Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Массовое применение танков


Немного истории



Танк на полях сражений появился в Первую мировую как ответ на позиционный тупик, с одной стороны, и как результат развития технологий — с другой. Собственно говоря, идея танка витала над полями сражений с древнейших времён, но её реализация затруднялась из-за отсутствия соответствующей технической базы. То есть хотелось-то оно хотелось, и до Леонардо да Винчи, и после него, но не моглось. Хотя тяжёлая, полностью бронированная кавалерия, или гуляй-города — это квазиреализация данной идеи на «том» уровне. То есть сочетание подвижности и ударной (огневой) мощи — то, к чему полководцы стремились достаточно давно. И вот в самом конце ПМВ оно таки появилось на полях сражений. То самое новое оружие. В общем и целом танки показали себя неплохо, хотя и не до конца оправдали возложенные на них задачи (в отличие от авиации, которая эти ожидания превзошла).


Но рождение танковых войск уже состоялось. Их звёздный час придёт несколько позже, на полях сражений Второй мировой. И тогда уже именно танковые войска далеко превзойдут все ожидания и расчёты. Новые идеи проникают в генеральские мозги с большим трудом, подтверждением этого простого факта может послужить то, что даже после показательного разгрома Польши, осуществлённого связкой «танки – тактическая авиация», генералы союзников (имея полгода времени) не сделали практически ничего, чтобы принципиально изменить ход сражений во Франции. А ведь финансовые и производственные возможности Англии и Франции далеко превосходили немецкие! Однако Франция пала за 2 недели.

А вот в Советском Союзе (в отличие от Франции) танковым войскам уделялось повышенное внимание, и правительство делало буквально всё возможное для их развития (ещё в большей степени это можно сказать про советскую авиацию). На решение задач ВВС РККА и танковых войск были брошены чудовищные ресурсы, и отсталая крестьянская Россия (надо это учитывать при сравнении с США, Британской империей, Францией или Германией) добилась, пожалуй, выдающихся результатов.

И если материальная часть советских ВВС всё-таки уступала и Германии, и союзникам по уровню (при всём желании иначе никак), то в матчасти танковых войск СССР во многом лидировал. А уж количество единиц этой самой техники было весьма существенным для вчерашней крестьянской страны.

Однако опыт лета 1941-го оказался весьма горьким как для советских лётчиков, так и для советских танкистов. Это была не столько война, сколько разгром. Причём, что самое обидное, отметить какие-то «светлые пятна» во всей этой мрачной истории достаточно сложно. Про авиацию было написано очень много. Про танковые войска — немногим меньше.

«Резиновая» тридцатьчетвёрка


Очень сильно смущает именно отсутствие какой-то чёткой картинки того, что представляли собой советские танковые войска на начало Великой Отечественной. Вернее, эта самая картинка очень сильно «плавает». Сначала нам очень долго рассказывали, что советских танков было мало, а «тридцатьчетвёрка» была настоящим шедевром… Потом внезапно оказалось, что танков было очень много (причём самых разных). Потом оказалось, что «тридцатьчетвёрка» не была таким уж шедевром. Потом… Как-то плавает картинка, плавает, причём непрерывно. Чтобы что-то анализировать, надо понимать исходные данные, а вот с этим как раз очень большие проблемы.

И вообще, в подобной ситуации возникает очень нехорошее чувство, что тебя пытаются обманывать. Неужели так сложно изучить состояние советских танковых войск на начало войны? С переводом документов проблема? Или с чем? Постоянные «открытия» вызывают откровенное недоверие к советской/российской военно-исторической науке в целом. Возникает такое впечатление, что ты имеешь дело с людьми или не совсем компетентными, или не совсем порядочными.

То у нас одна ситуация в танковых войсках перед войной, то внезапно совсем другая… Вот как-то это раздражает. Вы что, господа, за все послевоенные десятилетия так и не смогли разобраться с состоянием танковых частей РККА на июнь 41-го? А как же вы с НАТО в Европе воевать собирались?

В общем и целом всё мутно как-то в датском королевстве… Информации по советским танкам просто море, но вот как-то её проструктурировать и проанализировать не получается. Ещё раз: исследования, безусловно, хорошо. Открытия — тоже, но вот непрерывные открытия и сенсации по одной конкретной и неплохо задокументированной теме на протяжении десятилетий вызывают подозрения в квалификации и адекватности исследователей. Как говорится, дурак каждый день делает массу открытий.

