Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Казахстан отказался от кириллицы. Что дальше?

Казахстан утвердил новый алфавит, основанный на латинице. Как известно, еще в октябре 2017 г. в Казахстане было принято решение отказаться от кириллической письменности и перейти на латиницу. Президент Нурсултан Назарбаев подписал указ о постепенном переходе на латинский алфавит до 2025 года. Что заставило Казахстан, одно из ключевых государств на постсоветском и евразийском пространстве, отказаться от использования кириллицы? Одни говорят о сугубо экономических соображениях, другие – о националистических устремлениях казахской элиты и даже о желании дистанцироваться от России как можно дальше.



Сам Назарбаев неоднократно говорил о том, что латинским алфавитом пользуются все передовые страны мира, поэтому Казахстану целесообразно перейти на латиницу. Разумеется, стремление дистанцироваться от Москвы как причину перехода на новую письменность, в Казахстане отрицают. Представители казахстанской власти утверждают, что страна продолжит сотрудничество с Россией, так как от него просто никуда не деться – все же и история общая, и огромная сухопутная граница, и многочисленное русское население в Казахстане (кстати, и в России живут казахи – в Астраханской, Оренбургской, Волгоградской, Омской и Новосибирской областях и ряде других регионов). Но сложно не усмотреть в переходе на латиницу политический подтекст, тем более в столь интересное время.


Кириллический алфавит сыграл огромную роль в становлении и развитии казахской письменности. Несмотря на определенное распространение арабского письма, подлинное развитие в Казахстане письменности началось именно с утверждения кириллицы. Еще в XIX веке появились миссионерские алфавиты, разработанные, кстати, самими казахами. Так, один из первых кириллических алфавитов для казахского языка разработал Ибрай Алтынсарин – выходец из казахского племени кыпчак, статский советник (это к вопросу о национальной дискриминации в Российской империи) и инспектор казахских школ Тургайской области. Однако, миссионерский алфавит получил весьма ограниченное распространение – элита казахских племен, особенно на юге, продолжала использовать арабское письмо, а основная масса казахов была вообще неграмотной и не умела писать ни на одном языке. Арабское письмо не могло передать все фонетическое своеобразие тюркских языков, поэтому и оставалась потребность в создании специальной письменности на основе или кириллического, или латинского алфавита.

Сначала в середине 1920-х годов был разработан Яналиф – единый тюркский алфавит на основе латиницы. Однако, в свете ухудшения советско-турецких отношений и изменения мировой политической ситуации, в 1938 году начался переход тюркских языков СССР на кириллическую письменность. В казахском кириллическом алфавите – 42 буквы, в новом алфавите на основе латинского письма – 32 буквы.

Решение Нурсултана Назарбаева о переходе на латинскую письменность восприняли неоднозначно и русские в России и Казахстане, и сами казахи. Дело в том, что принятие нового алфавита происходило по печально известному принципу «хотели как лучше, а получилось как всегда». Многие казахстанские филологи пришли в ужас от количества апострофов, содержащихся в приглянувшемся Назарбаеву варианте латинского алфавита. Апострофы не только затрудняют чтение, но и создают серьезнейшие препятствия для работы в Интернете. Однако, это частности. Гораздо более интересна политическая подоплека принятия такого решения, которая, несомненно, присутствует.

Переход ряда постсоветских республик на латинские алфавиты начался еще в 1990-х – 2000-х гг. Сейчас кириллическая письменность осталась в Таджикистане и Кыргызстане. В Узбекистане, Туркменистане, Азербайджане давно используется латинский алфавит, а теперь в этот список войдет и Казахстан. Между тем, во-первых, латинский алфавит не является историческим для тюркских языков Евразии, перевод письменности на его основу не может объясняться соображениями восстановления исторической справедливости или возрождения традиций. Там, где действительно были собственные традиции письменности, никто и не думал отказываться от них даже в советское время. Латинская письменность оставалась в Латвии, Литве, Эстонии, где она действительно является традиционной. В Армении и Грузии существуют собственные системы письма и, кстати, даже Грузия, демонстрирующая максимальное стремление к сближению с Западом, никогда не стремилась перейти на латинский алфавит – грузинский народ просто не поймет такое решение.

