Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Геополитические приоритеты РФ - "решать нельзя откладывать"

Говоря о внутренних геополитических проблемах России, мы должны отметить их высокую приоритетность. Да, и укрепление наших позиций на Дальнем Востоке, и выдавливание Запада из Украины, и подготовка в серьёзному обострению противостояния в Прибалтике должны вестись параллельно, и откладывать это до лучших времен просто нельзя.



Но внешние факторы также часто не терпят отлагательств, а значит, России нужно одновременно решать сразу несколько сложных геополитических задач, одновременно следя за тем, чтобы ситуация в других регионах не осложнялась и не шла в разрез с геополитическими целями и задачами Москвы.



Если попытаться как-то ранжировать геополитические задачи, стоящие перед Россией, в порядке их важности и срочности, у нас получится примерно следующее.

Наиболее важной, с учетом фактора времени, является необходимость развернуть ситуацию на Украине в свою пользу. В крайнем случае – «выход в нули», при котором ни одна из сторон не упрочит своего военного и экономического присутствия в Киеве и его окрестностях.

Для того, чтобы решение этой задачи стало возможным, России необходимо предпринять огромные усилия по обеспечению своего военного и экономического суверенитета. Потому что только угроза войны, вероятно, может остановить западных стратегов в шаге от огромного геополитического успеха, каковым стало бы прочное включение Украины в геополитическую и военную орбиту США.


В связи с этим можно, наверное, ещё жестче сфокусировать наш интерес – Москва не должна допустить экономического роста на Украине. Тем более, она не должна допустить роста, который бы опережал рост в самой РФ и мог бы стать, вероятно, детонатором неприятных внутриполитических процессов в самой России.

Эта задача настолько важна и приоритетна, что для её решения нельзя останавливаться ни перед чем – ни перед перекрытием транзитных трубопроводов, ни перед прямыми диверсиями на ключевых объектах инфраструктуры, ни перед пакетом санкций, сопоставимых с тем, что США ввели против Кубы, а также государств и компаний, которые с нею сотрудничали.

Экономика Украины не должна расти – это, вероятно, альфа и омега нашей геополитической линии на данном направлении. Но, поскольку между этими буквами есть целый алфавит, нужно отметить и ещё несколько моментов.

Разумеется, России нельзя допустить успешной военной экспансии вооруженных сил Украины на территорию пророссийских Донецкой и Луганской народных республик. Пресловутый «слив» Донецка и Луганска должен быть исключен из каких угодно горизонтов планирования, а любая попытка Киева военным путем занять эти города и прилегающие территории должна натыкаться на жесточайший, в том числе и военный, ответ России.

Обусловлено это не только соображениями гуманизма по отношению к тем, кто поверил Москве и в результате попал в очень сложное положение. Хотя и это весьма важно, в том числе и с точки зрения геополитики – единожды сдав своих союзников, вы все меньше можете рассчитывать на их лояльность и стойкость.

Но ещё более важны все те же внутриполитические факторы – сдача Донецка и Луганска очень больно ударит по позициям В. Путина и возглавляемого им патриотического блока. То само по себе очень и очень осложнит ситуацию в РФ.

Кроме того, такое развитие событий развяжет Киеву руки на крымском направлении. А поскольку Крым уже признан в Москве российской территорией, это наверняка приведет к ещё большим сложностям для Кремля – даже в рамках Конституции РФ, весьма лояльной к президентской ветви власти, торговать российскими территориями будет очень сложно.

С другой стороны, отказ от такой торговли наверняка, в обозримом будущем, приведет к войне, которой мы на этом этапе так хотим избежать. Потому что можно проигнорировать нападение на Донецк, формально являющийся территорией другого государства. Но нельзя проигнорировать нападение на Крым, для российской Конституции и народа являющийся территорией РФ.

Кстати, в любых политологических и дипломатических расчетах мы обязаны обращать внимание на этот фактор – Конституцию РФ. Это, конечно, не очень вяжется с принятой у нас политической традицией, где добрую сотню лет Конституцией было принято подпирать амбарную дверь, да и только. Но сейчас, во многом благодаря действиям самого Путина, ситуация несколько изменилась, и пренебрежение ею может привести к утрате легитимности действующей власти. Что, в условиях разворачивающейся глобальной битвы, будет просто смерти подобно…

Возможности же для военного ответа Украине сейчас довольно сомнительны. Не сомневаясь в наличии достаточных для этого военных сил, мы должны принимать во внимание экономическую шаткость нынешнего положения РФ, и те сложности, с которыми она сможет столкнуться, если Вашингтону удастся мотивировать своих союзников на резкий разрыв отношений с Москвой. Соответственно, прямой военный конфликт Москвы и Киева не опасен для России сам по себе. Но как точка отсчета для «закручивания гаек» он весьма неприятен и не может рассматриваться руководством России иначе, как начало перехода на новый уровень противостояния.

