Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Готов умереть прямо у здания прокуратуры»: в Уфе пенсионер объявил голодовку после 60 лет борьбы за своё честное имя

В Уфе у здания республиканской прокуратуры уже неделю проводит одиночный пикет, объявив голодовку, 82-летний Фатхулла Исхаков. Мужчина больше 60 лет добивается реабилитации в связи с преступлением, которого, по его словам, не совершал. В 1959 году он был приговорён к 15 годам лишения свободы за покушение на убийство. Спустя десятилетия он добился возобновления производства по его уголовному делу. Поворотным моментом стало признание в совершении этого преступления человека, который в 1959 году выступал в качестве свидетеля. Другие свидетели подтвердили, что тогда оговорили Исхакова. Но добиться отмены приговора 60-летней давности Фатхулле до сих пор не удаётся, так как против этого выступает прокуратура, считающая доказательства его невиновности недостаточными. Пенсионер подчёркивает, что будет добиваться восстановления своего доброго имени, пока не умрёт.
 
© Артур Салимов / Mkset.ru
 

Роковые капли крови

Преступление, за которое был осуждён тогда ещё 22-летний Фатхулла Исхаков, произошло в селе Большие Каркалы Башкирской АССР в ночь с 22 на 23 мая 1959 года. Эта дата обозначена в судебных документах, хотя сам Исхаков в одном из интервью заявлял, что дело было в июле.

По его версии, не раз озвученной многим СМИ, в соседнем с ним доме жила девушка Марьям Рахматуллина, которая пользовалась популярностью у местных кавалеров. Сам Исхаков к тому времени уже был женат и воспитывал ребёнка. Больше всех симпатию к Марьям проявлял 18-летний Наиль Саитбаталов, однако та в итоге ответила взаимностью другому.

Как рассказал Исхаков, в ту ночь Саитбаталов, впоследствии признавшийся в совершении преступления, выпил для храбрости, ворвался в дом Марьям и напал на неё. На шум пришли проснувшиеся мать и подруга девушки, после чего молодой человек нанёс удары и им, утверждает Фатхулла. При этом суд считал, что нападавший был вооружён топором, однако сам Наиль в своих признательных показаниях подчеркнул, что орудовал лезвием: хотел изуродовать лицо Марьям, чтобы та «не досталась никому».

По словам Исхакова, после нападения окровавленная Марьям вбежала за помощью к нему в дом, и в этот момент несколько капель её крови упали на его пиджак, висевший неподалёку от двери в дом. Они и стали для молодого человека роковыми.

Подозрения быстро пали на Фатхуллу. Неожиданно нашлись свидетели, которые видели, как незадолго до нападения якобы нетрезвый молодой отец семейства лезет в дом соседей. Среди этих очевидцев был и сам Саитбаталов. Исхаков утверждает, что после задержания оперативники его избивали и оказывали сильное психологическое давление, угрожая привлечь к ответственности и жену, но он так и не признал своей вины.

При этом пострадавшие женщины в темноте не запомнили внешность нападавшего, но даже без их обвинительных показаний суд посчитал, что улик против Исхакова достаточно, и он был осуждён на 15 лет лишения свободы.

На сам обвинительный приговор и на внушительный срок, учитывая, что при нападении на женщин никто не погиб, скорее всего, напрямую повлияла первая судимость Фатхуллы Исхакова. Осенью 1956 года он получил шесть лет за кражу, но смог досрочно освободиться уже летом 1958-го. Причём в обвинительном приговоре по факту покушения на убийство суд указал, что Фатхулла совершил его из мести за свою прежнюю судимость: родственник Рахматуллиных тогда дал против него показания.

В итоге из 15 лет Исхаков отсидел 13 и после освобождения был вынужден начинать строить жизнь заново: его жена, пока он отбывал наказание, умерла. Мужчина создал новую семью, добился успехов на профессиональном поприще, но все эти годы его терзала мысль о незаконном осуждении, и он добивался реабилитации. 

Виновником своих бед Исхаков считает одного из милиционеров, который, по словам Фатхуллы, затаил обиду за то, что тот женился не на его сестре, а на другой девушке. Именно он, как убеждён Исхаков, оказал давление на свидетелей, которые позднее признались в даче ложных показаний, и сфальсифицировал доказательства.

Замучила совесть

Первые подвижки в деле начались в 1990 году, когда после жалобы адвоката Исхакова прокуратура возобновила производство по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, но через три года данное производство было прекращено.

Тем не менее эксперты смогли установить, что полученные пострадавшими раны не были опасными для жизни, а значит, не могли считаться тяжким вредом здоровью, каковым это в своё время признал суд. Кроме того, специалисты решили, что, скорее всего, преступник использовал именно лезвие, а не топор.

