меня в СМИ. Судья эту ситуацию тогда замял. На Мальте довольно напряжённая политическая обстановка между партиями, и в ход идут все средства. А это расследование касалось политики.

— То, что оставаться на Мальте вам с семьёй небезопасно, вы поняли сразу после убийства журналистки?

— Я понимала это сразу, но в итоге уехали в Грецию мы только через несколько месяцев. На Мальте действительно оставаться к этому моменту было уже небезопасно. Я лично видела, как на улице взрывали людей средь бела дня. А у нас двое детей...

— Вы считаете, что в Греции нет угрозы для вас и вашей семьи?

— Конечно, бережёного Бог бережёт, меры предосторожности я предпринимаю. При этом не думаю, что в Греции на меня могут напасть. Всё-таки это демократическое, спокойное государство. К тому же тут много островов, так что найти меня не так просто.

— Помогают ли вам российские власти?

— Сотрудники посольства России в Греции постоянно были на связи со мной и супругом, оказывали помощь и поддержку.

— В СМИ периодически появляются неожиданные версии о вашей связи с российскими спецслужбами. Как можете это прокомментировать?

— Да, спекуляций очень много. Меня называют российской шпионкой, связывают даже с делом Скрипаля. Конечно, это полный бред! Все мои действия — это сугубо личная инициатива.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
346

Похожие новости
24 мая 2018, 23:54
24 мая 2018, 10:54
25 мая 2018, 12:54

25 мая 2018, 03:24
25 мая 2018, 03:24
24 мая 2018, 14:09

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
20 мая 2018, 09:39
21 мая 2018, 09:54
19 мая 2018, 17:09
22 мая 2018, 10:24
19 мая 2018, 12:24
22 мая 2018, 07:09
24 мая 2018, 15:54