Тот уровень, где нам уже придется вводить мобилизационную экономику, объявлять в стране военное положение и всеобщую мобилизацию и потихонечку начинать печатать хлебные карточки и продуктовые талоны.

Мне могут возразить – а что мешает Украине уже сейчас напасть на Крым и вызвать, тем самым, давно чаемый ею коллапс в отношениях Кремля и Вашингтона? Но ответ тут довольно прост – обстрелять пограничные территории не так уж сложно, и много сил для этого не нужно. Но и в ответ России вряд ли понадобится разносить Украину по кирпичику – можно будет обойтись небольшой показательной поркой, которая, конечно, возмутит «прогрессивную общественность», но вряд ли приведет к желаемому результату.

А желаемый результат, напомню, это настолько апокалиптичная картинка на западных телеэкранах, чтобы можно было мотивировать на санкции и полное замораживание отношений с РФ не только американское и европейское общество, но и государства, на данный момент не желающие присоединяться к оголтелой кампании против России.

То есть, для этого нужна настоящая война, которую вряд ли удастся сотворить из остатков украинских
националистических батальонов, вяло постреливающих через российскую границу. Использовать же для этого основную группировку хоть сколько-нибудь боеготовых подразделений ВСУ, сосредоточенную сейчас под Донецком и Луганском, Киев не может – Москва моментально организует «ассиметричный» ответ, просто позволив повстанцам перейти в наступление на ослабленные позиции ВСУ под Донецком. Тем самым не только удастся убрать фокус западных СМИ с положения на российско-украинской границе, но и, вероятно, получится отбросить украинские войска от Донецка, заняв значительную территорию Донецкой и Луганской областей.

Вероятно, вторым по важности направлением российской внешней политики является… Нет, не Центральная Азия. Ибо она, при всей своей важности, выглядит довольно устойчиво, и ожидать её моментального перехода под протекторат США пока не стоит.

Но понятно, что ослабевать своё внимание на этом направлении Москве ни в коем случае не следует. Ни попытки военного давления на Иран, ни более тонкие усилия по его возможной «перекупке», ни чрезмерная активность США и их союзников на Закавказском направлении не должны оставаться без нашего пристального внимания.

Более того – не исключено, что американцы попробуют использовать тут свою любимую тактику управляемого хаоса. Первый шаг в этом направлении ими уже сделан - американское присутствие в Афганистане сокращается. Сделан и второй – на территории Афганистана начала активно действовать запрещенная в России террористическая группировка ИГИЛ, которую запросто можно использовать как таран, взламывающий с севера Афганистана среднеазиатское направление. Кстати, для игиловцев, которые наверняка воспримут это как отличный повод поквитаться с Россией за Сирию, достаточно будет даже не приглашения, а намека – уверен, что два раза им повторять не придётся.

А вот это уже и будет вторая, по значимости, потенциальная угроза России и её долгосрочным геополитическим интересам.

И дело тут даже не в конкретном ИГИЛ, не в прямом столкновении с ним уже на постсоветском пространстве, и даже не в возможных военных и экономических потерях. Самое главное – это наверняка окажется ещё одним поводом поссорить Россию с исламским миром, отношения с которым и без того, будем откровенны, отнюдь не радужные.

Мы и сейчас не можем похвастаться идеальными отношениями с мусульманами. Поводов для этого достаточно, хотя все они, так или иначе, «завязаны» на проамериканскую позицию Саудовской Аравии, являющейся, хотим мы того, или нет, основным духовным ориентиром для сотен миллионом мусульман.

Саудовская Аравия активно играла против СССР в Афганистане. Она столь же активно финансировала чеченских террористов в девяностые, раздувая пламя этого конфликта и используя его для демонизации России среди мусульман. Помимо Чечни, Саудовская Аравия финансирует антирусское подполье в других мусульманских регионах России.

Сейчас к этому прибавилось открытое столкновение интересов РФ и СА в Сирии. Что, как мы понимаем, отнюдь не способствует росту доверия между странами и активно формирует новостную повестку в арабских СМИ и политическую повестку просаудовских режимов.

Для полноты картины вспомним о том, как саудовский режим, под американскую диктовку, обрушивает стоимость нефти, имеющую чрезвычайно большое значение для российской экономики. Это, конечно, не сильно афишируется и на российско-исламские отношения не сильно влияет. Но для общего понимания нам нужно всегда об этом помнить.

Собственно, одна из главных угроз для России сейчас – втягивание её в какой-то конфликт, который потенциально может перекинуться и на её территорию. И нет, наверное, лучшего кандидата на роль нашего противника, чем мусульмане – и в силу многочисленности этого религиозного течения, и по причине наличия в РФ сразу нескольких регионов, населенных, преимущественно, мусульманами.

