Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Каспийское море заходит в дипломатические берега

В Москве прошла встреча министров иностранных дел прикаспийских государств (России, Азербайджана, Ирана, Казахстана и Туркменистана), по итогам которой было объявлено о завершении работы над текстом Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Эта новость как-то незаметно проскочила через российские СМИ, поскупился на детали состоявшихся переговоров и сайт российского МИДа. Меж тем, прошедшее совещание министров прикаспийских государств заслуживает нашего внимания.



Торг за морское дно – это торг за обладание энергоресурсами Каспия



По окончании встречи российский министр Сергей Лавров «с большим удовлетворением» объявил, что стороны «нашли развязки по всем остававшимся ключевым вопросам, связанным с подготовкой этого документа. Фактически текст конвенции готов». Лавров добавил: «В ближайшее время будет проведена редакторская доработка, перевод на национальные языки и внутригосударственная подготовка в каждой из наших стран к подписанию этой конвенции на высшем уровне».

В следующем году Пятый Каспийский саммит, который состоится в казахстанской Астане, подведёт окончательную черту под многолетними спорами об условиях владения и пользования секторами, коммуникациями и ресурсами Каспийского моря. Торг об этом шёл практически четверть века. Стороны провели почти полсотни многосторонних, часто безрезультатных встреч.

До сих пор яблоком раздора была позиция Ирана. В советское время ему принадлежало 13 процентов Каспийского моря. Когда после развала Советского Союза у Каспия стало сразу пять хозяев (Россия, Иран, Азербайджан, Казахстан и Туркмения), Тегеран, не мудрствуя лукаво, предложил делить море на пять равных секторов. Иранская доля при этом возросла бы до 20 процентов.

На такой подарок своему южному соседу прикаспийские страны были не готовы. Ведь за каждым процентом уступки сокращались их возможности пользоваться ресурсами моря. А это большое богатство. Эксперты, прежде всего, обращают внимание на запасы осетровых и других ценных видов рыб. В Каспии сконцентрирована основная часть их мировой популяции.

Однако главным ресурсом моря являются углеводороды. Прогнозные оценки нефти и газа здесь составляют 18-20 миллиардов тонн условного топлива – второе в мире место после Персидского залива. Иранские исследователи насчитали в недрах Каспия порядка 260 триллионов кубических футов природного газа и 50 миллиардов баррелей нефти.

Понятно, что на это богатство из-за спины прикаспийских государств засмотрелись западные транснациональные энергетические компании. Канадский Центр изучения проблем глобализации (Centre for Research on Globalisation (CRG) ещё десять лет назад предупреждал мир: если прикаспийские страны не договорятся между собой об условиях пользования ресурсами моря, то в дело вступят Соединённые Штаты.

Американцы к тому времени уже обозначили свои интересы. Они пролоббировали и к лету 2006 года построили нефтепровод Баку–Тбилиси–Джейхан (от Каспия к портам Средиземного моря), в котором доля Государственной нефтяной компании Азербайджана составила только 25 процентов. Остальное поделили между собой западные инвесторы из транснациональных корпораций ConocoPhillips, BP, Total, Statoil и пр.

Спустя год, в строй вошла газовая магистраль «Баку–Тбилиси– Эрзурум» (Южно-Кавказский трубопровод), во многом повторяющая тот же состав инвесторов. Правда, на этот раз 25,5 процента получила не азербайджанская, а объединённая компания BP-Azerbaijan, взявшая на себя кроме прочего функции технического оператора.

Оба эти проекта были нацелены не только на ресурсную базу азербайджанской части Каспия, но и на транспортировку углеводородов из других прикаспийских стран. Однако на первых порах инвесторы, прежде всего, рассматривали возможности самого Азербайджана. Ему, как предлагала Россия, должно было отойти 19,5 процента моря.

Конвенция о статусе Каспия открывает новые возможности сотрудничества

Российская Федерация видела деление Каспия по принципу срединной линии (граница должна проходить на равном удалении от побережий соседствующих стран). При таком раскладе России и Туркменистану отходило по 18,7% морского дна, Азербайджану – 19,5, Ирану доставалось лишь 13,5 %.

Бенефициаром российского подхода к делению Каспия оказывался Казахстан. Вместо иранских (среднеарифметических) 20% дна моря он получал почти 30%. Не случайно Астана ещё в 1998 году поддержала Москву и подписала с ней соглашение о морской границе. Деление северной части Каспия одобрил также Азербайджан. Только юг моря долгие годы оставался яблоком раздора между соседями.