Чтобы всерьёз двигаться, дальше надо иметь твёрдую опору: чёткое понимание состояния танковых войск СССР на июнь 41-го. Ну, и для полноты картины такое же чёткое понимание состояния Панцерваффе на июнь 41-го. А у нас и цифры плавают в разные стороны, и оценка ТТХ танков противостоящих держав меняется с каждым новым «исследованием». Вам не кажется, что это как-то немного странно?

Общая печальная картина


В любом случае после 1991-го года эта тема стала предметом многочисленных книг и статей уже в России. И цифры (как количества, так и ТТХ) продолжали плавать, но общая картина была весьма невесёлой. Это был погром, иначе не назовёшь. Советские танковые войска странным образом добились очень немногого, потеряв громадное количество матчасти. И эта картина буквально завораживает… Ну как же так? Почему?

Книг на эту тему много, и картина там достаточно парадоксальная: исходное превосходство РККА по танкам… и последующий показательный разгром. И так раз за разом. И как-то это странно. Тем более что особенно на начальном этапе войны хватало у Красной Армии и артиллерии, и авиации. Вроде как было чем поддержать.

То есть вопрос даже не в том, что советские танки не победили летом 41-го Гитлера, нет, вопрос в том, что всё было слито настолько очевидно. Без критических потерь для немецкой стороны. Парадокс какой-то. Узнав, сколько было танков у РККА на начало боёв с Вермахтом, невольно задаёшься вопросом: что они все делали летом 41-го?

Миф про «внезапность удара» даже опровергать не хочется. Тактически — возможно, но стратегически войну ждали, к войне готовились, и танки готовили как раз для обороны с запада. Плохое техническое состояние матчасти, перевооружение… Ещё что расскажете? Нет, если танки везли на платформах, а тут вдруг война и бомбёжки, то всё вроде бы понятно, но были и ситуации, когда советские танкисты выезжали из мест постоянной дислокации… а гибли так же бездарно, с точки зрения срыва немецкого вторжения.

То есть выяснилось, что имели место большие собственные потери при неочевидности достигнутых результатов. Нет, ну хотя бы пару крупных боёв выиграть, погонять немцев, а потом оказаться в стратегическом окружении или встать из-за отсутствия топлива — уже не так обидно. Но в июне—июле 41-го «погонять немцев» как-то не очень получалось. И даже на отдельных участках фронта. Но, собственно говоря, почему?

Легенды и мифы о «сверхмощном Вермахте» достаточно долго никто сомнению не подвергал: раз Гитлер «завоевал всю Европу» и убил десятки миллионов в СССР, то за ним стояла сверхмощная армия. Потом постепенно выяснилось, что это было «не совсем так». И особенно нелепо выглядела ситуация с матчастью Панцерваффе на начало войны с СССР. Как-то жалко всё было и убого. У «люфтов» был Ме-109, у Кригсмарине «Бисмарк», у немецких танкистов не было ничего… достойного упоминания.


А воевать предстояло именно на суше. Понимая запредельный маразм этой ситуации, советские историки описывали матчасть Панцерваффе без разбивки по годам. Отсюда умные разговоры про «Тигры», «Пантеры» и прочие «Элефанты» с «Фердинандами». Но в Советский Союз эти бравые ребята в чёрной танкистской форме вторгались по факту с голыми амбициями. Вследствие чего уже возникла «историческая линия» на прославление Pz-III, Pz-IV. Дескать, дьявольски мощные и опасные это были танки… и было их просто до чёртиков.

Знаете, иногда становится как-то неловко за себя, за окружающих, за российскую историческую науку в целом. Просто уже в силу возраста прекрасно помнишь, как менялась советско-российская «танковедческая» наука, и как-то совсем неприятно делается. Далеко не каждый коммерсант с центрального рынка проявляет такую гибкость позвоночника. Та правда, которая была вчера, уже не правда, а та, которая была позавчера, уже практически полностью позабыта.

— Что вы помните?

— Войну помню, танки немецкие…

— Какие танки?

— Большие такие, чёрные, с крестами…

— А может, наоборот?

— Может, и наоборот, танки белые, а кресты чёрные…

Теория и практика


Существует нормальный научный подход, когда собираются факты, систематизируются, изучаются, устанавливаются закономерности, на базе чего создаётся некая теория, описывающая реальность… Она живёт некоторое время, потом заменяется на новую. Но есть и другой, более прогрессивный подход: когда сочиняется некая теория, а потом под неё подгоняются факты и результаты лабораторных экспериментов.

