Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Как нам построить сильную экономику России. Часть 2

В первой статье этого небольшого цикла мы сформулировали пять целей, достижение которых позволило бы сделать экономику РФ по-настоящему сильной. Перечислим их еще раз:

1. Стабильный курс национальной валюты.

2. Обеспечение экономики достаточной денежной массой. Как мы уже говорили, сегодня у нас на один рубль ВВП приходится всего 43 копейки денежной массы (М2), а должно быть, как минимум, вдвое больше – то есть 86 копеек (как в европейских странах).


3. Стабильная инфляция, в пределах 1-2%, не более.

4. Дешевые банковские кредиты – 3-4% годовых.

5. И, наконец, поддержка отечественного производителя, которой тоже можно дать числовое выражение (все-таки цель должна быть измеримой!), но мы сделаем это позднее.



Начнем со стабильности курса. Мы уже говорили о том, зачем нам эта стабильность: все дело в том, что несмотря на санкции экономика РФ очень сильно «завязана» сегодня на поставки из-за рубежа. А стоимость импорта в условиях галопирующего курса рубля изменяется настолько резко, насколько и непредсказуемо. Проблема в том, что наши производства и сельское хозяйство работают в основном на внутренний рынок и выручку за свои товары получают в рублях. Затраты свои они также осуществляют в рублях, а если необходимо купить что-то импортное – покупают за рубли доллары (или же покупают за рубли у тех, кто уже приобрел за доллары необходимую им продукцию с целью перепродажи). В результате резкое падение курса рубля приводит к столь же резкому удорожанию затрат на импортные сырье и комплектующие, транспорт и т.д., потому что теперь, чтобы их купить, за ту же сумму долларов приходится отдавать рублей значительно больше, в то время как цены на собственные продукты остаются теми же. Это обрушивает экономику предприятий.

Вывод из вышесказанного достаточно прост: нам нужен фиксированный курс рубля к другим валютам (точнее, к какой-то одной из них, ведь их курсы меняются относительно друг друга) – в этом случае затраты на импортную продукцию станут планируемыми и предсказуемыми. Как это работает? Предположим, есть завод, который производит трактора и продает их по цене 7 млн. руб. за штуку. Но при производстве одного трактора используются импортные комплектующие, стоящие 10 000 евро, а курс евро к рублю составляет 70 руб./евро. Таким образом, для того, чтобы произвести один трактор, завод должен потратить 700 000 руб. на приобретение импортных комплектующих – то есть 10% от продажной стоимости трактора.

Так вот, нам нужна такая стабильность, при которой наш производитель тратил бы эти самые 10% продажной цены на импортные комплектующие не только сейчас, но и в будущем. Допустим, инфляция составила за год 5% — соответственно, трактор подорожал с 7 млн. руб. до 7 млн. 350 тыс. руб. Тогда нам следует увеличить курс рубля к евро на величину инфляции, то есть те же самые 5%. Тогда производитель, потратив 10% своей новой продажной цены, то есть 735 000 руб., сможет приобрести по изменившемуся курсу 73,5 руб./евро все те же самые 10 000 евро. Изменение курса валюты должно соответствовать инфляции — вот та стабильность, к которой мы должны стремиться.

Как это сделать? Весьма просто: ежегодно мы устанавливаем фиксированный курс рубля к евро или к доллару, который остается неизменным на весь год и который рассчитывается так – к примеру, курс рубля к евро в предыдущем году составлял 70 руб. за евро, планируемая инфляция на этот год у нас (опять же, к примеру) 5%. Соответственно, устанавливаем курс на этот год в размере 73,5 руб. за евро. Все! На самом деле формула будет немного сложнее, но это непринципиально – суть и смысл управления фиксированным курсом мы на данном примере отразили практически полностью.

И вот что удивительно – и сегодня, и 10 лет назад, мы располагали и располагаем всем необходимым для того, чтобы иметь такой курс рубля. Кроме понимания того, что он нам нужен, разумеется.

Возможно, что те из читателей, кому знакома наука экономика, уже готовят возражения, потому что с точки зрения последней фиксированный курс национальной валюты есть несомненное зло. Экономическая наука говорит нам следующее – свободный обмен (конвертация) валюты представляет собой саморегулирующийся механизм, который призван не допустить валютного дефицита. И действительно – в теории получается так, что если вдруг спрос на валюту превышает предложение, то при фиксированном курсе возникает дефицит – валюты просто не хватает на всех желающих ее купить. А вот при свободной конвертации – дело совсем другое, цена на валюту увеличится, часть покупателей не смогут заплатить за нее новую цену и откажутся от ее покупки. Соответственно спрос уменьшится и придет в равновесие с предложением. Здесь конечно можно возразить, что хоть так, хоть эдак, а все желающие валюту-то все равно не получат, но на это у сторонников современного «экономикс» готов ответ – валюту получат те, кто смог заплатить за нее дороже, то есть те, кто на своей продукции зарабатывает больше, и значит «невидимая рука рынка» рационально передаст ресурс (валюту) в руки тех, кто лучше ведет бизнес (раз уж зарабатывает большую прибыль).

