Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Китай строит социализм на фундаменте фондового рынка

В чём суть «социализма с китайской спецификой»
Я уже писал о планах Пекина превратить Китай в главную фондовую площадку мира путём постепенной консолидации фондовых бирж Шанхая, Шэньчжэня и Гонконга. Однако биржа и реальная экономика Китая живут в параллельных мирах.
Китай в долговой ловушке
Сейчас Китай отмечает 40-летие со времени начала экономических реформ. Четверть века высокие темпы экономического роста в Китае были естественным результатом мощного развития хозяйства страны, которая превращалась в «мировую мастерскую» и быстро осваивала мировые рынки. В начале XXI века действовавшие ранее источники экономического развития Китая начали себя исчерпывать. С одной стороны, мировой рынок насытился китайскими товарами. С другой стороны, стало исчезать такое конкурентное преимущество Китая, как дешёвая рабочая сила (заработная плата китайцев существенно выросла). Главным средством компенсации ослабления действия прежних двигателей экономического развития Китая стало в конечном счёте наращивание различных видов долга.
Из доклада компании McKinsey о долговой ситуации в мире, который был обнародован в начале 2015 года, следует, что в 2002 году совокупный долг Китая был равен 2,1 трлн. долл., в 2007 году он увеличился до 7,4 трлн. долл., а в 2014 г. достиг 28,2 трлн. долл. За 2002-2014 гг. он увеличился в 13,4 раза. Под совокупным долгом имеется в виду суммарный долг основных секторов экономики: государственного, банковского, нефинансовых компаний, домашних хозяйств. Относительный уровень совокупного долга Китая в 2007 году был равен 158% ВВП (средний показатель по миру на тот год – 269%). В 2014 году показатель относительного уровня долга Китая вырос до 282% (практически сравнялся со средним показателем по миру, равным 286%).
Рост китайского долга происходил и после публикации доклада McKinsey. Большинство экспертов полагает, что совокупный долг Китая уже пересёк планку в 300% ВВП. А с учётом кредитов развитого в Китае теневого банкинга совокупный долг в китайской экономике превышает 600% ВВП. В мире трудно найти страны, которые имели бы такой высокий уровень долга. А тут речь идёт о стране с самым большим ВВП в мире, если считать по паритету покупательной способности валют. Обслуживать долг, имеющий уровень даже в 300% ВВП, весьма проблематично, а при уровне в 600% ВВП невозможно. Простой пример. Положим, долг страны обслуживается исходя из ставки, равной 5% в год. При относительном уровне долга, равном 100% ВВП, обслуживание долга потребует 5% ВВП. Именно на такую величину должна прирастать экономика, чтобы оставаться на плаву. Если относительный уровень долга равен 300% ВВП, то для поддержания страны на плаву надо обеспечивать прирост ВВП на 15% в год. Если 600% ВВП – не менее 30% в год.
Китай попал в долговую ловушку, поэтому темпы экономического роста стали идеей фикс для китайского руководства. Однако даже те 6% годового прироста ВВП, которые запланированы Пекином на ближайшую перспективу, Китай не спасут. МВФ не раз предупреждал, что в КНР рост кредитования опережает рост ВВП страны. Аналитики Deutsche Bank заявили, что возможность наступления кризиса в КНР сейчас в два раза выше, чем в любой другой стране мира,– в силу чрезмерно высокого долга.
Благополучие Китая в последние годы поддерживалось за счёт ползучего наращивания долга на внутреннем рынке (кредиты, государственные и муниципальные облигации, долговые бумаги компаний), но внутренние источники заимствований близки к исчерпанию. Все большую ставку Пекин вынужден делать на внешние источники, в том числе на привлечение средств иностранных инвесторов с помощью фондовой биржи.
Некоторые издержки развития фондового рынка Китая уже не раз возникали с тех пор, как в 1990 году в стране были учреждены две фондовые биржи – в Шанхае и Шэньчжэне. В 2001 году было зафиксировано падение фондовых индексов обеих бирж, которое с некоторыми перерывами продолжалось до 2005 года. Затем началась полоса фондовой эйфории, которая сменилась серией резких падений в 2007-2009 гг. Затем опять период относительно спокойного развития, за которым последовали резкие обвалы 2015-2016 гг.
Китайский народный социализм
Приведу некоторые фрагменты из короткой истории фондового рынка Китая. В 2005-2007 гг. наблюдалось бурное развитие рынка. С начала 2006 по начало 2007 г. фондовые индексы влетели более чем на 145%. Возник такой мощный драйвер фондового рынка, как рядовой китайский гражданин. Одно время основным объектом инвестиций зажиточных китайцев стала недвижимость. В начале XXI века на рынке недвижимости надулся пузырь. Кончилось тем, что он лопнул. После этого внимание зажиточного китайца, которого иногда называют «розничным инвестором», переключилось на фондовый рынок. Общее количество «розничных инвесторов» измеряется многими миллионами, о чем косвенно можно судить по количеству открываемых на биржах счетов. На пике биржевой активности в 2007 году число счетов достигло 118,7 млн. По оценкам, тогда за этим астрономическим количеством счетов скрывалось около 40 миллионов китайских граждан. С учётом членов семей прямо или косвенно с операциями на фондовых рынках Китая была связна примерно десятая часть населения страны (Бергер М.Я. Экономическая стратегия Китая. – М.: Форум, 2009, с. 240). Этот феномен можно назвать народным социализмом с китайской спецификой.
