Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Экс-агент СБУ рассказал об организаторах убийства Шеремета и Грабовского


На Украине под покровительством государства действуют «эскадроны смерти» — формирования, занимающиеся политическим террором и устранением неугодных. Сеть секретных сотрудников СБУ опутывает всю страну и уже насчитывает более 27 тысяч вооружённых и готовых на всё людей. Убийства Павла Шеремета, адвоката Юрия Грабовского, националиста Сашко Белого организованы СБУ.

С такими сенсационными заявлениями в интервью «МК» выступил одесский журналист и бывший активист скандального движения «Femen» Евгений Василькевич, вот уже более трех лет проживающий в лагере для беженцев в Нидерландах.


Эскадроны смерти – это, согласно Википедии, «вооруженные группы, занимающиеся внесудебными убийствами, пытками или похищениями людей в целях политических репрессий, геноцида, этнических чисток или контрреволюционного террора». Важная особенность этих формирований – они создаются самим государством и действуют под покровительством властей, хотя эта связь всячески скрывается. Родиной «эскадронов смерти» считается Латинская Америка. Там под нежным руководством кураторов из ЦРУ действовали военизированные формирования с такими поэтическими названиями, как «Пурпурная роза», «Белая рука», «Карибский легион», «Союз белых воинов», «Черная тень» и т.д. Это были также различные антикоммунистические фронты и альянсы. Ибо главная цель этих организаций заключалась в борьбе с «коммунистической угрозой» и левыми движениями на американском континенте. Последнему поколению советских людей, которое зачитывалось романами английского писателя и разведчика Грэма Грина, все это казалось жутковатой, но далекой экзотикой. Никто из тех, кто выступал в конце 80-х за независимость Украины, и подумать не мог, что описанные Грином «тонтон-макуты» времен диктатора Гаити Франсуа Дювалье, могут иметь какое-то отношение к их повседневной жизни.

— Хотите сделать интервью с пресс-секретарем украинских «эскадронов смерти»? – спросил меня знакомый, имеющий хорошие связи в Киеве. Что за вопрос. Конечно, хочу.

— Только он сейчас в Нидерландах. Уже три года добивается политического убежища.

При современных средствах связи и это не проблема. Мы созвонились. Голос у Евгения был грустный – на днях он получил официальный отказ в предоставлении убежища. Адвокаты успели подать апелляцию, суд будет в марте. Если Евгений его проиграет, его ждет депортация на родину. А там, понятно, не ждет ничего хорошего. Слишком большой зуб отрастила на него СБУ после его скандальных разоблачений. Он признается, что порой думает о суициде.

— Мне отказали в убежище на основании сфальсифицированных документов, без каких-либо весомых оснований. – утверждает он. – Служба безопасности Украины сообщила моему адвокату, что мне никогда не предъявлялись обвинения в сепаратизме. То есть я не преследовался по политическим мотивам. Но о том, что я обвинялся в создании Народной Рады Бессарабии и Народной рады Николаева, писали все СМИ, было заявлено по телевидению. А это политическое дело. Задержание «активистов Народной рады Николаева», среди которых был и я, показали по всем новостям, это комментировал тогдашний глава СБУ Валентин Наливайченко, который говорил о «завершении блестящей спецоперации». Но оказывается, такого дела никогда не существовало! Это был просто спектакль, чтобы показать «борьбу с сепаратизмом».

Справка МК

В июне 2015 года глава СБУ Валентин Наливайченко объявил о том, что в ходе спецоперации были задержаны 47 активистов Народной рады Николаева, которые провоцировали людей к созданию «Народной Республики». Инструкции и деньги они якобы получали из РФ. Руководил сепаратистами местный журналист, у которого дома была обнаружена граната. Это и был наш собеседник Евгений Василькевич. Кроме него, все остальные «сепаратисты» были отпущены в тот же день.

Жизнь Евгения Василькевича (творческий псевдоним Довлатов) полна загадок и приключений. Не всегда приятных, а часто и очень драматических. Он родился 4 февраля 1991 года и первоначально стал известен как участник эпатажных акций, один из основателей движения «Femen», активист Евромайдана. Да, он принимал участие в событиях на Майдане в 2013-2014 году на стороне «сил демократии». Но потом разочаровался в этом, так как, по его словам, понял, что провокации на Майдане, убийства и избиения активистов совершались «определенными группами» для нагнетания ситуации. Он больше не хотел в этом участвовать, перебрался в Николаев и занялся журналистикой. Но судьба сделала очередной крутой разворот…

— У меня есть официальный диагноз – посттравматический синдром. – предупреждает Евгений. - Поэтому у меня плохо с датами и цифрами. Вот уже три с половиной года я нахожусь в военном лагере для беженцев в Нидерландах. Это AZC - центр для лиц, ищущих убежище. Здесь находятся сирийцы, беженцы из Уганды, из России. Беженцам из РФ в основном дают положительные решения, не проверяя их документы о фактах преследования. А вот к украинцам отношение совсем иное. IND - нидерландская служба иммиграции и натурализации, которая рассматривает просьбы об убежище, старается отказывать украинцам под любыми предлогами. Нас здесь просто ненавидят, унижают, презирают. Европа поддержала Майдан на Украине, поэтому не может признать нарушения там прав человека. Они считают, что в Украине все хорошо и присутствует лишь «легкий хаос демократии».

