Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Георгий Бовт: Мы стали мещанской страной. И это спасет нас в 2019-м году

О том, каким наступающий год будет для россиян, в студии Радио «Комсомольская правда» наш корреспондент поговорил с известным публицистом Георгием Бовтом.

МЕЩАНСКОЕ СЧАСТЬЕ – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ СТРАНЫ?

- Для начала ответьте, какой вы видите встречу нового 2020-го?

- Те, кто доживут, будут встречать его так же, как 2019-й. С елками, петардами. Тут устоялись традиции. С шариками и фонариками.

- А будут ли шарики и фонарики радовать? А то ведь нынче с радостью не очень.

- Я, будучи завзятым пессимистом, должен в свою бочку дерьма положить ложку меда. И она заключается в том, что в этом году был проведен очень интересный опрос ВЦИОМ в середине года, который показал, что индекс счастья населения сейчас наивысший в России. Более 80 % россиян сказали, что они счастливы. А среди молодежи этот процент еще выше. Как это бьется с таким не очень веселым положением в экономике, с социальным неравенством, пенсионной реформой, стагнацией экономики и прочими тягомотными нашими проблемами? А бьется очень просто. Мы стали нормальной страной. Люди перестали жить ожиданием светлого будущего, не провожают взором космонавтов, не мечтают покорить Луну, далекие планеты, не поют об этом песни. Их не интересуют мегапроекты, общенациональные стройки, комсомольские стройки.

- Мы омещанились, как сказали бы во времена СССР?

- Да, омещанились.

О том, каким наступающий год будет для россиян, в студии Радио «Комсомольская правда» наш корреспондент поговорил с известным публицистом Георгием БовтомФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- А это хорошо или плохо? Амбразуру дзота, получается, никто не полезет закрывать.

- Мы стали нормальной страной. Для людей это хорошо. Наши правители все время хотят поставить во главу углу государство. Что для государства. Наоборот надо ставить. Не для государства, а государство для людей. Если люди будут жить хорошо, если они будут решать свои бытовые проблемы, семейные проблемы, то и государство будет сильное. В нормальности или омещанивании есть свои положительные черты. Кстати говоря, это является очень мощным стабилизирующим фактором для социально-экономического положения в стране. И для власти тоже.

- Поэтому протесты не идут дальше разговоров?

- Сколько я прочитал прогнозов, что вот если эта пенсионная реформа, то вообще народ выйдет на улицы. Я с ними всегда спорил. Все время говорил: не будет массовых протестов. Периодически социологические исследования указывают на рост готовности выйти на улицу с массовыми протестами. И в связи с парижскими бунтами в соцсетях появились злорадные прогнозы: вот и у нас так будет. Не будет так. У нас все по-другому. Специфика российской истории такова, что в воздухе все такое спокойное, марево такое висит политическое. Ничего не происходит. Потом – фигак, и, как писал товарищ Розанов, по-моему, империя слиняла в три дня.

ЛИШЬ БЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ

- У вас прозвучало в ответе «те, кто доживут». По-моему, актуальным становится, как лет сорок назад, вопрос: что же делать, «лишь бы не было войны»? Большой, между Россией и США?

- Никто не может ответить на этот вопрос. Мы же говорим про 2019 год. Я думаю, что, к сожалению, есть целый ряд факторов, которые увеличивают опасность случайного возникновения войны. Сейчас странами правят люди, которые сами в войне не участвовали. Я считаю, что решающим фактором, который остановил Хрущева и Кеннеди в Карибском кризисе, было то, что они оба воевали и знали, что такое война. Хотя и не полностью себе отдавали еще отчет, как можно применить ядерное оружие. Сейчас есть осознание того, какие последствия оно будет иметь, но у власти поколение политиков, которое войну видело только на компьютерном мониторе.

Вспомните, как началась Первая мировая война. Никто не хотел воевать. Все думали, что, если начнется, то ничего страшного не будет, за пару недель управятся, помашут – и всё. Никто не мог предвидеть последствий. И ровно так же безответственно элиты вели себя накануне Второй мировой. И только осознание последствий Второй мировой и наличие ядерного оружия, угроза взаимного уничтожения заставила проявлять сдержанность. И то в Карибском кризисе мы чуть не сорвались на войну. А сейчас у нас с Америкой отношения столь скверные, механизм принятия решений не вполне понятен, как может случиться ответный удар. Или первый удар. И кто нанесет первый удар, а кто нанесет ответный удар. Может вообще произойти случайная техническая ошибка. Как было в годы Андропова. Тогда нашелся в Советской армии офицер, предотвративший запуск ракет, он перепроверил данные и не стал выполнять процедуру, которая была предусмотрена. А сейчас найдется ли такой?

