Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Иранская нефть и русский интерес

Американская администрация приняла решение отменить так называемые санкционные исключения, позволявшие целому ряду стран приобретать нефть у Ирана. Решение должно вступить в силу уже 2 мая, и такая оперативность вряд ли позволит быстро найти замену поставкам из Ирана. А ведь в разработке технологий обхода санкций, причём не только нефтяных и не только направленных против Ирана, сейчас активно участвуют даже европейские страны.

Последнее китайское «представление»


Сообщается, что своеобразных санкционных "индульгенций" будут лишены не только Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Тайвань и Турция, но и два европейских покупателя: Италия, Греция. Если Италию, практически потерявшую из-за США ливийскую нефть, теперь лишат ещё и иранской, можно гарантировать превращение этой страны в одного из лидеров ЕС в антиамериканской политике. Греция же, скорее всего, просто ещё больше будет заинтересована в реализации всех возможных российских нефтегазовых проектов в балканском подбрюшье Европы. Ну а Турция получает ещё одно подтверждение верности выбора, сделанного в пользу «особого курса», даже в рамках НАТО.




Однако самого сильного сопротивления США могут ожидать, разумеется, от Китая. Пекин уже прямо потребовал от США отказаться от применения к Ирану односторонних нефтяных санкций. Интересно, что такое требование оформлено в виде дипломатического представления, а не ноты, когда даже никакого ответа просто не ждут. Дойдёт ли дело до вызова посла к председателю Си, сказать трудно, но ведь ситуация выглядит куда более острой, чем даже в случае с арестом Мэн Ваньчжоу – ведущей сотрудницы IT-компании «Хуавэй».

Продекларированное из Вашингтона стремление «свести экспорт иранской нефти к нулю» в Пекине прямолинейно и даже грубовато сравнили с «юрисдикцией длинной руки». Своё сотрудничество с Ираном назвали абсолютно законным и дали понять, что будут защищать его всеми возможными способами. Официальный представитель китайского МИД Гэн Шуан заявил, что действия США ведут к росту напряжённости на Ближнем Востоке, и призвал их проявить ответственность и играть конструктивную роль, а не наоборот. Последний пассаж – вообще редкость даже в наше время, когда на слова мало кто скупится.


Гэн Шуан — восходящая звезда китайской дипломатии

Но особенно сильным читается заявление китайской стороны о том, что американцы фактически стимулируют волатильность на международном энергетическом рынке. Бизнес-терминологию в Пекине пускают в ход только тогда, когда рассчитывают выторговать для себя что-либо вполне конкретное. Не исключено, что речь идёт даже о том, чтобы усадить за стол переговоров сами же США, причём не только и не столько по нефтяной теме, но и по ядерной сделке с Ираном, о чём несколько подробнее – чуть ниже.

Как известно, Дональд Трамп довольно долго держал палец на «иранской кнопке», явно учитывая тот факт, что США являются не только крупнейшим покупателем нефти, но и одним из крупнейших её производителей. Хорошо известно, что перспективы реализации распиаренного, но сейчас ушедшего в тень «сланцевого проекта», напрямую связаны с уровнем нефтяных цен. В Вашингтоне не скрывали разочарования по поводу того, что Организация стран-экспортёров нефти (ОПЕК) практически вышла из-под американского диктата и пошла на серию соглашений с такими странами, как Россия.



Конец арабской весны


Неоднократные попытки Вашингтона подтолкнуть ОПЕК к повышению квот, гарантирующее снижение нефтяных котировок, наталкивались на откровенное непонимание. Впрочем, для непонимания есть все основания: тому же «гневному» Китаю дешёвая нефть нужна гораздо больше, чем США, но именно для американского президента снижение цен на «чёрное золото» стало чем-то вроде идеи фикс.

При этом и разумный баланс на нефтяном рынке, который за последние полтора-два года научились поддерживать страны ОПЕК практически без участия США, может быть нарушен. И нарушен очень надолго. Все обещания из Вашингтона насчёт того, что иранской нефти будет очень скоро найдена замена, пока воспринимаются скептически. Говорится о соответствующих договорённостях с Объединёнными Арабскими Эмиратами и Саудовской Аравией, но сомнений остаётся слишком много.

Трампу с некоторых пор перестали верить на Ближнем Востоке. Это случилось год назад, после того как «запрещённую» иранскую нефть разрешили покупать сразу нескольким странам, и прежде всего Китаю. А ведь именно администрация Трампа перед этим фактически продавила повышение квот добычи для членов ОПЕК, обещая предельно жёсткие санкции.

