Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Экспорт влияния



Сергей Шойгу в ходе рабочей поездки в Юго-Восточную Азию посетил с визитами Мьянму, Лаос, Вьетнам, провел с их военно-политическим руководством переговоры. В чем стратегический интерес России к этим странам? Разобраться в вопросе «Военно-промышленному курьеру» помог президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов.

– Как вы считаете, Леонид Григорьевич, почему министр обороны отправился именно в это время в данные страны?


– Тому есть несколько причин. Первая и главная – осложнение отношений с Западом, прежде всего с США. И мы делаем разворот в сторону традиционных для Советского Союза и где-то для России партнеров, которые более надежны, нежели западные «друзья». Во-вторых, страны Юго-Восточной Азии, как и арабского мира, по результатам наших действий в Сирии увидели некую защиту для себя – Россия не предала, не бросила своего старого друга и союзника, Сирию, несмотря на беспрецедентное внешнее давление. На кого там еще могут рассчитывать? Все страны ЮВА находятся под сильным давлением как США, так и Китая. Поворот в нашу сторону дает надежду на определенную независимость. У того же Вьетнама отношения с Пекином осложняются из-за островов Спратли, хотя он и раньше не жаловал экспансионизм Китая в регионе. Сергей Кужугетович в ходе визита как раз и говорил своим собеседникам, что Россия – та страна, которая в состоянии обеспечить им безопасность. В-третьих, настала пора укреплять наши позиции, возвращаться в океан, в многополярную политику, не ограничиваться прежней ориентацией исключительно на Запад или на Китай. В этом процессе малые, казалось бы, страны служат важными опорными точками.


Что значит договоренность с Мьянмой об упрощенном варианте захода российских кораблей в ее порты? Для нахождения нашего ВМФ в Индийском океане нужно располагать или мощной военно-морской базой вроде той, что мы имели в свое время во Вьетнаме, в Камрани, или хотя бы на первом этапе дать нашим кораблям, несущим службу в регионе, возможность заходить на короткое время в дружественные гавани для дозаправки, для отдыха личного состава. Чем больше таких точек, тем лучше.

– Но Камрань ждет нас, как вы думаете?

– В Камрань мы обязательно вернемся. В свое время наделали много глупостей, особенно, когда оборонным ведомством командовал тандем Сергеев – Квашнин. Ушли из Лурдеса, причем через девять месяцев после весьма успешного визита на Кубу Владимира Путина. Ушли из Камрани. Эти ошибки на совести военных. Хотя именно в первый путинский президентский срок мы повернулись от Запада к Востоку. Перед вьетнамским визитом Владимира Владимировича Генштаб как раз предлагал создание сети опорных точек для флота, при выборе которых главным критерием должна была быть надежность. Тогда же наш президент совершил неожиданный визит в Пхеньян, и сейчас понятно, насколько грамотным было то решение. России удалось запустить процесс корейского примирения. А сегодня мы видим, что он возобновляется. КНДР выступила с инициативой активного сближения с Южной Кореей.

– Как получилось, что Генштаб настаивает на расширении сети базирования флота, а Министерство обороны ликвидирует уже имеющиеся базы?

– Нам и на Кубе, и во Вьетнаме предлагали чрезвычайно льготные условия. В конце 90-х я участвовал в переговорах о возобновлении нашего присутствия во Вьетнаме и видел, с какой надеждой на нас смотрели и вьетнамцы, и лаосцы. Когда министром обороны был Игорь Сергеев, мы почти договорились о возвращении в Камрань, в Лаос и Лурдес. Но когда Минобороны возглавил Сергей Иванов, не видевший смысла в зарубежных базах, мы едва не расстались, даже с тем минимальным присутствием, что имели в сирийском Тартусе. Эта политика шла от министра иностранных дел Андрея Козырева, ныне живущего в Майами: нам-де лучше дружить со Штатами, нежели со всеми этими маленькими странами. Как раз за то, что не разделял эту точку зрения, я и был снят с должности начальника Главного управления международного военного сотрудничества с формулировкой: своей позицией мешаю развитию тесного сотрудничества с США.

– Какие страны вы бы посоветовали Сергею Кужугетовичу для следующей рабочей поездки?

– Пора лететь в Латинскую Америку. Он там уже был, сейчас настало время закрепляться. Понимаю, Лурдес восстановить вряд ли возможно, но кубинцы готовы к такого рода переговорам. Нужно активно работать с Венесуэлой, с Никарагуа. От того, как мы будем взаимодействовать с ними, сможем ли заметно повысить их безопасность и стабильность, сумеем ли защитить своим присутствием от американской наглости, зависят и наши отношения с другими странами Южной и Центральной Америки. Покажем себя – и выстроится такая же очередь для встреч и подписания соглашений с российским руководством, какую мы видим на арабском Ближнем Востоке. И при любых раскладах нельзя забывать про Индию.

– Какие выгоды, кроме расширения присутствия в мире, получает от подобных визитов Россия?

– Под санкциями, при жестком воздействии на наш оборонный комплекс мы должны расширять свои возможности по продаже вооружений и военной техники, чтобы поддержать ОПК. Вьетнам, Лаос имеют огромное количество нашей, советской еще военной техники – устаревшей, но она там присутствует как система, что очень важно. В той же Мьянме двадцать наших МиГ-29, сейчас следующий этап – поставляются Су-30, учебно-боевые Як-130. Наверняка последуют контракты на обслуживание, на боеприпасы, на радионавигационное обеспечение. Пусть контракты и скромные – 400 миллионов по Мьянме, но если такие заказы пойдут по всему миру, наша «оборонка» даже в условиях санкционного давления получит и средства, и возможности развития.

– Речь на переговорах, как я понимаю, ведется о продаже новых видов вооружений. Тут мы сильны, чего не скажешь об обслуживании проданной техники. Есть у России перспективы в этом направлении?

– Во времена Росвооружения мы сталкивались с большими военно-политическими проблемами. Те же Вьетнам, Лаос просили боеприпасы, производство которых у нас уже было прекращено, хотели развернуть у себя автомобильный завод, чтобы выпускать так полюбившиеся УАЗ-469 и особенно ГАЗ-66. Аналогичные проблемы – обслуживание имеющейся советской техники – возникали и у стран СНГ. Было огромное количество запросов из Сирии, из Египта – проведите модернизацию, организуйте поставки комплектующих, но все это воспринималось на фоне торговли оружием как незначащая мелочь. А ведь поле деятельности и обширное, и прибыльное. Потребность очевидна, есть спрос, но нет какой-то организационной структуры, которая этим конкретно бы занималась. «Оборонэкспорт», бывший при Росвооружении, как-то мог решать эти вопросы, вы же сами об этом писали совсем недавно («Ремонт против «Пэтриотизма» – Ред.). Сегодня это превратилось в большую проблему. В тех странах, куда у нас нет сейчас поставок нового вооружения, мы могли бы начать с модернизации имеющейся у них советской техники, а там дошла бы очередь и до продажи российской. Это даст и доход, и главное – уважительное отношение.
Автор: Леонид Ивашов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
534

Похожие новости
14 сентября 2018, 09:39
13 сентября 2018, 10:54
19 сентября 2018, 03:09

18 сентября 2018, 17:24
18 сентября 2018, 17:39
11 сентября 2018, 10:09

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров
 

Популярные новости
15 сентября 2018, 03:54
19 сентября 2018, 13:39
14 сентября 2018, 18:09
16 сентября 2018, 16:08
17 сентября 2018, 04:56
18 сентября 2018, 05:09
13 сентября 2018, 17:54