Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Конфликт между США и Израилем - тенденции и последствия

Саммит «Совещание министров по обеспечению будущего мира и безопасности на Ближнем Востоке», который организовали США, буквально только что завершился в Варшаве. Первоначально он задумывался как демонстрация силы против Ирана, но вышло скорее наоборот.

Рожденный идеологической жестокостью и узким мышлением администрации США, саммит, по большей части, закончился не так, как задумывалось. Он получился пиар-трюком в кампании по переизбранию премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, который, кажется, был главным бенефициаром этой встречи, возможно, наряду с польским правительством. Варшава заинтересована в том, чтобы добиться большего одобрения от Вашингтона новой американской военной базы - Кэмп Трамп - в Европе, о которой, в последнее время, много говорят и еще больше шутят.

Чтобы сохранить саму идею саммита, администрация США была вынуждена переформулировать свою цель, делая вид, что речь идет не столько об Иране, сколько о региональной стабильности, урегулировании конфликтов и антитеррористическом сотрудничестве.

Притворство было неубедительным, а уровень участников саммита был очень слабым. Трудно вспомнить случай, когда Америка отправляла столь высокопоставленную делегацию в Европу или любой другой регион мира для созыва собственного саммита, и когда ее встретили с такой низкой готовностью региона мобилизоваться и участвовать в саммите, даже союзники США.

Делегация США в лице вице-президента М. Пенса, госсекретаря М. Помпео и зятя Трампа Д. Кушнера оказалась в окружении  небольшого числа министров иностранных дел и множества более младших должностных лиц (за исключением израильской и польской делегаций). Было заметно малочисленное присутствие чиновников со стороны ключевых европейских союзников во главе с Германией и Францией, и даже отсутствием высокопоставленных чиновников из большей части арабского мира, поддерживающего США.

Добавьте к этой ситуации то, что параллельно с варшавским саммитом Конгресс США принимал закон, ограничивающий поддержку США Саудовской Аравии в войне в Йемене, и то, что в Сочи собирался гораздо более значимый саммит лидеров России, Турции и Ирана. Картина неудачи завершена.

Тем не менее, Варшавский саммит был важен, по крайней мере, по одной причине - он был мощной демонстрацией того, насколько эта администрация США привержена враждебной политике по отношению к Ирану. 

Это безрассудная политика, которая уже подлила масла в огонь региональной напряженности и потенциально может стать одним из самых опасных и острых кризисов администрации Трампа, по крайней мере, в ближайшие два года.

Эту администрацию США часто считают непредсказуемой и не имеющей чёткой внешней политики, которая часто порождает противоречия по разным вопросам, начиная от Сирии и Северной Кореи, заканчивая Россией и Китаем. 

Один тренд внешней политики США является неизменным и постоянно усиливающимся – это политика в отношении Ирана. Движущие силы этого тренда в Соединенных Штатах определить нелегко, так как они выходят за рамки ненависти Трампа ко всему сделанному Обамой.

Иранский вопрос представляет собой идеальное сочетание интересов энергетического сектора США; политической готовности Америки лоббировать политические потребности Израиля; альянса США с государствами Персидского залива, движимыми концентрацией максимальных доходов от инвестиций США и закупки оружия (используя иранскую угрозу в качестве предлога). Также этот вопрос сочетается с предпочтениями республиканской партии, других сил, определяющих внешнюю политику (будь то евангелистское христианское произраильское лобби, или ближневосточное лобби, или смена режима в Иране в фантазиях неоконсерваторов).

Разумеется, антагонизм между США и Ираном не стал изобретением администрации Трампа. И 40-летие Иранской революции напоминает об этом, а ядерная сделка, достигнутая при администрации Обамы, была лишь осторожной попыткой в перестройке этих отношений. Ряд недавних американских военных интервенций на Ближнем Востоке, где они столкнулись с развертыванием иранского и проиранского народного ополчения, означает, что нынешнее поколение военных лидеров США также в основном занимает жесткую позицию в отношении Ирана (хотя, конечно, есть примеры, где интересы США и Ирана совпадают, даже если это редко попадает к вопросам государственного управления).

Нельзя также игнорировать действия Ирана, повлекшие за собой насилие, нестабильность, конфликты и хаос в регионе Западной Азии за последнее время, они реальны и неоспоримы. Тем не менее, невозможно корректно оценить нынешнее состояние региона и изменить положение дел без учета отрицательной роли и ответственности множества других акторов - Саудовской Аравии, Израиля, Турции и прочих региональных лидеров, а также внешних игроков, включая США и Россию. 

Вся пагубность и безответственность действий Белого дома при Трампе заключается в прекращении любых попыток ведения конструктивной деэскалационной дипломатии – это то, что их объединяет с некоторыми региональными акторами, но подобное поведение гораздо менее распространено среди других международных игроков.

Америка вполне могла бы придерживаться иранского подхода, независимого от израильского влияния. Тем не менее, правильнее будет рассматривать динамику текущего конфликта как совместные усилия США и Израиля. Опять же, опасения Израиля в отношении Ирана не безосновательны, и эти опасения применимы в обе стороны.

Пристальность израильского внимания к Ирану и то, в какой степени Израиль на протяжении стольких лет подталкивал Америку к более прямой конфронтации с Ираном, не должны восприниматься как само собой разумеющееся, это требует должного объяснения. Некоторые причины поведения Израиля очевидны и обоснованно кроются в отражении угроз национальной безопасности, другие менее понятны или оправданы.