— А почему вы находитесь именно в военном лагере?

— Потому что я – агент СБУ.

— Официальный, с документами?

— Да. Я давал подписку о неразглашении государственной тайны и проходил полиграф в здании СБУ города Николаева. Я давал подписку о сотрудничестве.

По словам Евгения, именно для того, чтобы его завербовать, и был устроен весь этот цирк с Народной радой Николаева. Сотрудники СБУ задержали его в то время, когда он проводил журналистское расследование, касающееся государственной сети аптек, под крышей которой процветала наркоторговля. Он утверждает, что в его квартиру подбросили гранату, потом его изнасиловали в подвале управления СБУ и завербовали. Там же, в подвале, у него на глазах сотрудники СБУ убили человека, перерезав ему горло. При этом угрожали, что и с ним может случиться то же самое, или это убийство повесят на него.

- Следователь николаевского отдела СБУ Мельник Александр Витальевич – это тот человек, который меня пытал, изнасиловал и вербовал в «эскадроны смерти». Им нужен был человек известный в определенных кругах, с хорошими связями, с журналистским даром.

— В чем состояла ваша деятельность?

— Официально я числился пресс-секретарем в Национальном корпусе (организация запрещена в РФ). Внештатный сотрудник СБУ, секретный агент отдела «К» - отдела безопасности и шифрования. В мои обязанности входило заниматься пропагандой и дезинформацией через СМИ, обвиняя во всех преступлениях, убийствах, которые совершали радикалы под руководством СБУ, РФ, российскую агентуру. По заказу СБУ я писал статьи, которые публиковал на известных сайтах, таких, как «Наша версия», сайт Дмитрия Гордона. Там они сохранились с подписью Евгений Довлатов. Также их публиковал сайт Цензор.нет и Юрий Бутусов, который является внештатным сотрудником СБУ, агентом того же отдела, что и я. Таким же сексотом является и бывший пресс-секретарь Порошенко Роман Реведжук, который сбежал из страны и сейчас находится в Швейцарии. Он также писал компрометирующие материалы против РФ. Он придумал «дело вагнеровцев» в Белоруссии, ему принадлежит концепция «движения 25%» для экс-президента Порошенко. Со мной советовались, как правильно подать информацию в медиа, как зачистить улики, чтобы их «мокрые дела» никогда не были расследованы.

— О каких делах идет речь?

— О громких убийствах, таких, как убийство экс-депутата Вороненкова, радикала Саши Белого, журналиста Павла Шеремета, адвоката Юрия Грабовского. Нацкорпус – это террористическая группа, наемные убийцы, которые находятся у государства на пособиях и на должностях. Они должны были убивать определенных людей, которые мешали власти, и выдавать эти преступления за суициды, за теракты. Иногда людей убивали и сжигали в крематориях, так, чтобы их никто и никогда не нашел. Я готов пойти в российское посольство, дать показания и всех сдать, так как почему-то в ЕС не хотят обращать внимания на эти факты.

— Журналист Дмитрий Гордон – тоже секретный сотрудник?

— Понятия не имею, но у него на сайте регулярно выходили мои статьи.

— Где вы находились? У вас было что-то вроде базы? Вы могли контактировать с другими агентами?

— Из Николаева после задержания и вербовки меня направили в Киев. Потом я уже был в Киеве на конспиративной квартире по адресу Лукьяновка (район Киева), улица Юрия Ильенко 12 А. Там были разные люди. Я был в отделе «К», но у нас был куратор из отдела «Т» – это Департамент защиты государственности, который занимался прослушкой, наружкой, слежкой и сбором доказательств. Я не назову его фамилию, потому что он мой друг и он мне помогал.

— Кого еще вербовали в эти формирования?

— Людей брали самых разных. Причем разных возрастов – от 15 до 60 лет. Зачастую СБУ занималась тем, что продавала наркотики, подсаживала на них даже. Это был героин, кокс, марихуана. Крышевала определенные наркоаптеки, некоторые из которых были государственными. В Киеве существует несколько заведений «гаражного» типа. Они находятся на окраине. Вокруг обычные гаражи. В такой «гараж» заходишь - там охрана, люди с автоматами. Тебя проверяют на наличие оружия и пускают внутрь. А там ловят кайф самые разные люди – и чиновники, и депутаты, рассыпаны дорожки кокса.