Сложно объяснить реформу письменности в Казахстане и потребностями экономического или научно-технического развития. Например, такие динамично развивающиеся страны мира как Япония, Китай, Республика Корея, Индия и не думают переводить свои языки на латинский алфавит. Письменность, в корне отличающаяся от латинской, не препятствует им в экономическом развитии и научно-техническом прогрессе. Однако, в Казахстане считают иначе. Мало того, что огромное внимание в этой республике уделяется изучению английского языка как языка международного общения, так еще и казахский язык решили полностью перевести на латинское письмо. Политические амбиции Назарбаева может и будут удовлетворены – войдет в историю Казахстана как «реформатор письменности», но выиграет ли население страны? Скорее всего, что проиграют не только русские и русскоязычные (которых много и среди этнических казахов), но и сами казахи.

Понятно, что переход на латиницу – очередной политический жест. Он прекрасно сочетается с общей политикой вытеснения русского языка в Казахстане. Конечно, может найтись много защитников назарбаевской политики, которые будут утверждать, что в Казахстане нет проблемы национальных отношений, на русском языке можно свободно разговаривать и никто русскоязычных граждан страны не преследует. На самом деле, политика дерусификации и в Казахстане, и в других бывших советских республиках Центральной Азии идет уже очень давно. Другое дело, что в Казахстане, по причине большой численности русского и русскоязычного населения, она не столь заметна, как в соседних Узбекистане или Туркменистане.

Но природа политических режимов, существующих в постсоветской Центральной Азии, схожа – в их основе лежит национализм, основанный на противопоставлении национальной традиции русской традиции и культуре. Русский язык, кириллическая письменность, русская литература олицетворяют в глазах центральноазиатских националистов политическое и культурное влияние России, о котором им неприятно думать. Национальная идентичность в постсоветских республиках строится на противопоставлении России, причем официальные лица могут клясться Москве в вечной дружбе и самых теплых чувствах к России и русским, но на практике героизируют участников антироссийских восстаний и даже коллаборационистов времен Второй мировой войны, полностью переворачивают историю республик времен вхождения в состав Советского Союза, игнорируют тот вклад, который сделали Россия и русский народ в экономическое, культурное и социальное развитие Центральной Азии. Борьба с кириллической письменностью прекрасно укладывается в общую схему подавления русской культуры. Этим Казахстан, вслед за Узбекистаном и Азербайджаном, освобождает сам себя от необходимости сохранять память о том, что «и письменность вам придумали русские».



Известный казахстанский общественный деятель и политик Ермек Тайчибеков, недавний политический заключенный, широко известный своими пророссийскими симпатиями, считает, что главным сторонником введения латинского алфавита в Казахстане является не столько некое проамериканское лобби, сколько сам Нурсултан Назарбаев, который старательно выдавливает русский язык и русскую культуру на обочину общественной жизни страны.

Цель Назарбаева – построить моноэтничное государство, в котором будет господствовать принцип «одна нация – один язык». Все, кто не освоят казахский язык в должной мере, останутся «на задворках» общественной и политической жизни страны. Уже сейчас существует огромная диспропорция между общей численностью русского населения в Казахстане и количеством русских, стоящих на высоких постах в различных структурах республики. Традиционно выше процент русских и русскоязычных в бизнесе, науке, технических сферах, тогда как казахи давно доминируют в силовых структурах, образовании, культуре и масс-медиа.

Критики действующей российской власти пытаются объяснить националистические устремления Назарбаева страхом перед русским национальным возрождением в Северном Казахстане по образцу Донбасса. Однако, они забывают о том, что казахские националисты активизировались в республике очень давно. Тем людям, которые на рубеже 1980-х – 1990-х гг. выходили на националистические митинги, уже по 50-70 лет, выросли новые поколения казахов, воспитанных в постсоветской школе с доминированием националистической идеологии. Для них Россия – страна – колонизатор, которая приносила лишь зло на казахскую землю (взять, хотя бы, постоянные рассуждения о геноциде казахов в 1930-х годах, хотя в то время еще большие человеческие потери нес русский и другие славянские народы Советского Союза).