Нельзя недооценивать то, в какой степени иранская проблема выступает как фактор, отвлекающий внимание от палестинцев и агрессивных, и незаконных действий Израиля на оккупированных территориях. Израиль хочет, чтобы номером один в его двусторонних отношениях с целым рядом стран - в регионе, с США, с Россией и другими странами - был Иран, а не Палестина, по своим внутренним политическим причинам и для обеспечения безнаказанности Израиля в ежедневном унижении палестинского народа. Иран является отправной точкой для усилий Израиля (с некоторым успехом) по нормализации отношений с частью стран арабского мира – не имеющих отношения, или даже в ущерб, к обидам палестинцев. 

Не менее важно и то, что Иран является также неотъемлемым фактором для обеспечения активного вовлечения и развертывания Америки на Ближнем Востоке - краеугольного камня в подходе Израиля к национальной безопасности. И не стоит забывать, что Израиль настаивает на сохранении монополии на ядерное оружие для себя в регионе.

Региональная стратегия Ирана (которую вряд ли можно назвать уникальной), несомненно, включает извлечение выгоды и использование возможностей для усиления своего влияния, а также оборонительную доктрину, предполагающую передовые развертывания, особенно в поддержку союзных ополченцев. Эта стратегия оттачивалась в течение долгого времени, и Иран стал действительно знатоком своего дела, особенно по сравнению с его региональными конкурентами. Реалистично будет рассматривать позицию Ирана по отношению к Израилю как в значительной степени оборонительную, в том числе в плане поддержания его правонарушений (особенно за пределами Ливана, в некоторой степени за пределами Газы, а в последнее время за пределами Сирии).

Скорость, с которой сегодня в регионе разворачиваются опасные тенденции, характерные для отношений между тандемом США-Израиль и Ираном, объясняются той эскалационной логикой, которую преследуют в своих действиях США и Израиль. Вызовы, которые несет в себе ситуация в Сирии, усиливаются, когда события в этой стране начинают рассматриваться с позиции «во всем виноват Иран». Точно так же, действия Йемена или Ирака или эскалация конфликта в Сирии могут с легкостью привести к ещё большей дестабилизации в Ливане.

Позиция США-Израиль заставила Саудовскую Аравию и ОАЭ выработать более авантюрный подход, один из результатов которого – разруха и многочисленные страдания, которые выпали на долю йеменцев. Политика Трампа, в частности выход США из ядерной сделки с Ираном, подорвала усилия по продвижению режима нераспространения ОМУ и многосторонней дипломатии в принципе. Сложно найти доказательства, однако встает вопрос: а не был ли ряд недавних терактов в Иране, включая произошедший 13 февраля недалеко от границы с Пакистаном, частью открытой операции по дестабизизации Ирана с участием внешних акторов. 

Все эти тенденции вряд ли положительный характер, пока Трамп остается президентом США, а его команда решительно настроена на поддержку Израиля и против примирения с Ираном. Отсюда вытекает вопрос: сохранит ли конфликт текущий характер в ближайшей перспективе или же нас ожидает дальнейшая эскалация. В Сирии сохраняется возможность расширения и интенсификации вооруженных столкновений. Также нельзя сводить со счетов просчеты или любые операции под ложным прикрытием в Ормузском проливе, Ливане или Ираке. Нельзя исключать и дальнейшие прямые действия американцев по внутренней дестабилизации Ирана или даже удары по Ирану, например, на основании невыполнения Тегераном договора, из которого вышли американцы, или фальшивых провокаций, направленных на полный разрыв Тегерана с ядерной сделкой.

Вплоть до настоящего момента, по меньшей мере в отношении того, что касается ядерной сделки, Иран пока не попался на этот крючок. Судя по всему, руководящий принцип Тегерана – дождаться, пока уйдет нынешняя американская администрация и в то же время усилить свою позицию там, где это позволяют сделать события в регионе. Другие внешние державы до настоящего момента также отказывались действовать согласно агрессивной линии США и Израиля. В Варшаве вице-президент США Майкл Пенс жестко раскритиковал европейских союзников США за создание специального механизма – INSTEX – для экономических операций с Ираном, созданного, по крайней мере, для того, чтобы поддержать ядерную сделку.

Даже если удастся избежать наиболее разрушительных последствий конфликта, Варшавская конференция уже ярко продемонстрировала, что израильско-американская позиция по Ирану имеет много скрытых издержек упущенных возможностей. Варшавская конференция заявила о себе как о площадке, преследующей высокие идеалы – укрепление региональной стабильности, международного мира и безопасности, борьбу с экстремизмом. Однако всем ясно, что ничего из этого невозможно достигнуть до тех пор, пока одну из сторон конфликта поощряют на эскалацию и дальнейшее насилие, а другую – исключают из архитектуры деэскалации и урегулирования конфликта. Не подлежит сомнению тот факт, что что в Варшаве американцы сказала «да» эскалации и хаосу, и «нет» – дипломатии и решению проблем.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



554

Похожие новости
11 февраля 2019, 21:24
19 марта 2019, 14:54
15 марта 2019, 10:09
20 февраля 2019, 00:09
24 февраля 2019, 17:54
14 марта 2019, 17:54

Новости партнеров
 

Выбор дня
23 марта 2019, 03:54
23 марта 2019, 07:09
23 марта 2019, 00:39
23 марта 2019, 02:09
23 марта 2019, 00:24

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
22 марта 2019, 01:54
21 марта 2019, 06:24
18 марта 2019, 03:39
18 марта 2019, 00:24
20 марта 2019, 04:24
18 марта 2019, 13:24
17 марта 2019, 17:54