Понятно, что история ВМВ была в СССР политизирована до предела. Понятно, что результаты «научных изысканий» определялись заранее и на самом верху, понятно, что ход событий для РККА и особенно танковых частей летом 41-го абсолютно катастрофичен. Всё это понятно.

В результате, собственно говоря, именно этот, наиболее яркий период военной истории полностью выпал из внимания исследователей, потому как исследовать что-то там было категорически невозможно. Достаточно вспомнить последний скандал с публикациями по сражению под Прохоровкой и «альтернативной» точке зрения на него. И это было воспринято буквально в штыки. Хотя вроде бы сколько лет прошло. Сколько зим. Уже это всё — седая история, можно удариться в «альтернативщину», но нет, нельзя. А ведь Курская битва в целом стала поражением для Вермахта. И было это всё далеко не горящим летом 41-го. Но нет, только канонический вариант истории.

Поэтому в зависимости от политических требований момента в корне меняются взгляды на состояние танковых частей РККА и Вермахта на начало войны, соответственно, начинают «плавать» технические характеристики и количество единиц тех самых «панцеров». То есть отечественная «танковедческая» наука идёт не от фактов к теории, а строго наоборот… И строго в соответствии с требованиями момента. И доказать она может вообще всё что угодно.

Хотелось бы пояснить: подробно рассказывать об отдельных (интересных) образцах бронетанковой техники — это одно, а вот дать общую картину соотношения сил — это немного другое, и если с первым у нас проблем нет, то вот вторая задача как-то вообще принципиально нерешаема (складывается такое впечатление).

Уникальный немецкий блицкриг


А ведь да, Адольф Гитлер действительно захватил большую часть континентальной Европы, от Атлантики до Волги, и сделал он это в основном танками. И, самое обидное, достаточно легко и уверенно он это сделал. И каждый раз, что в Польше, что во Франции, что на Украине фронт противника рушился, а его части оказывались в безвыходном положении, будучи в окружении (кессельшлахт). И происходило это раз за разом, как на конвейере.

И каждый раз вперёд шли танки. Каковых, честно говоря, у Гитлера было очень немного, и качество их оставляло желать лучшего. Знаете, упрекать противников Гитлера в невнимании к танкам достаточно сложно. Сказать, что Франция сильно уступала Германии по количеству и качеству матчасти, значит откровенно покривить душой. Упрёки к Сталину и советским маршалам в предпочтении «лошадки, которая дышит» на фоне открытых ныне данных выглядит вообще издевательством.

Нам так долго рассказывали о германском милитаризме и германской военной машине, что ознакомление с реальным состояние дел в области обеспечения танками непобедимого Вермахта на 1 сентября 39-го года ничего, кроме удивления, вызвать не может. Настолько всё печально и бесперспективно. Начать надо с того, что вовсю использовались такие вот чудеса военно-технической мысли, как Pz-I и Pz-II.

Своего рода «блеск и нищета» нацистских Панцерваффе в одном флаконе. Это вот именно с этими «бронированными всадниками Апокалипсиса» злодей Адольф планировал завоевать планету Земля? Представьте себя советским военным разведчиком высокого уровня в 39-м году. Все данные по возможностям и оснащению германских танковых дивизий лежат на вашем столе. И чего же вам надо бояться?

На 1 сентября 1939 года (начало Второй мировой войны) вермахт располагал 3190 танками, из них Pz Kpfw I — 1145, Pz Kpfw II — 1223, Pz Kpfw 35(t) — 219, Pz Kpfw 38(t) — 76, Pz Kpfw III — 98, Pz Kpfw IV — 211, 215 — командирские, 3 — огнемётные, 5 штурмовых орудий. ru.wikipedia.org/wiki/Панцерваффе.

И тем не менее блицкриг в Польше состоялся. Несколько позже состоялся блицкриг во Франции, где дела с матчатью Панцерваффе были ненамного лучше


PzKpfw I — 643 единицы, PzKpfw II — 880 единиц, PzKpfw III — 349 единиц, PzKpfw IV — 281 единица, Pz.Kpfw.35(t) — 128 единиц, Pz.Kpfw.38(t) — 207 единиц.

(Источник: ru.wikipedia.org/wiki/Французская_кампания.)