- С большой войной понятно. Вероятна в случае наложения случайностей, и будем надеяться, что такого не случится. Но у нас под боком есть очень воинственный сосед – Украина.

- Если они не будут точно знать, что их поддержат, то, конечно, они не рискнут воевать. Но им могут пообещать поддержку, как в 2008-м пообещали Саакашвили, а они в состоянии поверить. Или Запад может не сдержать Киев, и они сорвутся с цепи. И тогда военный конфликт там может разрастись. Такая угроза была в 2014 году. Но именно Москва тогда проявила сдержанность и остановилась. Есть люди в российском руководстве, которые жалеют, что мы тогда остановились. Как они считают, надо было идти дальше и осуществлять проект «Новороссия» в полном объеме. Но тогда мы не могли потянуть этот проект по экономическим причинам.

- Но, к примеру, в том же Донбассе мира нет и так.

- Лучший вариант для нас, это если ситуация в Донбассе будет заморожена на долгие годы. Но в 2019 году застарелый донбасский конфликт может в любой момент вспыхнуть обострением.

- Можете назвать процент вероятности?

- 30 против 70. Угроза обострения – 30 %. При этом, из всего набора, который баллотируется на Украине в президенты, Порошенко – самый комфортный для России. Все остальные – еще хуже. Он алкоголик. С ним можно разговаривать. Он понятен в своем поведении. Ясно, что он кинет. И где кинет, и почему кинет. И т.д. В то же время, с ним можно разговаривать. А с другими там разговаривать вообще нельзя. Тимошенко еще запасной вариант. Но она гораздо менее предсказуема.

- Вы считаете, что его выберут президентом?

- Еще пару недель назад я думал, что нет, не выберут ни за что. Сейчас на конец декабря у него второе-третье место в рейтинге уже. А было пятое. Помните, с какого старта начинал Ельцин свою избирательную кампанию?

Из всего набора, который баллотируется на Украине в президенты, Порошенко – самый комфортный для России. Все остальные – еще хуже. Он алкоголик. С ним можно разговариватьФото: REUTERS

ЕСЛИ «ДРУГ» ОКАЗАЛСЯ ВДРУГ

- А что касается США, наладятся ли у нас отношения в следующем году?

- Не вижу, с чего бы им наладиться.

- Трамп больше бизнесмен, чем политик.

- А мы с точки зрения бизнеса не представляем для Америки абсолютно никакого интереса. Трамп будет якшаться с Китаем и пытаться с ним договориться. Это будет иметь огромное воздействие на всю мировую экономику. Если начнется полномасштабная торговая война Китая и США, то пострадает в том числе и российская экономика. Это может спровоцировать сначала биржевой кризис, а потом и спад мировой экономики. А мы все-таки ее часть, и он ударит по нашей экономике тоже. Прежде всего с точки зрения цен на энергоносители.

Мой прогноз: китайцы сделают все, чтобы договориться с Америкой. У Америки огромный рынок для Китая. И потерять этот рынок они не хотят. У них нигде другого такого рынка нет и быть не может. Кроме того, Америка – это источник высоких технологий для Китая, который их оттуда подворовывает. И, конечно, несмотря на все гарантии, будет продолжать подворовывать. Они пойдут на максимально возможные уступки. Но так, чтобы это не было потерей лица. На снижение пошлин для американских автомобилей на свой рынок. На какие-то гарантии по интеллектуальной собственности. На поправки в свою программу модернизации технического состояния китайской экономики. На большее присутствие американского капитала в их экономике.

А что касается Америки, то она очевидно выходит из договора о ракетах средней и меньшей дальности. Мы из него выходим. Дальше идет размещение этих ракет в Европе.

Трамп будет якшаться с Китаем и пытаться с ним договоритьсяФото: REUTERS

- Ну вот и до Европы дошли. А с ней как будет складываться. Вернется ли наша делегация в ПАСЕ? Или мы выйдем из Совета Европы, о чем сейчас тоже говорят?

- Думаю - европейцы попробуют нас не исключать. Им это не нужно. Это вопрос денег и это вопрос престижа. Там 25 млн. евро членских взносов, они на дороге тоже не валяются. Некого будет учить, некого будет воспитывать. Это редуцирование масштабов ПАСЕ случится тогда. С бюрократической точки зрения, потеря России – это удар по бюрократии ПАСЕ. А мы пока не будем форсировать процесс выхода. Но не исключаю, что мы выйдем из Совета Европы к концу 2019 года.