  • © Артур Салимов / Mkset.ru

Кардинальный поворот в истории Исхакова произошёл в 2013 году, когда он неожиданно получил письмо от Саитбаталова, который сразу после инцидента переехал в Мордовию, где и прожил всю оставшуюся жизнь.

Мужчину замучила совесть, и он признался Исхакову, а затем и башкирским следователям в совершении нападения, тем более что никакое наказание по причине истечения срока давности преступления ему не грозило. Спустя несколько месяцев после встречи с Исхаковым, который нашёл в себе силы простить человека, сломавшего ему жизнь, Саитбаталов умер.

Следственный комитет (СК) России по итогам нового расследования пришёл к выводу, что Исхаков стал жертвой лжесвидетельства и фальсификации доказательств. Несмотря на это, добиться пересмотра приговора и реабилитации пенсионер не может до сих пор.

Прокуратура неоднократно отправляла на доработку постановления СК по делу Исхакова. Так продолжалось несколько лет, однако в 2015 году процесс почти дошёл до суда — прокурор Башкирии Андрей Назаров подписал заключение о необходимости отмены приговора и пересмотра уголовного дела ввиду вновь открывшихся обстоятельств и направил его в Верховный суд республики. Однако в последний момент прокуратура отозвала документ, а затем вновь закрыла производство.

Половинчатое решение

Летом 2019 года постановление прокуратуры Миякинского района Башкирии о прекращении расследования дела Исхакова защита пенсионера обжаловала в президиуме Верховного суда (ВС) республики. 

В суде зампрокурора Башкирии Руслан Зубаиров усомнился в достоверности новых показаний свидетелей, которые, на его взгляд, отчасти противоречат друг другу, а также заявил, что явку с повинной Саитбаталов написал после общения с Исхаковым. Зубаиров заявил, что пенсионер был осуждён законно, а сейчас пытается ввести в заблуждение правоохранительные и надзорные органы, а также суд.

В итоге президиум башкирского ВС принял половинчатое решение, которое Исхакова категорически не устроило: постановление прокуратуры о прекращении производства всё же было отменено, но роковой приговор от 1959 года оставлен в силе.

Всю последнюю неделю 82-летний мужчина провёл у здания республиканской прокуратуры в одиночном пикете. Облепив свою машину плакатами, он объявил голодовку, которую продолжает и сейчас.

Среди требований Фатхуллы в том числе и выдача ему копии нового постановления прокуратуры о прекращении производства по уголовному делу, возобновлённому ввиду вновь открывшихся обстоятельств. Оно было принято уже после решения президиума ВС Башкирии, и пенсионер никак не мог получить на руки его дубликат, чтобы вновь начать процедуру обжалования. Документ несколько дней назад ему всё же выдали, но акцию протеста Исхаков не прекратил.

«Он готов умереть прямо у прокуратуры»

Адвокат Фатхуллы Исхакова Александр Войцех в беседе с RT не скрывал своего недовольства позицией надзорного ведомства.

«В августе мы обжаловали в президиуме ВС Башкирии последнее постановление прокуратуры о прекращении производства по уголовному делу в отношении Исхакова. Отмена самого постановления по факту нас никак не приближает к цели. Тем более что очень скоро они вынесли новое постановление о прекращении производства по уголовному делу, почти слово в слово повторяющее то, которое мы отменили в суде. Это настоящее издевательство над человеком. Теперь нужно снова идти в суд его отменять, то есть всё по новой проходить», — заявил Войцех.

По его мнению, даже если суд во второй раз отменит постановление прокуратуры, ситуацию это не исправит.

«Так может продолжаться бесконечно. У нас это производство по вновь открывшимся обстоятельствам тянется с 1990 года. А практики отмены таких приговоров практически нет, действовать приходится на ощупь», — сетует адвокат.

Исхаков и его адвокаты возмущены непоследовательностью прокуратуры, а именно отзывом прокурором Башкирии Андреем Назаровым из Верховного суда республики подписанного им же самим заключения от 23 июля 2015 года, в котором говорилось необходимости отмены приговора и пересмотра уголовного дела ввиду вновь открывшихся обстоятельств.

«В УПК вообще не предусмотрено право прокурора отзывать с рассмотрения суда подобное заключение. Это процессуальный документ, которым заканчивается производство по уголовному делу, возобновлённому ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств, и он до сих пор действует и имеет юридическую силу. В том числе на основании этого заключения в дальнейшем Исхаков и отменял постановления нижестоящей прокуратуры о прекращении производства по его уголовному делу», — добавил защитник.

  • © Артур Салимов / Mkset.ru

Адвокат пояснил, что отменить прокурорское заключение четырёхлетней давности сама региональная прокуратура просто не может.