Следствием такого «передёргивания» стало непрогнозируемое снижение нефтяных цен, принесшее миллиардные убытки всем нефтедобывающим странам сразу, вне зависимости от их членства в клубе. Показательно, что примерно в те же сроки из ОПЕК тихо вышел Катар, вот уже несколько лет пребывающий в экономической блокаде со стороны соседей, которую не поддерживает только… правильно — Иран. В рядах ОПЕК тогда чуть не случилась цепная реакция, хотя доля будущего хозяина мирового первенства по футболу в клубе была минимальной – не более двух процентов.


Но Саудовская Аравия, лидер клуба, очень вовремя и удачно разыграла русскую карту. Судя по материалам СМИ, шейхи, которые ещё раньше сумели привлечь Россию к сделке ОПЕК плюс, ради ОПЕК с двумя плюсами вышли на Москву с такими предложениями, от которых не принято отказываться. Речь не только о своеобразной подстраховке на случай технической невозможности выполнения квот Россией, но и о помощи в решении ряда газовых вопросов. Начиная с «потоков», «Турецкого» и второго «Северного», и кончая поддержкой в согласовании поставок с «опальным» Катаром, третьей в мире стране по запасам голубого топлива.



Члены ОПЕК, к которым, безусловно, примкнёт Россия и ещё некоторые не члены клуба, скорее всего, найдут способы как полностью или частично компенсировать "выпадающую" из-за санкций иранскую нефть. Но и на это потребуется время, тем более что даже до 2 мая что-нибудь может в очередной раз «вдруг» измениться.

Лишь бы Обаме в пику


Нет, понятно, что своим избирателям Трамп обещал дешёвый бензин, но для выполнения такого обещания можно задействовать и иные механизмы. И зачем тогда вообще на Иран давить и с этой стороны тоже? Можно понять, что игры с нефтью – едва ли не самый важный индикатор внешнеполитического влияния любого хозяина Белого дома, будь он демократ или республиканец.

Но именно правление Трампа становится, можно сказать, олицетворением размывания существенной разницы в позициях двух американских политических партий. В итоге на первый план выходит стремление нынешнего президента делать буквально всё не так, как при Обаме. Так уже случилось с программой медицинского страхования, до которой нам в России нет никакого дела, и с ядерной сделкой, реальное крушение которой может нам обойтись слишком дорого. И не только нам – всему миру.


Барак Обама считал атомные договорённости с президентом Ирана Хасаном Роухани своим личным успехом

А эффективность снятия санкционных ограничений будет проверять на прочность, помимо прочих, тот самый «опальный» Катар, который, скорее всего, не без удовольствия продаст иранскую нефть как свою. Напомним, в связи с этим, что Катар – это не столько нефтедобывающая, сколько газодобывающая страна. А поскольку для России сейчас газовый вопрос, возможно, стоит даже острее, чем нефтяной, иранский шлагбаум вроде бы должен быть нашей экономике очень выгоден.

Однако, к сожалению, итоговый позитивный расклад нашей стране, похоже, отнюдь не гарантирован. Помимо почти гарантированной радикализации Исламской Республики Иран, ужесточение американских санкций может поставить под угрозу развитие сотрудничества с Тегераном в ряде несырьевых отраслей, прежде всего в атомной. Именно Дональд Трамп, напомним, практически лично и почти исключительно в пику предшественнику – демократу Обаме, развалил ядерное соглашение с Ираном.

Это соглашение не только вернуло эту страну в мировую экономику, Совместный всеобъемлющий план действий СВПД, так раздражающий нынешнего хозяина Белого дома, надолго заморозил сомнительную перспективу вступления радикальной исламской республики в ядерный клуб. Иран пока чётко придерживается СВПД, но ужесточение санкций может привести его руководство к идее возобновления ядерной программы. А параллельно с ней и ракетной.

И ни в коем случае нельзя обольщаться по поводу того, что это якобы обеспечит работой российских атомщиков. Да, никакого восстановления ядерного потенциала за две недели, как заявил кто-то из иранских радикалов, не будет. Такое возможно, только если программы бы не существовало вовсе. Однако ведь работы по свёртыванию иранской атомной инфраструктуры, предусмотренные СВПД, ещё далеки до завершения. Объекты целы, оборудование даже не демонтировано. А действительно атомный Иран, примерно, как в 2015 году, при ином руководстве страны – это очень опасно.
Алексей Подымов, Виктор Малышев, д.э.н.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



335

Похожие новости
22 мая 2019, 08:24
22 мая 2019, 08:24
23 мая 2019, 16:54
22 мая 2019, 18:09
21 мая 2019, 19:24
22 мая 2019, 08:24

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
18 мая 2019, 06:54
19 мая 2019, 08:54
23 мая 2019, 07:09
21 мая 2019, 09:39
17 мая 2019, 01:39
23 мая 2019, 00:39
19 мая 2019, 04:12