- А наши газопроводы в Европу, что с ними станется?

- Сейчас идет торговля за то, чтобы СПГ из США в цене упал. Еще недавно он был неконкурентоспособен по цене с российским трубопроводным газом. Однако, при определенных политических усилиях и давлении откровенном европейцев могут вынудить перейти на этот СПГ. К тому же, вполне хватает «Северного потока-1» и украинского транзита, по которому нас хотят заставить договариваться. Вот это будет довольно острая ситуация. Она очень неприятная. Я не исключаю, что «Северный поток-2» будет заблокирован. Мы можем построить «Северный поток-2», а потом Трамп скажет: а наложу-ка я санкции на тех, кто будет сотрудничать с этим газопроводом. И все европейцы поднимут лапки и будут покупать американский СПГ.

- А «Турецкий поток»?

- Пока упирается в тупик. Он кончается на Турции. Там пока нет варианта, куда его дальше продлять. У него больше шансов выжить. Он выгоден Эрдогану. Поскольку он будет хозяином положения, он заставит договариваться на своих условиях. Турция хочет выступать большим газовым хабом для всей Европы. Если она хочет выступать хабом, то мы можем ей поставлять газ для этого. Тут хотя бы есть предмет для разговора. По «Северному потоку-2», к сожалению, может статься, к концу следующего года предмета для разговора не будет. Его главный защитник Ангела Меркель объявила о своем уходе. И более того, может сложиться ситуация, когда она перестанет выступать его защитником еще до отставки. Это станет ясно к следующей осени. Если коалиция потерпит поражение, то канцлер Меркель уйдет досрочно. И тогда у «Северного потока-2» в Европе не останется ни одного серьезного защитника. И тогда он полностью окажется в распоряжении старика Трампа.

РЫВОК! КУДА РЫВОК?

- Я тут с Вами не совсем согласен, потому что канцлер, по моему разумению, это функция. И если СПГ не станет конкурентоспособным по цене, то «СП-2» будет защищать любой человек на этом посту, поскольку это выгодно для Германии. Но вернемся к шарикам и фонарикам. Вы реально не видите ничего позитивного впереди?

- Чтобы сказать, что будет хорошо, я должен поверить, что российское правительство осуществит прорыв, о котором все время говорит президент. А я не вижу в российском правительстве никаких потенций и способностей осуществить этот прорыв. Мы стагнируем уже который год. Рост 1 %. Америка растет на 4 % в этом году. Китай растет 6 %. Европа растет – тоже там громадная экономика – 3-4 %. Польша растет 5 %. Украина растет почти 3 %.

- Украина – это эффект низкой базы после развала. Как мы в 1998-м. А у нас - не стоит забывать и про санкции.

- У нас замедление пошло с 2013 года, еще до санкций. Это все правительство, которое не может осуществить этот рывок. А для того, чтобы осуществить этот рывок, нужны институциональные реформы. Я не говорю – политические. Я говорю – институциональные. Недавно мне сказали убийственные цифры. Знаете, сколько нужно позиций согласовать для открытия простого ресторана? У Роспотребнадзора есть чек-лист такой к простому ресторану в Москве, в Рязани - конечный список требований к конкретному бизнесу. Сколько там позиций? 190! В чек-листе к ресторану в Нью-Йорке, а американская бюрократия – это ад кромешный, как они считают, 78 позиций. В два с половиной раза меньше. А в Казахстане – 38. В рывок Казахстана я верю. А в чек-лист на 190 позиций не верю. А в чек-листах по безопасности промышленности 20 тысяч позиций. Это ад. В такой атмосфере бизнес развиваться не может. У нас все время говорят, что они какое-то количество проверок снижают. Минэкономразвития говорит, что в прошлом году было больше 2 млн. проверок, а в этом году 1,7 млн. проверок. А бизнес по опросам говорит, что проверок 10 млн. А потому что проверками не считаются, приходят и просто налагают административные штрафы. Тот же Роспотребнадзор налагает больше половины административных штрафов без всяких проверок. А Росалкогольрегулирование налагает 90 % штрафов без всяких проверок. Вот это все, что надо знать об этом климате. Какой, к чертовой матери, рывок? Куда рваться-то? Только в теневую экономику, чтобы отстать от этих клопов, которые присосались со всех сторон. Ничего не будет хорошего, пока их не окоротят.

- Может, наши власти все-таки одумаются, будут больше внимания уделять внутренней политике, проблеме социальной справедливости, решению проблем социального неравенства?