Все это так.

Но вот в чем дело — Российская Федерация обладает огромным большим преимуществом перед многими другими странами. Есть такой экономический показатель, сальдо внешнеторгового баланса – он представляет собой разницу между стоимостями экспортируемой и импортируемой продукции и услуг за год. Если государство продает больше, чем покупает – сальдо внешнеторгового баланса положительное, и в распоряжении страны остается валюта. В противном случае сальдо становится отрицательным и для осуществления внешнеторговых операций необходимо либо использовать ранее сделанные «заначки», либо же привлекать валютные займы.

Так вот в новейшей истории России, как минимум с 2000-го года, сальдо внешнеторгового баланса положительно. Всегда. Иными словами, приток долларов, евро и прочих там фунтов стерлингов в нашу страну куда больше, чем их отток – это было и в относительно успешные периоды (например, 2010-2013 гг., когда страна более-менее выбралась из кризиса 2008 г, но еще не ухнула в яму 2014 г), так и в сами кризисы. В период высоких цен на нефть – и в период низких. И это, в общем-то, говорит об одном: текущие уровни нашего потребления импортных товаров с большим запасом обеспечиваются поступлениями валюты от реализации – в первую очередь, конечно, нефти и газа, составляющих львиную долю нашего экспорта. То есть, если мы сейчас возьмем и зафиксируем курс рубля по отношению к доллару или евро на текущей отметке, то никакого дефицита валюты у нас не состоится.

Когда у государства сальдо внешнеторгового баланса стремится к нулю, то есть количество продаж за рубеж сопоставимо с количеством покупок, то фиксированный курс действительно может повлечь за собой дефицит валюты. А вот в РФ такого не произойдет. Точнее, конечно, произойти-то может все, что угодно, но для этого должно случиться либо колоссальное падение доходов (что нереально, так как тот же Запад совершенно не готов отказываться от наших углеводородов), либо же существенный рост импорта – но его нам пока не следует опасаться тоже.

Дело в том, что при существующем уровне зарплат и доходов предприятий существует предел импортных товаров, которые мы (предприятия и частные лица) можем приобрести – сверх этого мы не приобретем ничего. Поясним это на примере.

Допустим, при сегодняшнем уровне доходов население некоего города нашей страны покупает 1 000 импортных телевизоров в год по средней цене 1 000 долл. Так вот, в условиях фиксированного курса рубля к доллару ни количество, ни средняя стоимость покупаемых телевизоров увеличиться не может до тех пор, пока не вырастут доходы населения – и только когда они вырастут, люди захотят или покупать телевизоры чаще (что увеличит количество продаж), или же перейдут на более дорогие и качественные модели (что повысит их среднюю стоимость), а может и то и другое сразу. Но факт в том, что до тех пор, пока не вырастут заработные платы и иные формы доходов (в рублях!), дополнительной потребности в телевизорах не возникнет – у людей не будет денег на то, чтобы покупать большее количество телевизоров или же более дорогие модели, и курс рубля тут совершенно ни при чем. То же верно и для предприятий – при имеющихся объемах производства сбыта и прибыли, они способны покупать импортную продукцию (сырье, станки, транспорт и т.д.) в определенных пределах и ничего сверх того. Для того, чтобы купить больше, предприятиям нужно начать зарабатывать больше, то есть работать лучше и эффективнее, чем сейчас – а это не может произойти сразу после введения фиксированного курса рубля.

Иными словами, если мы сегодня зафиксируем курс рубля по отношению к доллару или евро на текущем уровне, то никакого ажиотажного спроса на валюту или же роста импорта мы не увидим – просто потому, что тех рублей, которые мы прямо сейчас зарабатываем, больше не станет, так что платить за дополнительные телевизор, холодильник, «мерседес» или прокатный стан нам все равно пока нечем. Дополнительная потребность в импорте может возникнуть лишь тогда, когда у предприятий и людей появятся дополнительные доходы, а до этого пока еще далеко.

Но если фиксация рубля нам полезна и ничем не грозит – но почем бы тогда нам не вернуть рубль к золотому стандарту?