Как-то не очень сильно впечатляет. Особенно если повнимательнее присмотреться к этим самым «панцеркампфвагенам».

То есть становится абсолютно непонятно соотношение результатов и исходных цифр. Но как же так? Собственно говоря, именно поэтому советские историки особо в цифры не лезли, а упирали на «античеловеческую идеологию фашизма». Нацистские парады ещё любили показывать по телевизору. Спору нет, снято пафосно. В смысле парады и речи фюрера. Беда в том, что как только мы начинаем «копать вглубь», а именно изучать бронетанковую технику Третьего рейха, как впечатление сразу портится.

Как-то откровенно «не впечатляет». Не пугает и не стращает. В конце концов, у императорской Японии, готовившей морской блицкриг, были «Ямато» и авианосцы. Было чего бояться. В целом флот очень и очень неплохой. И авиация флота. А что было у Вермахта? Чего там было бояться?

Поставьте себя на место главы советской военной разведки в предвоенный период. Вам надо пугать Сталина Вермахтом. Какие будут идеи? Фото колонны Pz-I продемонстрировать? Или прокрутить киноленту с записью речи фюрера? Вот если убрать публичные истерики Адольфа и приглушить пафосные военные марши… то быстро выяснится, что пугать особо нечем.

Это сегодня мы знаем, что случится летом 41-го, но экстраполировать это из данных 39—40-го по танковым частям СССР и Германии невозможно категорически. Немецкие танковые части совершили немыслимое. Если исходить из состояния их матчасти (качества и количества).


Немецко-японский «качественный» подход к созданию армии


В новой европейской истории идея всеобщего призыва идёт из революционной Франции. «Граждане, отечество в опасности!» Эти слова золотыми буквами вписаны в мировую историю. Именно тогда, не имея возможности опираться на хорошо вымуштрованные королевские части (которые были уже не столь надёжны, да и большинство их офицеров были враждебны идеям революции), революционные генералы и комиссары активно начали использовать массы плохо обученных патриотов при поддержке традиционно мощной французской артиллерии. А выбора не было другого.

Для длинных и сложных маневров войска нужны хорошо обученные. Которые желательно беречь. Потому как обучать их сложно, долго и дорого. Именно поэтому у Бонапарта с определённого момента возникли серьёзные проблемы с немецкими призывниками. Как ни странно, многие немцы охотно шли в его армию (наёмничество — проклятие немцев, как говорил кто-то из классиков). Так вот, быть профессиональным солдатом для немца было нормально.

Просто они привыкли к небольшим, дорогим и бережно используемым армиям предыдущей эпохи. А революционная Франция и Наполеон Бонапарт пошли совсем другим путём… Массовое использование новобранцев. Массовое использование артиллерии и кавалерии. И вот многие грамотные историки отмечают влияние наполеоновских войн на французскую демографию (отдельная большая тема). До гениального Бонапарта солдат французским королям всегда хватало. Франция этим и славилась, своим многолюдием.

Но гениальный Бонапарт расходовал их в таких количествах, что это реально стало большой проблемой. До него все французские короли упирались в нехватку финансов при ведении больших и затяжных войн. Бонапарт же столкнулся с проблемой чисто демографической. Сущий гений, не иначе. Революционно подошёл к военному делу! Памятник ему, памятник в полный рост! Под конец правления Людовика XIV Франция столкнулась с полным экономическим и финансовым крахом. В результате многочисленных войн, разумеется. Бонапарт же столкнулся с тем, что некем стало комплектовать армию. Люди кончились. Лошади тоже. Но как полководец он гениален!

А вот как раз товарищи немцы с этой идеологией массовой армии спорить не стали. Зачем? Просто они пошли своим путём. Качество подготовки личного состава сыграло решающую роль и во франко-прусской, и в Первой мировой войне. Встречал данные, что в ходе ПМВ немцы потеряли 40% призывников, тогда как французы — 70%. А ничего удивительного, самой хорошо подготовленной армией на начало войны была как раз германская. И пришлось этой армии воевать 4 года, причём на два фронта.

Главный секрет высокой боеспособности германской армии в ходе двух мировых войн был достаточно прост и лежал на поверхности. Высокий уровень подготовки личного состава! И если советские генералы перед Второй мировой пересчитывали тысячи танков и самолётов, то немецкие с болью отмечали, что «в 39-м мы даже примерно не имеем того солдата, что в 14-м…»

И потом, уже после всего этого, некоторые историки задаются вопросом: почему СССР не добивал группу армий «Север», блокированную в Курляндии? А всё просто: в ходе боёв на Восточном фронте эта группа армий понесла наименьшие потери (из трёх), а потому «громить» её даже в 44-м было категорически невозможно. Слишком хороший личный состав, слишком опытный.