- Я считаю, что нет таких шансов пока. Прогрессивного подоходного налога не будет. Социальное неравенство в виде допуска малых и средних предприятий к тендерам муниципального и регионального уровня? А что тогда будет кушать семья губернатора? У нас весь бизнес ассоциирован с властями соответствующего уровня. У власти нет понимания того, что нужны институциональные реформы. У нее нет понимания того, что нужна политическая конкуренция. У нее есть понимание того, что система худо-бедно работает, телега катится, и не надо ничего ломать, перестраивать, пока мы окончательно не грохнулись. Когда мы грохнемся, тогда будут реформы. И они будут грамотными. Они будут радикальными. Они будут проведены в стиле шоковой терапии начала 90-х годов. А до тех пор мы ничего делать не будем.

- Они будут безжалостны по отношению к населению?

- Совершенно верно. А пока наши власти жалеют население. И они не хотят ничего менять. Но еще больше они жалеют тот привилегированный олигархат и бизнес, и они еще жалеют свои госкорпорации.

ЛОЖКА ПОЗИТИВА В БОЧКЕ НЕГАТИВА

- Позитив у вас какой-то, рыдать впору.

- Позитив заключается в том, что экономика нашей страны огромная, она инертна. И так просто она не сдастся. Она не развалится просто так. Она работает. У нас есть рынок. У нас есть рыночная экономика. У нас худо-бедно работает теневая экономика, которая многое спасает, много выручает. Она демпфирует, смягчает удары этой безумной бюрократии. Теневая экономика смягчает удары бюрократии. Это хорошо, что она у нас есть, что у нас многие и не платят налогов. Потому что меньше разворуют их.

Осенью пройдут очередные региональные выборы. Правда, их будет примерно в два раза меньше, чем в этом году. Какие-то уроки поражений властных кандидатов будут учтены. Власти подойдут к этим выборам более грамотно. Подстрахуются. И даже в роли технических оппозиционных кандидатов предложат людей более вменяемых. И это тоже грамотное, гибкое подстраивание системы под сложившиеся непростые экономические обстоятельства.

Система, при кажущейся своей косности и неготовности к реформам, адаптируется. Она проявляет способность к адаптации. Просто я еще раз повторяю, что в России многие перемены проходят незримо. на неформальном уровне. Когда система совсем обнаглеет, и чиновники начнут нести наглую чушь, что мы вам ничего не должны…

- Так это уже было в уходящем.

- Я думаю, что они будут ее нести реже. Потому что несколько скандалов текущего года имели такой резонанс, что я думаю, что им скажут, что вообще окоротите языки немножко.

- Языки, может, и окоротят, а вот руки…

- Мне отец говорил: если ситуация не хуже, чем было, то это уже хорошо.

- Несбывшееся плохое – это хорошее? А сложится ли, что будет не хуже, чем было?

- Да. Может быть.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Алексей МУХИН, Генеральный директор Центра политической информации:

- Честно говоря, после 2017-2018 годов, когда, в принципе, все, что может быть плохого, уже случилось, о плохом думать не хочется. Наступающий год Свиньи - это неплохой год для обретения благополучия. Как говорится, свинья легко находит желуди и очень их любит. Так вот, я думаю, что следующий год будет неплохим с точки зрения желудей, в том числе, для России. Несмотря на жесткое давление со стороны западных стран, Россия, по-моему, только укрепляется. В этой связи, конечно, есть тревожные симптомы в виде военных конфликтов, которые периодически то на российских границах пытаются организовать наши братья из Украинской республики, то в целом мировая ситуация напоминает предгрозовую. Но не думаю, что это все выльется в какой-то глобальный военный конфликт и в локальный тоже. Слишком большие ставки на кону и слишком сильно Соединенные Штаты Америки хотят укрепить свое международное положение. А доминирующее положение имеет смысл, только если остальные страны подчинятся, а не будут разрушены. Быть главным на кладбище, я думаю, даже США не очень хотят. Тем более, что их страна тоже превратится в кладбище, судя по тем заявлениям, которые делают, в том числе, китайское и российское руководство.

Во внутрироссийской жизни нас ждет год корректности чиновников, судя по тем инструкциям, которые направлены в разные организации. Им велено быть нежными, корректными предупредительными с гражданами и ни в коем случае не повышать голос.