Конечно, сторонники Назарбаева могут апеллировать к тому, что и в России языки многочисленных народов РФ не являются государственными на национальном уровне. Но русский язык в Казахстане, во-первых, является родным для большинства населения северных регионов страны, включая и этнических казахов, а во-вторых, более столетия выполнял роль языка межнационального общения, на котором общаться друг с другом могли и русский, и казах, и немец, и поляк, и уйгур. Важность знания русского языка прекрасно понимают и сами казахи, которые стремятся к тому, чтобы их дети осваивали русский язык. Концепция «триединства языков», внедряемая Назарбаевым еще с 2007 года, на практике так и не прижилась, что и не удивительно – сложно себе представить равенство английского, казахского и русского языков в сфере повседневного общения в Казахстане. Кроме того, казахский язык неконкурентоспособен в изучении для тех, кто прекрасно или хорошо владеет другими мировыми языками. Русскому жителю Казахстана разумнее выучить английский язык, чем казахский, равным образом, как и казаху, выросшему в русскоязычной семье и среде, гораздо больше преимуществ даст знание английского, нежели казахского языка. Это факт и в нем нет ничего обидного для носителей казахского языка.

Не все языки мира являются в равной степени востребованными. Есть французский язык, а есть кхмерский, есть английский, а есть уйгурский, есть испанский, а есть тамильский. Владение казахским языком необходимо казаху для того, чтобы сохранять свою национальную идентичность, уважать традиции предков и свое происхождение, но для иноязычного человека знание казахского языка не обязательно. Вот Нигерия – бывшая британская колония с государственным языком английским. Там живут сотни африканских народов. Легко себе представить, какая начнется бойня, если каждый народ страны захочет, чтобы его язык был признан единственным государственным языком Нигерии. Тоже самое и на постсоветском пространстве. В стране, где как минимум треть населения является этнически русской и как минимум половина – русскоязычной, тотальное вытеснение русского языка означает самую настоящую дискриминацию.

Положение русских в Казахстане, конечно, многим лучше, чем в других республиках Центральной Азии или Прибалтики, но все же вряд ли может быть названо хорошим, особенно с учетом специфики казахского менталитета. В обществе, пронизанном клановыми и родоплеменными связями, современное русскоязычное население (к которому можно отнести и русских, и украинцев с белорусами, и поляков, и казахстанских немцев и евреев, и даже отчасти корейцев), оказывается не в состоянии конкурировать с представителями «титульной» нации. Тем более, власть негласно поддерживает режим максимальных преференций по национальному признаку. Населенный русскими и русскоязычными север Казахстана вызывает у окружения Назарбаева наибольшие опасения относительно его политической лояльности. Конечно, в идеале казахские националисты предпочли бы полную эмиграцию всего русского и русскоязычного населения в Россию, но поскольку и сам Назарбаев прекрасно понимает, что это невозможно, единственным оптимальным вариантом остается «зачистить» общественно-политическое пространство Казахстана от русского влияния.

Конечно, некоторая часть русских казахстанцев предпочтет выучить казахский язык в достаточном объеме и будет демонстрировать максимальную лояльность к существующей власти. Но другая часть русскоязычного населения предпочтет эмигрировать в Россию, либо окажется в маргинальном положении, вытесняясь в сферы непрестижного труда. Проблема дерусификации Казахстана – гораздо более сложная и масштабная и не сводится лишь к вопросам языка и письменности, а России, как стране, претендующей на роль великой державы, политического и экономического локомотива Евразии, стоит держать все эти процессы под контролем и находить свои рычаги влияния и давления на постсоветские государства.
Автор: Илья Полонский

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
1271

Похожие новости
14 августа 2018, 09:09
15 августа 2018, 01:09
13 августа 2018, 00:24

10 августа 2018, 08:10
14 августа 2018, 12:09
15 августа 2018, 07:54

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
15 августа 2018, 05:09
15 августа 2018, 01:39
15 августа 2018, 05:09
15 августа 2018, 05:09
15 августа 2018, 05:09

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
11 августа 2018, 18:09
14 августа 2018, 09:09
12 августа 2018, 18:24
10 августа 2018, 08:10
13 августа 2018, 20:39
13 августа 2018, 23:54
11 августа 2018, 16:24