«Осенью 1944 года в ходе Мемельской операции группа армий «Север», насчитывавшая к тому времени до 250 тысяч солдат и офицеров, была прижата к Балтийскому морю и отрезана от основных сил. Тем не менее, сообщение с Германией продолжалось по морю. Здесь она держала оборону вплоть до конца войны – все попытки советских войск довершить её разгром потерпели неудачу».

(Источник: w.histrf.ru/articles/article/show/gruppa_armii_sievier.)

Хотеть и мочь — это немного разные вещи. Бить качество количеством иногда бывает весьма затратным мероприятием, иногда — просто невозможным. Знаменитые трёхзначные счета немецких асов идут оттуда. Трёхзначные счета немецких танкистов-«экспертов» тоже оттуда. Из качественного подхода к строительству вооружённых сил. Что в ходе боевых действий могло преподнести оппонентам весьма неприятные сюрпризы. Причём из количества единиц бронетехники, толщины брони и калибра танковых орудий это напрямую не следовало (у нас по какой-то странной причине анализируют исключительно соотношение ТТХ и количества).

Собственно говоря, феерические успехи японского императорского флота на начальном этапе войны на Тихом океане идут именно от качественного подхода к строительству вооружённых сил империи. Своего рода «скрытое превосходство». Лётчиков палубной авиации готовили как космонавтов, а кандидатов собирали по всей стране Ямато. Лучших из лучших. Именно потому Пёрл-Харбор стал возможным. Именно поэтому «Рипалс» и «Ринаун». А когда этих пилотов с довоенной подготовкой выбили, авиации у Японии де-факто не стало. Хотя производство истребителей они наращивали изо всех сил. Но «марианская охота на индюшек» ещё раз убедительно доказала, что в технически сложной войне количество — очень плохая замена качеству (имеется в виду качество подготовки личного состава).

Танковая дивизия как сложная система


В принципе, тот же Исаев, исследуя «мифы» Великой Отечественной, вполне себе убедительно доказал, что проблемой советских танкистов на начальном этапе боевых действий были не «миллиметры брони и калибра» и даже не «общее совершенство танковой конструкции», а полная несбалансированность реально действующих танковых подразделений: то есть избыток бронетехники при фактическом отсутствии артиллерии и пехоты… а сами по себе танки не воюют. Даже самые лучшие. Но именно так и приходилось действовать в начале войны. С грузовиками для обеспечения действий как-то не задалось. Поэтому подвезти орудия и пехотинцев к месту боя не получалось. Ремонтные возможности тоже оставляли желать лучшего. Про обеспечение топливом и прикрытие с воздуха лучше просто промолчать.


В таких условиях самые лучшие танки становились бесполезными. Невзирая ни на какие «миллиметры, революционность конструкции и тысячи штук». Понимаю, обидно. Кстати, это не повод профессионально дискредитировать матчасть советских танковых войск. Техника сама по себе не воюет. И сама по себе превосходства на поле боя не гарантирует.

Бои и сражения выигрывают не танки и линкоры, а структуры, в которые они входят. А «миллиметры» (брони и калибра), безусловно, интересны, но сами по себе ничего не решают, как и лошадиные силы, спрятанные в двигателях. Японцы завоевали господство в небе над Тихим океаном на весьма скромных по ТТХ «Зеро». Там другие факторы играли роль.

Немецкие танкисты завоевали Европу на весьма средних (во всех смыслах слова) танках, а вообще-то лёгких. Но завоевали. На долю «Тигров», «Ягдтигров» и «Кёнигтигров» подобных успехов как-то не выпало. Хотя немецкие подразделения, вооружённые подобной техникой, выглядят по-настоящему устрашающе. Но чего-то выдающегося в плане захватов им добиться не удалось. Исторический парадокс. На Восточном фронте их били, и активно били, просто потому что уже научились воевать. Первое «явление «Тигра» Красной Армии» прошло вообще практически никем не замеченным в последней. А вот Pz-I летом 41-го просто «жгли напалмом» и наводили ужас.