О каких колебаниях можно говорить, если отечественный рубль и сегодня, и завтра, и всегда будет стоить некий установленный государством золотой эквивалент — ну, к примеру, две с половиной тысячных грамма золота (сегодняшний курс – приблизительно 2 600 руб. за грамм)?

Кто-то, опять же, скажет, что это невозможно – мол, устанавливая золотой стандарт, мы должны располагать золотым запасом, который обеспечивал бы наши деньги в обращении, а поскольку такового нет, то получится полная ерунда – денег будет не столько, сколько нужно экономике, а столько, сколько у нас есть золота. Это приведет нас к краху. Но на самом деле, устанавливая золотой стандарт, нам вовсе не нужно столько золота, чтобы обеспечить им каждый рубль в обороте. Самое смешное, что по большому счету для введения золотого стандарта вообще не нужно золота! По сути дела, золотой стандарт, это заявление на государственном уровне: «отныне и навечно, если кто-то хочет купить 1 рубль, он должен заплатить стоимость 0,0025 граммов золота за него – в любой валюте!»

Никто не хочет покупать рубли за такую цену? А нам-то с этого что за печаль? Все внешнеторговые контракты мы заключаем в долларах или евро, но никак не в рублях. То есть цены на нефть и газ сегодня вообще никак не привязаны к курсу рубля – они устанавливаются в долларах и евро в зависимости от рыночных мировых цен, и плату мы получаем за них также в долларах и евро. Затем компания-экспортер продает значительную часть своей валютной выручки, меняя ее на рубли – и чем плохо, если вместо постоянной неопределенности, связанной с галопирующими курсами, компания-экспортер будет менять выручку от своей нефти по «золотому» курсу, а компания-импортер – по тому же курсу покупать проданные экспортером доллары?

Тут выпускники ВШЭ могут вспомнить и другое – когда страна переходит к золотому стандарту, используя при этом бумажные и безналичные деньги, она по сути дела обязуется в любой момент обменять деньги любого желающего на это самое золото по установленному курсу. И вот тут-то как раз и заключается второе возражение против золотого стандарта: «А ну как все кинутся менять деньги на золото, что станет с нашими золотыми запасами?»

На самом деле такая постановка вопроса совершенно не имеет смысла. У нас множество предприятий, которым нужны оборотные средства — деньги для обеспечения своей текущей деятельности. То есть им нужно обеспечивать поставки сырья и материалов, нужно платить заработную плату рабочим и служащим, перечислять налоги и сборы и т.д. и т.п. – предприятиям нужны именно деньги, а отнюдь не золотые слитки в подполе.

Многим ли из граждан нужно золото вместо денег? Для нас деньги – такое же средство обмена, то есть нам нужны продукты питания, одежда и прочие вещи, в которых мы нуждаемся, а если у нас есть излишки денег, то лучше уж мы отнесем их в банк – пусть на них какой-никакой процент по вкладам капает. В общем, таких людей, которые бы свои кровные предпочитали бы хранить не на карте или в банке, а в форме золотого слитка под подушкой будет очень и очень немного.

Соответственно, вопрос «А что будет, если вдруг все владельцы рублей потребуют у государства отдать им золото?» сродни «А что будет, если все вдруг банки потребуют вернуть им кредиты и ничего не дадут взамен?». Экономика, конечно, рухнет, вот только ситуация, в которой все банки потребуют немедленно вернуть кредиты назад без их возобновления, совершенно невозможна, а значит нечего об этом и говорить.

Итак, мы видим множество выгод от золотого стандарта, но… все-таки для нашей страны он неприемлем. А почему? Все дело в том, что нам нужна стабильность относительно иностранной валюты, а не относительно золота, и увы, золотой стандарт такой стабильности дать нам не может. Просто потому, что золото – это всего лишь товар, который также то растет, то теряет в цене, и вместо стабильности мы получим все то же галопирование курсов валют относительно рубля – конечно, не такое «чудесное», как есть у нас сейчас, но тоже очень и очень значительное.

Вот, к примеру, динамика стоимости тройской унции золота на мировом рынке.


Так, например, в сентябре 2012 г эта унция стоила 1 745 долл., а в июле 2013 г всего лишь 1 286 долл., иными словами, стоимость золота в этот период упала почти в 1,36 раз – именно настолько подорожал бы доллар к рублю за указанные 9 месяцев, если бы в тот период мы установили для рублей золотой стандарт!

