Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Как нам построить сильную экономику России. Часть 3

В предыдущей статье мы изучили вопрос, каким образом нам добиться стабильного курса рубля относительно мировых валют, и пришли к выводу о необходимости введения фиксированного курса, когда рубль «привязан» к одной из ведущих валют и его курс корректируется только на размер инфляции. При этом мы увидели, что подобное решение не может привести к дефициту валюты до тех пор, пока приток валюты в страну превышает ее отток (что во многом определяется сальдо внешнеторгового баланса). И потому мы пришли к выводу: задача поддержания положительного сальдо, то есть превосходства экспорта над импортом, при введении фиксированного курса становится одной из ключевых задач экономической политики государства. Для реализации этой политики следует обеспечить контроль валютной выручки государством, а процессы «оседания» валюты в оффшорах признать формой уклонения от уплаты налогов – со всеми вытекающими последствиями.


Теперь попробуем рассмотреть, каким образом возможно наполнить экономику деньгами, доведя их количество (по отношению к производимой продукции) до значений, свойственных наиболее развитым странам. Для этого нам необходимо увеличить количество денег в обороте примерно в два раза от текущих значений. Как это сделать?

Первое, о чем хотелось бы сказать: при глобальных изменениях экономической системы никогда не следует чрезмерно торопиться, впрочем, верно и обратное – излишняя медлительность реформам также противоказана. Но сейчас речь идет о том, что шоковая терапия нам совершенно не нужна – мы должны плавно и последовательно перейти от состояния «как есть» к тому, «как должно быть». Поэтому после фиксации курса и всего того, о чем мы писали ранее следует сделать определенный тайм-аут, не менее года, с тем чтобы на практике освоить нюансы функционирования экономики при фиксированном курсе и лишь затем переходить к новым преобразованиям.


Давайте зададимся вопросом – почему при увеличении денежной массы экономика РФ, вместо того, чтобы оздоровиться и наполнится нужными для нормального товарооборота деньгами, немедленно уходит в инфляционное пике? Почему вместо того, чтобы увеличивать объемы производства продукции, мы увеличиваем цену на них, производя столько же, сколько и раньше?

Теоретически это работает так – по мнению приверженцев теории монетаризма денежная масса должна расти пропорционально росту продуктов в стране. Если же денег в оборот добавляется больше, чем продуктов, то начинают расти цены, потому что покупательная способность выросла, и производители, не будучи способны предложить дополнительные товары попросту увеличат цену на имеющиеся товары. Все это верно, и потому так трудно ввести деньги в нашу экономику, не вызвав инфляции. Ведь мы-то стремимся к тому, чтобы у предприятий появилось достаточно средств как для обеспечения нормальной текущей деятельности, так и для инвестиционных проектов, а вовсе не для очередного ценового рывка.



Теория отягощается двумя отличительными способностями экономики РФ. Первая из них связана с тем, что любое расширение производства требует условий, которых в Российской Федерации до сих пор не создано, и в первую очередь – доступных инвестиционных кредитов (но не только). А вторая, это отчаянная нехватка оборотных средств для отечественных предприятий. Глядя в баланс почти любой фирмы, мы увидим там огромные массы просроченной дебиторской задолженности (той что должны предприятию) и, соответственно, кредиторской задолженности (той, что должно своим контрагентам само предприятие). Иными словами, предприятию мало продать произведенную им продукцию – нужно еще получить за нее деньги, а это становится очень непросто. В настоящее время отсрочка платежа становится практически неотъемлемой частью заключаемых контрактов – сделайте работу сейчас, а деньги за нее получите через 2-3 месяца. Но это – по условиям договоров, которые регулярно нарушаются. Месяцы превращаются в кварталы, а то и годы… Поскольку предприятия не получают вовремя оплату за полученные ими товары и услуги, они не имеют возможности в срок расплатиться со своими поставщиками и подрядчиками – так возникает замкнутый круг, который дополнительно усиливается государством.

Раньше ведь было как? Частично проблему неоплаченных задолженностей можно было решить, задерживая на длительный срок выплату заработной платы рабочим и служащим предприятия, и не выплачивая налоги в бюджеты всех уровней. На самом деле это, конечно, не метод, потому что люди очень уязвимы, средние заработные платы по РФ весьма невысоки и любые задержки очень больно бьют по семейным бюджетам сотрудников. Поэтому государство поступило совершенно правильно, увеличив контроль за своевременностью выплат заработной платы и доведя ответственность за образование задолженности перед персоналом организации вплоть до уголовной.