В случае успеха, подобный ход стал бы не только демонстрацией классического, не стареющего геополитического приема – стравливания двух потенциальных (или реальных) противников англосаксов для ослабления их обоих, но и наверняка смог бы поставить Россию перед такими вызовами, справиться с которыми ей было бы чрезвычайно сложно.

Отдельно следует упомянуть, что для развязывания такого конфликта, с последующим противостоянием Росси и всей исламской уммы, достаточно двух-трех лет. При условии, конечно, что Россия недооценит эту угрозу и не будет предпринимать никаких превентивных мер.

Помимо мусульман, мне сложно найти потенциального противника, конфликт России с которым однозначно был бы выгоден западным элитам в свете подготовки к их грядущему противостоянию с Китаем. Разве что сам Китай подходит для это роли ещё больше, чем мусульмане. Но очевидно, что развести на это Пекин будет чрезвычайно сложно, если возможно вообще.

Третьей по опасности угрозой является пока не сформулированная, но достаточно очевидная и простая информационная атака на Белоруссию, которая может привести – и весьма быстро, нужно заметить – к формированию антироссийского черноморо-балтийского пояса. И тут не следует надеяться на то, что позиции Лукашенко весьма сильны – то же можно было сказать и о некоторых других государственных лидерах, в одночасье ставших жертвами «цветных революций».

С одной стороны, на фоне потери Прибалтики и Украины это не выглядит столь уж фатально. Но это совершенно точно не будет способствовать росту обороноспособности РФ. Помимо этого, снова будет нанесен удар по экономическим интересам Москвы, и по самому проекту Таможенного союза, активным членом которого является Минск.

Добавим к этому очередной удар по престижу российской власти, а также новые поводы для втягивание России в конфликт в качестве одной из непосредственных его сторон. И мы получим весьма неприятную смесь потерь и вероятностей, от которой Москве вряд ли станет хоть сколько-нибудь комфортнее.

С другой стороны, есть в этом случае и некоторая возможность для Москвы. Если мы серьёзно относимся к вероятности начала прямого военного конфликта между Россией и НАТО, который должен, по прикидкам, достаточно быстро перейти в фазу описанного в начале этой книги ограниченного ядерного размена с США, то получится, что у американцев не будет такого важного сдерживающего фактора, как возможный ответный удар по пророссийской Беларуси. Она, в этом случае, будет страдающим от «российской агрессии» союзником евроатлантических сил. И огорошить её ещё и ядерным ударом будет слишком рискованно – после такого даже самые верные союзники США (а их число резко убавится после первого же ядерного взрыва) подумают о как можно более глубоком нейтралитете в конфликте.

Кроме того, это даст России возможность, при упомянутом развитии событий, максимально удобно перекроить карту постсоветского пространства. Согласитесь, было бы странно увидеть русские танки, упраздняющие суверенитет дружественного, союзного России государства. Но это будет смотреться совсем иначе, если по улицам Минска будут бродить факельные шествия нацистских группировок, кричащих «москалей на ножи!». Во всяком случае, это придаст подобным действиям внутреннюю легитимность, в том числе и среди значительной части русскоговорящих жителей самой Белоруссии.

В итоге же мы получим Россию в границах от Одессы до Калининграда, с Приднестровьем, с Балтийским побережьем, без логистических проблем Калининградской области, взамен кинув Западу кость в виде неких буферных образований, вроде Западной Украины и Западной Беларуси. И более того – даже за них ещё можно будет поторговаться с Польшей, которая наверняка захочет как-то компенсировать ядерные проплешины на месте американских баз и объектов ПРО, ранее размещавшихся на польской территории.

Исходя из изложенного выше, мы можем предположить, что вариант информационной атаки на Минск вряд ли станет для Запада приоритетным, и решиться на него они смогут только в одном случае – если придут к выводу, что решимость Москвы пойти на ядерный размен является блефом, либо найдут какой-то способ парировать эту угрозу.

С другой стороны, такая атака вполне может быть реализована в относительно короткие сроки, а значит, она несет в себе большую потенциальную угрозу – и как самостоятельный фактор давления, и как возможный детонатор процессов, которые могут перекинуться уже на Москву. Я бы рискнул предположить, что она может быть использована именно как способ добить Кремль, если тот покажет очевидные признаки слабости, а стабильность положения нынешних властей России станет вызывать большие сомнения.

(c) В. Кузовков, "НАСТОЛЬНАЯ КНИГА ПРЕЗИДЕНТОВ, или... Геополитика для "чайников""

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

1505

Похожие новости
14 декабря 2017, 06:54
14 декабря 2017, 16:39
14 декабря 2017, 06:54

14 декабря 2017, 10:09
14 декабря 2017, 10:09
14 декабря 2017, 23:09

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
09 декабря 2017, 01:39
11 декабря 2017, 22:32
10 декабря 2017, 02:09
13 декабря 2017, 04:39
11 декабря 2017, 17:09
13 декабря 2017, 21:09
11 декабря 2017, 10:39