Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Еврокомиссия шантажирует Сербию

Исторически сложившейся особенностью развития внутриполитических процессов на Балканах является использование выборов в местные органы власти для отработки методов борьбы за власть и обеспечения партийных интересов. Особенно это характерно для Сербии. Как известно, именно приуроченные к выборам в муниципальные органы власти в Белграде уличные протесты в 1996-1997 годах во многом послужили спусковым крючком для последующих драматических событий, обернувшихся в конечном счёте «цветной революцией» октября 2000 года и свержением президента Слободана Милошевича.
4 марта в Белграде грядут городские выборы, которые станут генеральной репетицией переизбрания Народной Скупщины. Несмотря на упорно циркулирующие в Сербии слухи о досрочных парламентских выборах, правящая коалиция во главе с Сербской прогрессивной партией решила пока провести «разведку боем» на столичном уровне – на выборах в городской парламент Белграда. Результаты этих выборов могут принести определённые неожиданности правящей коалиции во главе с «прогрессистами» в силу широкого спектра оппозиционных кандидатов – от списка бывшего мэра Белграда Драгана Джиласа и Социал-демократической партии бывшего президента Сербии Бориса Тадича до перспективного движения «Двери».
И не случайно ко всё более активной избирательной кампании в Белграде подоспел недвусмысленный сигнал из Брюсселя. Комиссар Европейского союза по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан представил на сессии Европарламента стратегию расширения Евросоюза на Западных Балканах, под которыми Брюссель понимает четыре республики бывшей Югославии (Сербия, Черногория, Македония, Босния и Герцеговина), Албанию, а также самопровозглашенное Косово. В документе констатируется, что Сербия и Черногория могут быть «потенциально готовы» к вступлению в ЕС в 2025 году. Остальным обещана обтекаемая «дополнительная поддержка».
Объявление именно сейчас (впервые за последнее десятилетие) конкретных сроков возможного приёма Сербии в Евросоюз тем более примечательно, что председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер не далее как осенью 2017 года заявил, что ни одна балканская страна-кандидат не готова к вступлению в Евросоюз. Решению о том, чтобы послать сербским властям и избирателям определённый сигнал, предшествовала дискуссия на высшем уровне ЕС, в ходе которой выявились серьёзные разногласия по сербской проблеме. Германия не видит необходимости активизировать политику ЕС на балканском направлении, считая его второстепенным по сравнению с другими общеевропейскими проблемами, такими как выход Великобритании из состава ЕС, миграционный кризис и взаимоотношения с Соединёнными штатами. Совместное заявление ХДС и СДПГ по ключевым приоритетам планируемой «большой коалиции» вообще не содержит положений, касающихся Балкан.
Однако в Еврокомиссии и в значительной степени во Франции преобладают другие настроения. Там в реанимации интеграционных процессов видят важное средство придания Евросоюзу нового жизненного импульса. При этом у Еврокомиссии есть ещё одно соображение, связанное со стремлением в очередной раз использовать Сербию в антироссийских геополитических играх. Потерпев неудачу в попытках заставить сербское правительство присоединиться к санкциям против России, ЕС теперь делает ставку на подрыв сербо-российского взаимодействия по конкретным направлениям двустороннего сотрудничества, в первую очередь в энергетике. Обещание рассмотреть вопрос о принятии Сербии в Европейский союз в 2025 году позволяет Брюсселю уже сегодня потребовать от властей страны строго следовать в фарватере энергетической политики ЕС, подразумевающей отказ от участия в российских проектах и в том числе от подключения страны к инфраструктуре «Турецкого потока».
Создать правовую основу для газового шантажа Белграда призваны поправки к Газовой директиве от 2009 года (2009/73/ЕС), обнародованные Еврокомиссией в ноябре 2017 года. Они предусматривают возможность распространения норм европейского энергетического законодательства на газопроводы, входящие на территорию ЕС из третьих стран. Указанные нормы («Третий энергетический пакет») предписывают разделение функций поставщика и транзитёра газа и допуск к трубопроводу третьей стороны, что теоретически позволяет Еврокомиссии регулировать и блокировать реализацию российских энергетических проектов, таких как «Северный поток - 2» и «Турецкий поток».
«Турецкий поток» является сегодня ключевым звеном энергетических войн, инициированных Еврокомиссией. Дело в том, что положительное решение правительства Турции (январь 2018 г.) по вопросу строительства морской части второй (экспортной) нитки газопровода перевело подключения балканских государств к его будущей инфраструктуре в практическое русло.
Учитывая, что интерес к получению и транзиту российского газа, поступающего на Балканы, имеется не только у Сербии или Болгарии, но и у Италии, проект «Турецкий поток» приобретает для Евросоюза значение геополитического вызова. Отсюда стремление Еврокомиссии покрепче «привязать» Белград туманными обещаниями положительно рассмотреть вопрос об одобрении сербской заявки на приём в ЕС к 2025 году.
Здесь следует иметь в виду ещё одно обстоятельство, а именно сербско-черногорскую связку. Еврокомиссия включила Сербию в число стран, наиболее продвинувшихся по пути в Евросоюз, вместе с Черногорией. Ключевым обстоятельством, обусловившим такое решение, является то, что принятию в ЕС того или иного государства обычно предшествует его приём в члены НАТО. Это негласное правило. Встречаются и исключения из правила (Австрия, Кипр), но для Сербии исключений не будет.
Связь Сербии и Черногории в западнобалканской стратегии Еврокомиссии означает только одно: сербские власти должны брать пример со своей соседки и отказываться от принципа нейтралитета. Сербское издание «Нови Стандард» пишет: «Во внешней политике сербское руководство выбрало военный нейтралитет, о чем и заявило в 2007 году, основываясь на практике европейского нейтралитета и на югославском опыте неприсоединения. Однако сохранение и укрепление военного нейтралитета Сербии в будущем будет зависеть от позиции сильных держав, прежде всего США, ЕС, Китая и России, а также от сербских соседей и соотношения сил в ООН… Особенно большим препятствием для сербского нейтралитета является сегодня ось «Адриатической тройки» (Хорватия, Черногория и Албания), которую Сербия могла бы нейтрализовать активной политикой двух квартетов: средиземноморского (Сербия, Греция, Италия и Черногория) и дунайского (Сербия, Венгрия, Болгария и Румыния). Так Сербия включилась бы в решение албанского вопроса и создала бы противовес Восточной Адриатике. Нейтралитет Сербии действительно можно закрепить в конституции, но только после переговоров с сильными державами и ООН и их санкции в виде соответствующих договоренностей».
В этой ситуации вновь встаёт вопрос об активизации политики России на Балканах.
(Окончание следует)

Фонд Стратегической Культуры

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
445

Похожие новости
16 августа 2018, 20:09
16 августа 2018, 16:54
16 августа 2018, 20:09

16 августа 2018, 13:39
17 августа 2018, 05:54
16 августа 2018, 07:09

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
17 августа 2018, 05:54
17 августа 2018, 02:24
17 августа 2018, 01:12
17 августа 2018, 02:24
17 августа 2018, 02:39

Новости партнеров
 

Новости партнеров
 

Популярные новости
12 августа 2018, 04:12
13 августа 2018, 23:54
10 августа 2018, 08:10
12 августа 2018, 16:39
12 августа 2018, 13:39
10 августа 2018, 19:52
14 августа 2018, 15:54