Кроме того, государство навело относительный порядок в деле взыскания налогов и сборов – налоговые давно не церемонятся, отслеживая своевременность таких выплат, и, если предприятие не заплатило вовремя, то с минимальным промежутком на его расчетные счета выставляется инкассо. То есть банк по требованию налоговой попросту говоря списывает причитающуюся сумму с расчетных счетов предприятия, не спрашивая разрешения фирмы на этот счет, а если имеющиеся средства не покрывают долга, то в его уплату уйдут первые же пришедшие на расчетный счет деньги. Все это, в сочетании с повысившейся ответственностью за уклонения от налогов привело к тому, что бюджеты теперь пополняются с большей регулярностью, чем раньше и в целом все эти нововведения, при всей их болезненности, следует считать позитивными.

Но проблема заключается в том, что защитив бюджетные интересы и интересы работающих на предприятиях людей (что, повторимся, является безусловным благом) государство совершенно ничего не сделало для того, чтобы защитить интересы самих предприятий. Да, конечно, есть суды, в которые можно обратиться для взыскания задолженности, но принципиально ситуацию они не решают, потому что получается тришкин кафтан. У предприятий не хватает денег для выполнения своих обязательств перед поставщиками, персоналом и бюджетом. И государство, сделав акцент на недопустимости задолженности перед персоналом и бюджетом, автоматически ухудшило ситуацию с оплатой поставщикам. Да, по суду можно добиться возврата средств от совсем уж недобросовестных покупателей, но это частности, а в целом эту проблему судебными приставами решить нельзя – если у апельсина 10 долек, то как их не перекладывай, но угостить 20 человек, выдав им по дольке, не получится.

Повторимся еще раз – автор вовсе не предлагает «вернуть все как было», потому что и наполняемость бюджета, и благополучие людей чрезвычайно важны. Но государство, совершая эти положительные шаги, в который уже раз перенесло решение экономических проблем на бизнес, не создав условий, в которых он мог бы эти проблемы решить.

Теоретически еречисленные выше проблемы могли бы искоренить банковские кредиты, и они на самом деле помогают, но их высокая стоимость приводит к тому, что предприятия, нахватав кредитов тратит на их обслуживание львиную долю своей прибыли. А самое главное – на сегодняшний день предприятия, как правило, закредитованы настолько, что уже не имеют возможности брать дополнительные кредиты: за редким исключением у фирм нет ни активов, которые они могли бы передать банку в залог, ни прибыли, из которой можно было бы оплачивать дополнительные проценты по этим кредитам. Следует понимать также и то, что полученные ими кредиты в известной мере израсходованы на покрытие убытков, которые компании несли в период кризисов 2008 и 20014 гг, да и до этого высокая закредитованность была отличительной чертой отечественных предприятий.

В итоге складывается интересная картина – банковский кредит, который, в теории, должен был стимулировать отечественную экономику «к новым свершениям» вместо этого сегодня превратился в ярмо, гирю тянущую производителя ко дну. Большая часть предприятий РФ, имеющая огромные кредитные портфели, прикладывают массу усилий для их своевременного обслуживания и рефинансирования, то есть получения новых кредитов взамен тех, что необходимо гасить. На все это тратится время и усилия, которые уже ничего не дают ни банку, ни самому предприятию. А любой очередной кризис, в ходе которого банки приостанавливают выдачу кредитов или же задирают ставки по ним до космических величин, приводят к дальнейшему обнищанию и банкротствам предприятий.

То, что предлагает автор настоящей статьи, может показаться шокирующим, но автор настоятельно просит не отвергать идею с порога лишь потому, что «такого не может быть, потому что такого не может быть никогда», а поразмыслить над ней.



Итак, как мы уже говорили, огромное количество предприятий РФ на сегодня имеет большой кредитный портфель, который оно не может ни увеличить (потому что нет залога) ни уменьшить, потому что прибыли едва хватает для его обслуживания. Кредит этот не является деньгами – это не более чем обязательство предприятия перед банком, но для его обслуживания предприятие периодически вынуждено выводить деньги из оборота с тем чтобы гасить отдельные кредиты или транши по ним, и заводить их потом, взяв очередной кредит в том же размере, что и был погашен.