Последнее наступление 6-й танковой армии СС под Балатоном на современнейшей технике закончилось провалом по многим причинам, главная из которых: советские артиллеристы противотанковых подразделений клали снаряд в цель с первого выстрела. Без вариантов. Потому как опыт. Американцы чуть ранее весьма пострадали от тех же танков, по причине отсутствия подобных навыков (ну не матчасти же!).

В технически сложных родах и видах войск компенсировать качеством количество — дело зачастую безнадёжное. Самая лучшая противотанковая пушка не может быть лучше, чем тот расчёт, который её обслуживает. Миллиметры и штуки нас не спасут, увы. Они никого не спасут.

Внезапная скандальная дискуссия вокруг битвы под Прохоровкой (мать всех танковых сражений) обнажила всё ту же проблему недостаточной квалификации советских танкистов образца 43-го года (на всех уровнях). Как выяснилось много после войны, та легендарная битва сложилась для РККА не слишком удачно, так скажем. Хотя вроде как бы уже не начало войны. И вроде как не внезапность.

А всё дело в том, что танковые войска — технически сложный род войск, и тут квалификация принципиальна важна. В общем, чуда не случилось, и хотя «подкрепленье прислали», оно не сильно помогло.

Выводы


Тот же Исаев, анализируя мегасчета германских мегаасов Люфтваффе, иронично замечает, что это скорее «температура больного, а не обхват бицепса» и что советских подход «массовой подготовки пилотов» был лучше немецкой ставки на экспертов. По авиации спорить не буду (большая отдельная тема), а вот что касается танкистов и танковых подразделений, то тут вывод скорее всего не в пользу советского подхода массового производства танков и использования малоквалифицированных танкистов.

Ну, применяла РККА танки «массово», применяла с первых дней войны (когда экипажи ещё были с довоенной подготовкой). И что то ей дало? Где результаты, Билли? Нам нужны результаты… а вот с результатами как-то не очень. Самое обидно, что хотя бы произвести на немецких солдат и особенно немецких танкистов неизгладимое впечатление этими «массовыми танковыми атаками» в начале войны как-то не сильно получалось. Как-то у них «не отложилось» в памяти. Да и «легендарную тридцатьчетвёрку» они заметили немного поздно. Далеко не в июне. Ну а когда заметили, стали спешно «допиливать» «Тигр» как раз с целью отражения массовых атак вражеских танков (в том числе). Но никакой «паники» не было.

Собственно говоря, уже много позже товарищи арабы самым активным образом применяли танки, причём именно массово. Но сбросить израильтян в тёплые воды Средиземного моря им тоже не удалось. Сложно сказать, почему. Хотя, если исходить из количества «арабских» танков и размера территории «самого гордого среди небольших государств», именно так всё и должно было закончиться.

Поэтому традиционный советский подход к оценке танковых войск через штуки, лошадиные силы, миллиметры автору представляется несколько спорным. Любой танк не может быть лучше, чем его экипаж, а с учётом времени и количества ресурсов, необходимых для качественной подготовки такого вот экипажа, «массовый подход» ну никак не работает. А танковый экипаж ниже среднего уровня — скорее обуза (угроза?) для своих же. Учитывая стоимость матчасти сегодня и её в любом случае ограниченного количества (Т-90 нельзя выпустить столько же, сколько и Т-55), подход к танковым частям как к элитным и ударным представляется вполне разумным.

Массовое же применение танков против слабого противника избыточно, против сильного, как показывает практика, такое применение танков (компенсировать количеством всё остальное) ведёт к неоправданным потерям. Да и пропускная способность любых путей сообщения слегка ограничена… как и способность любых тыловиков поставлять топливо. И чем больше у вас бронетехники, тем больше она жрёт горючки, а дорог от этого больше не становится. Ну, и крупное скопление танков (результат ограниченности дорог и топлива) — мечта для авиации и артиллерии противника.

То есть советские «более 50 тыс. единиц бронетехники» — скорее перестраховка «генералов-троечников», чем логически обоснованное и практически необходимое количество.

Олег Егоров

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



614

Похожие новости
07 августа 2020, 16:55
08 августа 2020, 17:40
08 августа 2020, 08:30
08 августа 2020, 11:15
07 августа 2020, 21:30
07 августа 2020, 10:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
06 августа 2020, 06:05
08 августа 2020, 00:15
05 августа 2020, 22:45
07 августа 2020, 01:20
05 августа 2020, 03:30
04 августа 2020, 23:50
03 августа 2020, 21:15