Внести ясность в вопрос хотели зарубежные инвесторы азербайджанских трубопроводов. Уже упомянутый здесь Канадский Центр изучения проблем глобализации предсказывал даже военное вмешательство Запада в зону Каспия. По версии Центра CRG, Соединённые Штаты строили планы дестабилизации Закавказья, чтобы потом навести в регионе свой порядок.

Под предлогом «обеспечения безопасности транспортировки нефтегазовых ресурсов из Каспийского моря» США вполне могли послать в этот регион свои войска, дислоцированные на военных базах в юго-восточной Европе. Нечто подобное в конце прошлого века они уже творили в зоне Персидского залива.

Свой проект американцы приготовили и для Каспия. Был разработан план «Caspian guard» («Каспийская стража»). Он предусматривал создание в Каспийском море военно-морской группировки, укомплектованной силами западных государств, получателей энергоносителей по трубопроводам из Баку. В задачу группировки ставилась охрана трубопроводов, в том числе и проложенных по дну Каспия.

Планы Запада сорвала настойчивая и последовательная политика России и Ирана, объявивших зону Каспия свободной от «внерегиональных игроков». Это не было солидарной позицией прикаспийских государств. Например, Туркменистан всерьёз рассчитывал на помощь западных стран в строительстве и использовании газопроводов по дну Каспийского моря. Ашхабад даже подготовил на своей территории соответствующую инфраструктуру.

Туркменские власти не останавливали возражения Москвы и Тегерана об угрозах экологической безопасности Каспия, исходящих от проектов придонных трубопроводов. Эксперты шутят: разрядить ситуацию помог ракетный залп кораблей российской Каспийской флотилии по целям на территории Сирии, показавший стратегические возможности ВМС России.

Так это или нет, но переговоры по разделу Каспийского моря пошли совершенно в другой динамике. Об этом после московского совещания говорил не только российский министр Лавров. Глава МИД Ирана Мохаммад-Джавад Зариф подтвердил: «в перечне вопросов, согласованных прикаспийскими странами, — недопущение нахождения иностранных военных сил на Каспии».

Пожалуй, это главный результат прошедшей встречи прикаспийских министров. Детали компромисса, к которому они пришли в Москве в целом по Конвенции, пока не разглашаются. Министр Зариф лишь оговорился, что все участники совещания сошлись на делении Каспия по секторальному принципу.

Эксперты признают, что «достижение консенсуса по Конвенции о правовом статусе Каспийского моря можно считать большим прорывом». Это снимает многие препятствия в отношениях между государствами региона, а главное – транснациональным компаниям придётся действовать на Каспии по правилам, согласованным прикаспийскими странами, а не по своему хотению.

Теперь Каспийское море входит в международное правовое поле и свои дипломатические берега. Инвесторы от этого, на самом деле, только выиграют. Они получат основания для легитимной деятельности и юридической защиты своих проектов. Диапазон их большой – увеличение добычи углеводородов, расширение транспортных коридоров и логистических центров.

Россия, например, уже выработала стратегию развития морских портов и железнодорожных и автомобильных подходов к ним. Распоряжение об этом подписал в ноябре премьер-министр Дмитрий Медведев. К 2030 году на Каспии появится полноценный российско-иранский коридор Север – Юг.

Свой маршрут перевалки грузов через спорные прежде участки моря получит Казахстан. В Азербайджане окончательно сформируется региональный транспортный хаб для движения энергоресурсов и товаров в страны Запада. Вопросы остались пока только у Туркменистана, нацеленного на экспорт своего газа по существующей в Закавказье трубопроводной системе.

Эксперты склоняются к тому, что «в отсутствие влияния внешних игроков» и эта проблема со временем найдёт своё решение. Каспий станет «морем сотрудничества», а не раздора. Впрочем, условия для этого созданы уже сегодня, что и подтвердила встреча в Москве министров иностранных дел пяти прикаспийских стран.
Автор: Геннадий Грановский

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

462

Похожие новости
21 января 2018, 11:24
21 января 2018, 11:24
22 января 2018, 10:09

21 января 2018, 11:24
21 января 2018, 11:24
22 января 2018, 10:09

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
16 января 2018, 11:09
16 января 2018, 14:24
20 января 2018, 22:24
20 января 2018, 22:24
20 января 2018, 10:54
17 января 2018, 21:28
19 января 2018, 10:39