Автор предлагает произвести кредитную амнистию. Иными словами, предлагается полностью освободить предприятия от обязательств по своевременному гашению ранее выданных кредитов (это также касается и самих банков – обязательства по гашению внутрибанковских кредитов следует аннулировать также). При этом нужно понимать, что банки – такие же предприятия, как и все остальные и у них также имеются свои потребности – банк должен платить заработную плату сотрудникам, платить проценты по вкладам, покупать и обслуживать банкоматы, сдержать офисные здания и т.д. и т.п. Деньги на это банк зарабатывает, взимая проценты за предоставленные в кредит средства, и мы не должны лишать банк этого источника дохода – поэтому амнистия должна касаться только основной суммы кредита, но не процентов по нему.

Иными словами, амнистия должна выглядеть так – к примеру, есть некоторое предприятие, чей кредитный портфель составляет 1 млрд руб. под 10% годовых, это означает, что за пользование кредитом предприятие должно уплатить в год 100 млн. руб. В ходе кредитной амнистии предприятию «прощается» обязательство в миллиард рублей, но необходимость платить 100 млн. руб. в год банковских процентов сохраняется на протяжении определенного срока (возможно, нескольких лет). Таким образом, предприятие лишается обязательств по погашению суммы кредита, но проценты по нему платить обязано в виде эдакой кредитной ренты.

Одновременно с кредитной амнистией, государству следует произвести эмиссию безналичных средств в размере списанных обязательств по кредитам и передать их банкам. Однако же использовать эти средства банки должны исключительно по целевому назначению, о котором мы сейчас и поговорим.

В свое время неуплата налогов являлась едва ли не национальным спортом – задолженности предприятий перед бюджетом были беспримерно высоки. И речь ведется не об уклонении от налогообложения, а о ситуации, когда налоги начислены и предприятие признает наличие задолженности, но не платит по ней. Да, в конце концов его конечно заставят – но это будет не скоро, и конечно, надо будет заплатить еще пени и штрафы – но поскольку они по размеру не слишком отличались от банковских процентов, подобные неоплаты предприятия рассматривали как форму кредитования за счет предприятия. Казалось уже, что так будет вечно и никогда не изменится, однако сейчас уже все совершенно не так – «правила игры» изменились, так что налоги все-таки приходится платить если и не абсолютно в срок, то с минимальным от него отклонением. Не заплатил вовремя – через месяц на расчетный счет ляжет инкассо, а на все остальные счета — приостановления, блокирующие использование денежных средств в сумме долга.

Так вот, абсолютно такой же порядок нам следует навести и в исполнении обязательств предприятий по договорам. Иными словами, где-то на законодательном уровне должно быть утверждено, что начиная с какого-то момента любой договор на поставку чего бы то ни было (или выполнения работ) обязан включать в себя выплату аванса покупателем, а оплата за фактически поставленные товары (выполненные работы и услуги) должны оплачиваться с отсрочкой не более двух-трех недель (кроме случаев, когда по каким-либо особенностям поставляемой продукции/работ/услуг это невозможно). При этом необходимо объявить какой-то переходный период времени (допустим – год) на то, чтобы предприятия уладили свои дела, а после этого – предусмотреть упрощенный метод взыскания просроченной задолженности.

Ведь как сегодня происходит с налогами или заработной платой? С точки зрения Высокой Теории Права что-то отобрать у человека или юридического лица можно только в случае, если он признан виновным, а таковым его может признать только суд. И если я хочу взыскать долг с нерассчитавшегося вовремя предприятия, мне следует, собрав материалы, обратиться в суд, судиться, потом, в случае, если должник признан по суду обязанным, ждать его денег, а если их нет – обращаться к судебным приставам и ждать, пока они сработают… все это занимает месяцы, а то и больше.

А вот налоговой для взимания своих долгов никакого суда не нужно. Да и трудовая инспекция, хоть и не взыскивает заработную плату по инкассо, но может сделать настолько «больно» предприятию что все стараются задолго до визита погасить задолженность по заработной плате. И вот государству необходимо создать механизм для своевременного исполнения предприятиями своих обязательств в том же ключе, как это делают налоговая и трудовая инспекции – без обращения в суд.