Кирилл КОКТЫШ, политолог, доцент МГИМО:

- Во внешней политике мы закончили год без потерь. Так что есть шансы, что мы продолжим такой же высококлассный внешнеполитический курс. Поэтому внешнеполитических прорывов, каких-то результатов ждать можно, в том числе на сирийском направлении, в том числе в регионе Северо-Восточной Азии. Внутриполитически у нас не все так хорошо, есть много обострившихся проблем, поэтому здесь надо смотреть будет, как проблемы будут нарастать, и как их будут решать. Но тут я как раз не уверен, что правительство будет вполне эффективно справляться с экономическими проблемами с переходом от инерционной стадии к какой-то стадии интенсивного роста. У нас пока, скажем так, хорошая внешнеполитическая игра соседствует с довольно средней игрой на внутриполитическом поле. В сегодняшней ситуации не потерять – это уже достаточно много.

Евгений МИНЧЕНКО, президент холдинга «Минченко консалтинг»:

- Я думаю, что нас ждет очень непростой динамичный год, потому что, во-первых, на международном уровне противостояние Китая и США, я думаю, что выйдет на новый виток неизбежно. Плюс проявится в большей мере кризис модели управления в Евросоюзе. У России очень непростые события будут по всей периферии, начиная от Украины, Белоруссии и заканчивая Арменией. Внутри страны, я думаю, что тренд на волну против российского истеблишмента продолжится, поэтому нас ждут очень непростые региональные и муниципальные выборы.

Дмитрий СОЛОННИКОВ, политолог, директор Института современного государственного развития:

- Все говорит о том, что международная финансово-экономическая система входит в новую серьезную волну кризиса. По крайней мере, точно совершенно в период турбулентности и волатильности. И нестабильность внешняя будет сильно сказываться на российской экономике. Мы уже настолько глубоко вошли в глобальную финансово-экономическую систему, что та довлеет над нашими внутренними процессами. И это же будет сказываться и на социальных проектах. Таковы основные риски, которые нужно будет пройти в 2019 году.

Если говорить о позитиве, позитив можно ждать с другой стороны. В начале года, мы все понимаем, будет определенное ухудшение - поднятие цен и снижение доходов домохозяйств. Будем надеяться, что оно окажется краткосрочным, и позитив может сказаться в том, что к концу года, во второй половине года начнут сказываться итоги проведенной финансово-экономической реформы, работать федеральные программы, обозначенные в послании президента, его новые майские указы. И в бюджете появится новое финансирование, которое уже могут заметить регионы, могут заметить жители нашей страны. Основная задача – спокойно пройти первые полгода. Будем надеяться, что со второй половины года начнется уже экономический рост, который все почувствуют на себе.

ВЗГЛЯД ОПТИМИСТА

Политолог Александр Аcафов: Европа пойдет на сближение с нами, а в Сирии наступит мир

- Мой прогноз - одним из главных мировых событий в 2019 году станет окончание войны в Сирии. Мир там наступит, после того как войска США уйдут, а такое решение уже принято. Безусловно, в мире это будет воспринято как победа России.

Кроме этого, на репутацию нашей страны положительно повлияют завершение строительства газопровода «Северный поток-2», запуск «Турецкого потока» и железнодорожного моста в Крым. Все это покажет, что наша страна способна далеко планировать и добиваться своих целей. А поскольку экономика - это продолжение политики, то политические достижения скажутся и на положении внутри страны, жизни простых россиян.

В следующем году Трамп начнет готовиться к выборам 2020 года и будет вынужден показательно для своих избирателей продолжить давление на Россию, Китай и Европу. С Китаем у нас уже много совместных проектов, и число точек соприкосновения будет увеличиваться. А вот Европа наконец сможет увидеть, что Россия - более надежный союзник, чем Штаты, и пойдет на сближение с нами.

Все вышесказанное не означает, что предстоящий, 2019 год будет простым для нас. Конечно, санкции с России никто так просто не снимет. Возможно, появятся какое-нибудь «новое дело Скрипалей». Да и новый мировой экономический кризис, которого все ждут, может разразиться и создать сложности не только Западу, но и нам. Но в целом на ближайшее будущее нашей страны я смотрю с оптимизмом. Так или иначе, но мы будем продолжать двигаться уже выбранным курсом.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



513

Похожие новости
15 июня 2019, 22:09
14 июня 2019, 20:09
14 июня 2019, 18:24
15 июня 2019, 12:24
15 июня 2019, 18:54
15 июня 2019, 00:54

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
13 июня 2019, 22:54
09 июня 2019, 15:09
09 июня 2019, 08:39
12 июня 2019, 04:54
11 июня 2019, 09:24
10 июня 2019, 04:09
09 июня 2019, 14:54