Многие из «розничных инвесторов» до сих пор хорошо помнят февраль 2007 года. В понедельник, 26 февраля, индекс Shanghai Composite впервые закрылся выше 3 000 пунктов.Китай ликовал. А следующий день, 27 февраля 2007 года, стал «чёрным вторником» для китайского фондового рынка – за день индекс Shanghai Composite потерял почти 9%, что стало самым серьёзным падением за 10 лет. Позднее, в том же году, имели место ещё более глубокие падения индексов (на 21% 30 мая и на 18% 23 ноября).
Новый приступ биржевой паники произошёл летом 2015 года. С середины 2014 до середины 2015 года рынок вырос на 150%. А затем в июле был зафиксирован обвал, составивший 34% по отношению к максимумам, достигнутым в предыдущем месяце. В абсолютном выражении потери капитализации в июле 2015 года составили 3 триллиона долларов (сумма, эквивалентная почти двум годовым ВВП России). Обвал на Шанхайской бирже даже сравнивали с обвалом на Нью-Йоркской бирже в октябре 1929 года, который дал толчок мировому экономическому кризису.
Все эксперты признавали, что фондовый рынок Китая был перегрет. Однако ни финансовые регуляторы Китая (Народный банк Китая, Комиссия по регулированию рынка ценных бумаг, Комиссия по регулированию банковской деятельности Китая и другие), ни высшие власти страны ничего не предпринимали. Когда обвал начался, власти действовали в авральном режиме. Правительство ввело запрет на IPO, а Народный банк Китая в свою очередь увеличил объём средств, доступных государственному агентству China Securities Finance Corporation, которое обеспечивает ликвидность для участников рынка. Агентство выделило на поддержку рынка как минимум 80 млрд. долл. Кроме того, власти направили китайским брокерам рекомендацию использовать собственные средства на поддержку фондового рынка страны за счет выкупа акций местных компаний. Более 500 больших компаний на следующий день после начала обвала (8 июля) приостановили торги ценными бумагами из-за риска обанкротиться. Дальнейшее падение удалось притормозить.
2016 год начался для Китая с нового серьёзного обвала. В течение января индекс Shanghai Composite потерял 23%. 29 февраля произошёл новый обвал фондового рынка Китая. В начале марта 2016 года международное рейтинговое агентство Moody’s приняло решение о понижении прогноза по кредитному рейтингу Китая со стабильного до негативного. Если обвал в июле 2015 года не создал эффекта цепной реакции,то, прежде всего, потому, что на китайском фондовом рынке до сих пор преобладают крупные государственные компании. Сейчас около 70% рынка акций в Китае – это бумаги госкомпаний. Но для них акционерный капитал – лишь незначительный источник финансирования. Главное значение имеют кредиты «большой четвёрки» китайских госбанков, решение по которым принимает партия. Да, конечно, малый и даже средний бизнес, у которого нет подстраховки в виде кредитов госбанков или прямых бюджетных вливаний, смертен, и смертность среди представителей это вида высока. Однако государственные гиганты стоят как монолиты. По крайней мере, пока (за их монолитными фасадами – очень плохие балансы).
Китайская биржа как казино
В целом биржа и реальная экономика в Китае живут как бы в разных мирах. Это можно увидеть, если сравнить динамику индексов с динамикой ВВП. Например, в 2001-2005 годах рынок упал на 55%, в то время как ВВП вырос почти на ту же величину. В кризис 2007-2009 годов индексы обрушились на 72%, но экономика продолжала расти двузначными темпами. Про любую биржу можно сказать, что она напоминает казино, но особенно – про китайскую биржу.
В этой ситуации у руководства КНР есть два основных варианта действий. Либо ещё больше изолировать биржу, превратить её в этакое гетто-казино для любителей азартных игр. Либо, наоборот, снимать барьеры между биржей и экономикой – причём не только китайской, но и мировой. Кажется, китайское руководство выбирает второй вариант – взяло курс на то, чтобы сделать Китай главной фондовой площадкой мира. И это будет иметь долгосрочные последствия. Основных угроз две. Во-первых, капитализация будущего фондового рынка может оказаться несравненно более высокой, чем сейчас, и, соответственно, падение будет более тяжёлым. Во-вторых, проект предполагает свободный доступ на фондовый рынок иностранных инвесторов, а это грозит тем, что через некоторое время экономика Китая станет китайской только по названию.
Партийно-государственные руководители КНР постоянно говорят о том, что страна строит «социализм с китайской спецификой». Однако социализма в Китае давно нет. А в случае превращения страны в мировую фондовую биржу не будет и самого Китая. Если в Пекине ещё остались настоящие коммунисты, то они должны знать экономическую теорию капитализма, созданную Карлом Марксом. Одним из её важных постулатов является циклическое развитие экономики капитализма, в том числе фондового рынка. И одним из первоочередных требований социалистической революции является ликвидация биржи. Видимо, в том и состоит суть «социализма с китайской спецификой»: вопреки классическому наследию социалистической мысли, Китай будет строить социализм на фундаменте фондовой биржи.

Фонд Стратегической Культуры

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
368

Похожие новости
22 июня 2018, 07:39
21 июня 2018, 08:39
22 июня 2018, 07:39

21 июня 2018, 08:39
22 июня 2018, 07:40
21 июня 2018, 08:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
21 июня 2018, 00:40
16 июня 2018, 14:39
16 июня 2018, 01:39
17 июня 2018, 15:09
17 июня 2018, 07:09
20 июня 2018, 09:54
18 июня 2018, 18:39