Возникает вопрос – а откуда взять деньги на подобные выплаты? Ответ – у банков, из тех средств, которые они получили от государства. Иными словами, банки должны выдавать кредиты на пополнение оборотных средств, но не просто так, а для приведения в порядок дебиторской и кредиторской задолженности преследуя цели общего оздоровления ситуации взаиморасчетов между предприятиями.

Выглядеть это должно примерно так – у предприятия из нашего примера есть миллиард просроченной кредиторской задолженности (то, что должно предприятие) и семьсот миллионов – дебиторской (той, что должны предприятию). Тогда такое предприятие может получить 300 млн. руб. на покрытие просроченной кредиторской задолженности, а остальные 700 млн. оно должно взыскать со своих дебиторов, которым, в свою очередь, также необходимо брать кредиты на гашение своей задолженности и взыскивать таковую со своих покупателей. А дальше должно действовать такое правило – поставщики нашего предприятия, получив от него 300 млн. руб. могут использовать их либо на погашение заработной платы сотрудникам, либо на гашение своей просроченной задолженности, и лишь после того, как последняя будет погашена полностью, могут тратить эти деньги на какие-то иные цели.

При этом данные кредиты должны быть для предприятий… бесплатными. То есть, конечно, плата должна быть, но, во-первых, кредитная амнистия должна осуществляться одновременно со снижением ключевой ставки процента до среднеевропейского уровня, и новые кредиты должны выдаваться не более чем под 3-4% годовых. Однако предприятие, получив такой кредит, на ту же сумму уменьшает свою кредитную ренту. Как это работает?

Возьмем наше предприятие. У него был кредит в 1 млрд руб., но больше его нет, а вместо 100 млн. руб. банковских процентов, которые предприятие выплачивало ежегодно, оно выплачивает кредитную ренту в том же размере. И вот оно берет кредит на покрытие своей просроченной кредиторской задолженности в размере 300 млн. руб. под 4% годовых – это 12 млн. руб. в год. Так вот предприятие платит эти 12 млн. руб. банку, как и положено по договору, но с момента его заключения кредитная рента в 100 млн. руб. в год снижается на те же 12 млн. руб. – то есть предприятие как платило в совокупности 100 млн. руб. в год, так и будет платить, просто если раньше это была только кредитная рента, то теперь – рента и банковский процент по вновь полученному кредиту.

В чем тут интерес банка? В том, что кредитная рента – это не навсегда, и если не заменить ее кредитами, то в конце концов банк останется без средств к существованию. Впрочем, если этого мало, можно будет предусмотреть и иные.

Что мы достигнем подобными действиями?

Первое – мы увеличиваем денежную массу в обороте, потому что фактически мы меняем обязательства (которые деньгами не являются) на деньги.

Второе – по сути, начинаем кредитную историю предприятий «с чистого листа» (не считая банковской ренты), но при этом принуждаем их брать новые кредиты на нормализацию своих взаиморасчетов с поставщиками. Таким образом, мы, выдавая кредиты, тем не менее весьма мало увеличиваем покупательную способность предприятий, а значит – и возможности инфляции. Она, конечно, все равно будет (потому что по мере нормализации взаиморасчетов покупательная способность все же будет расти) но в куда меньшей степени, чем рост денежной массы обычными способами, и это позволит наполнить экономику деньгами, не раздувая чрезмерно инфляции.

И, наконец, третье – нормализация взаиморасчетов между предприятиями, станет одной из важнейших предпосылок для требуемого нам экономического роста. Но, разумеется, не единственной предпосылкой: не менее, важным станет инвестиционное кредитование. Однако об этом мы поговорим в следующей статье.

Статья первая.
Статья вторая.


Продолжение следует…
Автор: Андрей из Челябинска

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
370

Похожие новости
17 сентября 2018, 21:54
18 сентября 2018, 20:39
19 сентября 2018, 03:09

13 сентября 2018, 10:54
23 сентября 2018, 20:54
17 сентября 2018, 15:39

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров
 

Популярные новости
22 сентября 2018, 00:09
22 сентября 2018, 03:24
21 сентября 2018, 01:24
18 сентября 2018, 14:54
19 сентября 2018, 13:39
23 сентября 2018, 02:09
20 сентября 2018, 12:24