«По закону отменить его может только генпрокурор или его зам. Что остаётся с ним делать? Направить ещё раз в суд, но они этого не делают», — пояснил Войцех.

Он считает, что надзорное ведомство своими действиями просто не оставило пожилому человеку другого выхода, кроме как выходить на акцию протеста и голодать.

«Он говорит, что реально готов умереть прямо у здания прокуратуры, и это не позёрство какое-то для журналистов, он буквально умрёт. Его, кроме оправдания, вообще ничто не волнует, он этому всю жизнь посвятил», — добавил адвокат Исхакова.

К органам следствия при этом у защитника претензий нет, так как они «нормально разобрались».

Войцех добавляет, что, если у прокуратуры есть сомнения в виновности Наиля Саитбаталова, то они не должны затрагивать судьбу самого Исхакова.

«Все придирки касаются недоказанности вины другого лица, якобы что-то не подтверждено, не установлено. Но они никак не касаются невиновности самого Исхакова. То, что недостаточно оснований для признания виновным Саитбаталова, не должно влиять на отмену приговора моему подзащитному. Они просто подменяют понятия», — полагает адвокат.

Юридического выхода из ситуации он не видит.

«Что нужно делать в правовом поле, мы делаем. Но складывается ощущение, что они просто ждут, что он умрёт — и проблема решится сама собой. Без него бегать и доказывать что-то никто не будет. А главное — по закону, если восстановление честного имени незаконно осуждённого возможно и после его смерти, то возмещение морального вреда предусмотрено только живым. Значит, в случае смерти Исхакова можно будет не платить ему компенсацию, чего они, видимо, очень боятся, ведь это десятки миллионов рублей. Но на самом деле ему эти деньги вообще не нужны, он это неоднократно заявлял», — добавляет Войцех.

Он допускает, что поведение надзорного ведомства обусловлено и беспрецедентностью самих обстоятельств дела.

«Отмены приговора 60-летней давности в судебной практике не было никогда ни в России, ни в СССР. Думаю, это накладывает отпечаток на их позицию», — подытожил адвокат.

Позиция прокуратуры

Ситуацию вокруг Фатхуллы Исхакова по просьбе RT прокомментировали в прокуратуре Башкирии.

«Дело Исхакова действительно очень давнее. Оно периодически попадает в поле зрения СМИ, потом о нём забывают. Его уголовное дело смотрели, наверное, все прокуроры, которые были в республике, оно очень тщательно и всесторонне изучалось, с самим пенсионером также неоднократно встречались, но оснований для его оправдания у нас просто нет», — сообщила официальный представитель ведомства Гузель Масагутова.

По её словам, нельзя полностью доверять показаниям свидетелей, которые спустя десятилетия после преступления заявили об оговоре Исхакова, тем более что они решили дать новые показания после уговоров самого пенсионера.

«Свидетель заявил, что в 1959 году в суде что-то перепутал и оговорил человека. Естественно, его показания надо проверять, начинают опрашивать заново. А он говорит, я не помню, что пять минут назад было, что вы меня спрашиваете? То, что якобы была какая-то ошибка в экспертизе и преступник орудовал не топором, а лезвием, тоже сомнительно», — добавила Масагутова.

Комментируя ситуацию с отозванным из суда заключением прокурора Башкирии от 23 июля 2015 года, Масагутова пояснила, что изначально документ был подготовлен следственным подразделением ведомства. Но оно не согласовало свою позицию с управлением, которое надзирает за законностью судебных постановлений и которое ранее уже досконально разбирало дело Исхакова, добавила представитель прокуратуры.

«И получилась такая ситуация, что Назаров подписал документ о необходимости возобновления следствия по вновь открывшимся обстоятельствам. Но когда уголовно-судебное управление выступило с позиции, что такое решение некорректно, оно совершенно не стыкуется с материалами уголовного дела, заключение было отозвано», — рассказала Масагутова.

По её словам, чтобы позиция ведомства поменялась, должны открыться новые, очень веские обстоятельства, которые однозначно свидетельствовали бы о невиновности Исхакова.

«На данный момент этого нет»,  — подытожила Масагутова.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



734

Похожие новости
13 ноября 2019, 22:54
14 ноября 2019, 02:09
14 ноября 2019, 00:39
14 ноября 2019, 00:39
13 ноября 2019, 16:24
14 ноября 2019, 00:39

Новости партнеров
 

Выбор дня
14 ноября 2019, 02:09
14 ноября 2019, 02:24
14 ноября 2019, 02:24
14 ноября 2019, 02:24
14 ноября 2019, 02:24

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
10 ноября 2019, 10:24
07 ноября 2019, 15:39
10 ноября 2019, 07:09
11 ноября 2019, 15:39
07 ноября 2019, 14:09
13 ноября 2019, 10:09
13 ноября 2019, 00:24