Следует понимать, что введение золотого стандарта обеспечит нам несколько менее галопирующие курсы, чем мы имеем это сейчас. Но наша-то задача не в том, чтобы обменять шило на немного более функциональное в нашей ситуации мыло, а в том, чтобы стабилизировать курсы валют по-настоящему! Здесь кто-то, конечно, может вспомнить и опыт Витте, и опыт СССР, но в те годы, когда российский (советский) рубль приравнивали к золоту, многие другие страны также использовали золотой стандарт, чем и достигались стабильные курсы валют относительно друг друга. Сейчас же этого нет – большинство стран наоборот отказались от золотого стандарта в пользу свободной конвертации, и наш единоличный переход к золотому стандарту с такими валютами рубль не уравняет.

Поэтому нам не нужен золотой стандарт – нам необходима фиксация валютного курса относительно выбранной валюты.

Здесь нужно отметить еще вот какой момент. Выпускники ВШЭ хорошо и много рассуждают о невидимой руке рынка, которая все расставляет по своим местам, что свободное ценообразование валюты наилучшим образом обеспечивает ее распределение между желающими оную валюту приобрести. Но вот незадача… Дело в том, что в валютных торгах участвуют не только те, кому эта валюта нужна для осуществления производственной деятельности или для ввоза в страну импортных товаров с целью их перепродажи. В валютных торгах участвует масса тех, кто ничего не производит и никакого товара на территорию страны не ввозит: назовите их валютными трейдерами, а я назову спекулянтами, потому что результатом их работы является… ничто – они зарабатывают на разницах курсов валют, не производя никакого товара и услуги. Вот возьмем, к примеру, фирму-посредника, занимающуюся продажей какого-то оборудования – она вроде бы тоже ничего не производит, но так ли это? Она рекламирует товар, ищет покупателя, она же обычно улаживает с ним разные вопросы по сделке, а также осуществляет доставку оборудования и проч.: то есть она продает свои услуги тем, кто в них нуждается. Валютный трейдер ничего такого не делает – купил, пока курс был пониже, продал, когда тот стал повыше – кроме него самого это никому не надо. Речь разумеется, ведется исключительно о спекулятивных сделках – ситуации, когда трейдер (дилер) работает в интересах клиента, доверяющего ему приобретение валюты для производства или торговли – это совсем другое.

Так вот все бы ничего с этими спекуляциями, пока их объем был относительно невелик, но в какой-то момент телега оказалась далеко впереди лошади. Курсы валют стали определяться не только (и похоже, не столько) реальным спросом и предложением, а результатами таких вот спекуляций. Но зачем это нам? Потому что «так делает весь просвещенный мир»? Так он очень много всего такого делает, с чем мы не согласны и чего мы у себя никогда вводить не будем.

Чем хорош фиксированный курс валют, так это тем, что он если и не совсем убивает, то кардинально снижает финансовые спекуляции. Как играть на изменении курса валюты, если курс по сути неизменен? В общем, как мы видим, у фиксированного курса рубля имеются одни плюсы, но не надо думать, что его введение – дело простое.

Первое – необходимо выбрать валюту, относительно которой мы будем фиксировать свой курс. Потому что, по вполне понятным причинам, курс рубля можно фиксировать относительно одной какой-то валюты, но не всех сразу, и тут важно не ошибиться.

Второе – надо установить устраивающий нас начальный курс. Проще всего, конечно, выставить его на уровне фактически сложившегося текущего. Но вот правильно было бы сделать так – определить приоритетные отрасли в развитии России, оценить при каком курсе рубля к выбранной валюте они получат наилучшие условия развития и установить именно его. Опять же, при подобном выборе следует выяснить, какие отрасли пострадают от вводимого курса и, возможно, предусмотреть какие-то компенсации для них.

И, наконец, третье…. Третье – это то самое, по причине которого предлагаемый автором фиксированный курс рубля при всех его преимуществах НИКОГДА не может быть принят действующим правительством РФ.

Внимательный читатель уже, наверное, приготовил ехидный вопрос, который звучит примерно так: «Хорошо, автор, ты прав – сразу после внедрения фиксированного курса рубля ажиотажного спроса на валюту не будет, ее дефицита не возникнет. Но что потом? В результате предложенных тобой мер экономика России потихоньку усилится, спрос на импортные товары увеличится, и если сейчас внешнеторговое сальдо пока еще в нашу пользу, то наступит момент, когда импорт приблизится, а затем начнет обгонять размеры экспорта, потому что, как ни крути, но в обозримом будущем наши предприятия будут расширяться за счет заполнения внутреннего рынка – рассчитывать на массовый выход на мировые рынки мы пока не можем. И что тогда?»

