Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Кризис западной демократии

Современная западная демократия находится в кризисе.

Подобные утверждения стали общим местом. Однако на вопрос, что болит, отвечают гораздо реже. В самом деле, разве классические двухпартийные системы прекратили своё существование? Или невозможна смена президентов путём выборов? Демократия функционирует. Но она функционирует неправильно, с точки зрения элит.

Победа Трампа на выборах в США, решение британцев покинуть Европейский союз — всё это сбои демократии. Во всяком случае, с точки зрения влиятельного сегмента западных элит. Почему?

Они привыкли, что выборы представляют собой договорный матч. Что заранее известно, что некоторых острых тем, например миграции или проблемы вывода производства в страны Юго-Восточной Азии, кандидаты не затрагивают. Иначе говоря, либеральная глобализация не ставится под вопрос.

Однако проблема в том, что выгоды от глобализации в том виде, в каком она существует сегодня, получают в лучшем случае 10% населения даже самых развитых западных стран. Остальные несут издержки.

Запад долгое время строил «общество двух третей», то есть общество, в котором средний класс составляет две трети населения. Сегодня западные специалисты говорят об «обществе одной десятой».

Возникает вопрос: а как быть с оставшимися девятью десятыми, у которых, кстати, есть право голоса? Ответ прост — попытаться заткнуть им рты с помощью пропаганды.

Отсюда постоянные заявления, что Трамп — агент Кремля или что Путин очень обрадуется, если Британия проголосует за выход из ЕС.

Иначе говоря, западные элиты потихоньку попытались перейти от демократии к государственному строю, который в истории известен под именем аристократии. «Власть лучших». Проблема только в том, что «лучшими» западные элиты провозгласили себя сами.

Престиж британской аристократии длительное время был основан на том, что она вела страну от успеха к успеху. Но современная аристократия мир по пути беспрерывных побед не ведёт. Осознавая это, она пытается использовать медийные и политические рычаги, чтобы маргинализировать несогласных. И у неё не получается.

Вместо либеральной демократии, в рамках которой два кандидата разыгрывают заведомо подконтрольный спектакль борьбы за власть, возникает демократия подлинная.

Такое уже было в истории. Например, Древний Рим знал борьбу плебса против патрициев за свои права. Современный Запад переживает похожий период. Избиратель идёт и голосует за Трампа. Или за брексит. Голосует вопреки тому, что кричат ему уважаемые люди со всех телеканалов.

Любопытно, что ситуация во многом похожа на наши 90-е. Тогда нам тоже говорили, что есть «рукопожатные» аристократы духа, а есть «быдло».

Запад открывает для себя эту несложную технологию только сегодня. В ходе избирательной кампании в США звучали утверждения, что половина избирателей Трампа — расисты, ксенофобы, ненавистники женщин и т. п. Хиллари Клинтон предложила поместить этих людей в basket of deplorables, иначе говоря, в «корзину сожаления». Формально эти слова не оскорбительны.

Но на деле указывают, что половина сторонников Трампа — расисты, ксенофобы и т. п. Дескать, не понимают люди, что правильно идти только туда, куда указывает политическая верхушка.

Подлинная демократия на Западе пробивает себе место с боями.

Элиты сопротивляются, они не хотят давать место под солнцем маргинальным, по их представлениям, кандидатам, вроде Марин Ле Пен во Франции. А перед «народными» политиками, ориентированными на мнение большинства, стоит сложная задача. Не просто прийти к власти, но и изменить общество таким образом, чтобы чувствующий себя отстранённым от власти народ получил выгоды не только политические, но и финансовые.

Трамп опирается на социальные слои, которые должны исчезнуть как в случае переноса производства в страны Юго-Восточной Азии, так и в случае всеобщей роботизации.

Но прежде чем исчезнуть с социальной точки зрения, эти слои должны обрести право голоса и место в политической и экономической системе США. Вокруг этого и идёт борьба. Западное общество поделилось на меньшинства. И не заметило, как в роли угнетаемых оказались былые угнетатели — то есть обычное белое большинство западных стран.

Сегодня оно начинает использовать те же социальные технологии, которые ранее использовали только меньшинства, иначе говоря, сплачиваться и голосовать за своих.

Потому что модель общества, в котором есть атомизированное и слабое большинство и сильные организованные меньшинства, больше не работает.

Именно это и вызывает кризис демократии. Американские политики изобрели в своё время термин «молчаливое большинство». Дескать, есть крикливые левацкие критики США, а есть молчащие правильные американцы, которые поддерживают своего президента. Например, Никсона.

Новый мир, возникающий на наших глазах, — это мир, где большинство уже не может молчать.

Где оно говорит и заставляет считаться с собой политическую элиту Запада. А это значит, что править придётся с учётом его интересов.

Британская элита, старая и очень опытная, уже поняла это. И потому ведёт свою страну к выходу из Европейского союза, чтобы со стороны понаблюдать, что получится у европейцев. Будет крах? Прекрасно, Британия к нему непричастна. Будет процветание? Что ж, Британия получит выгоды от него.

Идёт поиск модели, альтернативной либеральной глобализации, основанной на массовом завозе мигрантов в развитые страны и переносе производства в Китай. Вопрос, будет ли она найдена и если да, то на основе каких параметров.

Будет ли это мир банального протекционизма, где государства будут закрываться от соседей высокими тарифами и требовать не выводить производство со своей территории?

Или это будет мир научно-технического прогресса, с роботами-такси, магазинами без продавцов и дронами, развозящими пиццу? Вокруг этого и идёт сейчас борьба.

Если сработает ставка на прогресс, то мы увидим вторую волну глобализации. С опорой уже не на труд полубесплатных «рабов»-мигрантов, а на роботов.

Это создаст иное качество общества и совершенно иной средний класс, призовёт к жизни иной уровень образования и потребления. Поэтому крах либеральной демократии не означает краха демократии в целом.

Он означает её обновление, перезапуск. И не только как политической системы. Но перезапуск и экономической модели, на которой она основана. Вокруг параметров этого перезапуска и идёт сейчас борьба.

Павел Свят, политолог и журналист, автор книги «Машина порядка»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

723

Похожие новости
18 декабря 2017, 08:24
17 декабря 2017, 16:09
18 декабря 2017, 11:24

17 декабря 2017, 19:09
17 декабря 2017, 12:54
17 декабря 2017, 02:54

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
11 декабря 2017, 18:39
15 декабря 2017, 21:54
18 декабря 2017, 08:24
11 декабря 2017, 22:24
16 декабря 2017, 14:09
18 декабря 2017, 08:24
14 декабря 2017, 13:09