Это совершенно правильный вопрос. Дело в том, что фиксированный курс рубля будет эффективен ровно до тех пор, пока наш экспорт превосходит импорт, а затем начнутся проблемы. Именно поэтому, одной из приоритетных задач государства в деле регулирования экономики должно стать сочетание поддержки экспортноориентированных предприятий (то есть таких предприятий, чью продукцию готовы покупать за валюту за рубежом) в сочетании с политикой импортозамещения. Иными словами, с одной стороны, государство должно способствовать развитию собственных производств, замещающих продукцию, которую мы до этого закупали за рубежом. Только не надо кидаться строить очередное «Сколково» с "высокой" целью «догонять и перегонять Intel» — как ни странно, на самом деле мы закупаем много такого, чем без особых проблем могли бы заниматься сами, начиная с семенного картофеля и удобрений, например. А с другой стороны, государству следует помогать предприятиям, которые способны продавать свою продукцию за рубеж. Иными словами, для того чтобы использовать все выгоды фиксированного курса рубля, государство должно начать управлять двумя вещами: массой валюты, поступающей от экспортной выручки и своим внешнеторговым балансом, добиваясь того, чтобы его сальдо оставалось положительным. Как? Подробнее этот вопрос мы рассмотрим в разделе «Поддержка отечественного производителя» — но это позднее.

Иными словами, если мы хотим получить фиксированный курс рубля, мы должны быть готовы к тому, что в какой-то момент сальдо внешнеторгового баланса может сильно уменьшится и нам понадобятся все наши поступления, чтобы не допустить валютного дефицита. Для этого государство должно пойти на такой непопулярный у нашего истеблишмента шаг, как восстановление монополии на валютную выручку. Иными словами, вся валютная выручка должна концентрироваться в руках государства. Ведь как происходит сейчас? Каким образом олигархат выводит деньги за рубеж? По большому счету, он их не то, чтобы выводит – он их просто не возвращает домой. То есть делается некая иностранная фирма-прокладка, на которую поступает выручка от внешнеторговых операций компании от настоящего покупателя – но в РФ от нее поступают только те деньги, которые необходимы на покрытие затрат производства, а прибыль остается «прокладке» — так, собственно, и образуются миллиардные счета наших капиталистов за рубежом. Получается интересно – внешнеторговое сальдо у нас положительное, да только не вся валюта от сделки возвращается домой. Кроме того, возникает и другая проблема – прибыль наших экспортноориентированных предприятий искусственно занижается, бюджет не досчитывается налогов…

А какие последствия это несет для нашей «элиты»? Слова Бжезинского: «поскольку 500 миллиардов долларов российской элиты лежат в наших банках, вы ещё разберитесь: это ваша элита или уже наша?» уже набили оскомину, но ведь от этого они не стали менее справедливыми.

В общем, подобная ситуация ни с какой точки зрения не может быть признана здравой и полезной для страны. Но изменить ее (то есть обязать реализовывать валютную выручку государству, ввести запрет на использование оффшоров, рассматривать их использование как злостное уклонение от налогов в особо крупных размерах и т.д.), означает утеснить нашу «элиту» в ее «неотъемлемых» правах, а на это она, конечно же, не пойдет никогда.

Кстати, внимательный читатель опять же может отметить: «Что-то ты, автор, странное пишешь. Вроде бы расставленные тобой приоритеты характерны для рыночной экономики, и вдруг – бах – фиксированный курс рубля, монополия на валютную выручку, отказ от спекуляций… Ты что, нас обратно в СССР зазвать собрался?»

А почему бы и нет, уважаемый читатель? Мы жили в СССР и хорошо знаем присущие ему недостатки. Теперь живем при капитализме (надо сказать, довольно диком) и отлично видим, как далеко его реалии от "молочных рек с кисельными берегами", которые мерещились нам в эпоху позднего СССР. Так почему бы не взять и не совместить два строя, по возможности воспользовавшись теми плюсами, который обладает каждый из них? Почему бы нам не создать социально ориентированное государство с сильной, конкурентоспособной экономикой?

Продолжение следует…
Автор: Андрей из Челябинска

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
739

Похожие новости
20 июля 2018, 11:09
21 июля 2018, 07:09
21 июля 2018, 07:09

20 июля 2018, 11:39
20 июля 2018, 11:39
20 июля 2018, 11:39

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
19 июля 2018, 09:39
16 июля 2018, 16:39
18 июля 2018, 10:24
17 июля 2018, 15:09
16 июля 2018, 06:55
17 июля 2018, 08:24
19 июля 2018, 18:08