Очень многим нравилась эта работа, особенно подросткам, особенно детдомовцам. О них писали СМИ, они были героями, интересными и популярными. У них был дом, еда, выпивка, свободный секс – там все занимались сексом друг с другом, и с девочками, и с мальчиками. Им поставляли новое оборудование – компьютеры, принтеры. Так что еще и свободный интернет, и деньги на счету, и под защитой государства, и с корочками секретных агентов СБУ. Почему бы и нет?

— Эта вербовка носила массовый характер?

— Да, это была такая специальная программа. Агентурная сеть Украины – это 27 тысяч человек с оружием на руках. Это целая армия, непонятно, на кого работающая. В любой момент она может выйти на улицы и никто не сможет ей противостоять.

— Почему вы выбрали для эмиграции именно Нидерланды?

- Нидерланды я не выбирал. Мне позвонили из военной разведки и сказали: «Ты сегодня должен покинуть страну и улететь в Нидерланды, там тебя встретят». Параллельно со мной в разные страны вылетели еще 15 человек. Они тоже давали показания и рассказывали о том, чем занимались под руководством СБУ. Но, к сожалению, СМИ не обратили на это внимания.

— Почему вам помогала военная разведка?

— Некоторые сотрудники спецслужб были против вербовки в качестве агентов для осуществления заказных убийств людей с улиц. Но они все же были частью этой структуры.

— Почему вербуют такими варварскими методами?

— Если вы адекватный, нормальный человек, то единственный способ заставить вас убивать других людей – это вас до смерти испугать, повесить на вас уголовное дело. Чтобы вы поняли, что у вас нет пути назад.

— Что все же представляла собой Народная рада Бессарабии и Народная рада Николаева? Как вы попали в эту историю?

— Это проект Валентина Наливайченко, главы СБУ на тот момент. Эти органы (НРН, НРБ) создавались для того, чтобы иметь контролируемую оппозицию, узнать, кто сепаратист и убрать все возможные протестные и пророссийские движения в Украине. А также для того, чтобы ликвидировать оставшихся лидеров Евромайдана. В 2014 году я познакомился с Дмитрием Соиным, бывшим депутатом из Приднестровья. У него был конфликт с тогдашним президентом ПМР Шевчуком, и он был вынужден перебраться в Одессу. Когда я работал у главы Николаевской ОГА Игоря Дятлова, именно Соин предложил мне вступить в движение Народная рада Бессарабии, которая, по его словам, должна была заниматься проведением разных фестивалей, лоббировать культуру национальных меньшинств. Я сказал, что мне это не интересно. Тогда он предложил этот проект моей помощнице Вере Шевченко. Она пришла на первую пресс-конференцию, ей написали текст и она его с листика прочитала. Эта пресс-конференция вызвала большой медийный скандал. Но я к ней не имел никакого отношения.

— Как складывались ваши отношения с Соиным в дальнейшем?

— В 2015 году его вдруг арестовали и без предъявления обвинений содержали в тюрьме. Ко мне приходит его сын и просит помочь. Мы делаем пресс-конференцию в клубе «Паритет», где я рассказываю о компромате на Шевчука и говорю, что если Соина не опустят, то я раскрою весь этот компромат. И тут вдруг через 2-3 недели Соин пропадает, а все СМИ начинают писать, что он сбежал из тюрьмы. Конечно, это не соответствует действительности, потому что сбежать из тюрьмы невозможно. Уже когда я попал в СБУ, на допросе начальник Николаевского управления СБУ мне показывал фотографию Соина. Он сказал, что обвинения с меня могут быть сняты, если я буду сотрудничать. В чем же состояло это сотрудничество? Я должен был поехать в Москву, встретиться с Соиным в кафе и отравить его. Мне сказали, что после этого я буду абсолютно свободен.

— Почему для этого им понадобились вы?

— Я был единственный человек, который был вхож в его семью. Он бывал у меня дома, общался с моей матерью. В СБУ мне сказали, что Соин - внештатный советник Путина и бывший фсбешник.

- Почему его задержали, выпустили, а потом хотели убить?

— Говорили, что якобы президент ПМР Шевчук заплатил СБУ деньги за ликвидацию Соина. Поэтому его задержали. Но тут вмешалась военная разведка, еще какие-то структуры. В СБУ мне сказали, что его поменяли на 15 украинских военнопленных. Но об этом нигде нет никакой официальной информации. Деньги СБУ были уже заплачены, а заказ так и не был выполнен. Поэтому Соина любыми путями надо было убить.

— Расскажите, в каких операциях вы участвовали, чему стали свидетелем?

— Я участвовал в спецоперации СБУ по убийству адвоката Юры Грабовского.

— Зачем понадобилось его убивать?

— Его нужно было убить, потому что он был адвокатом пленного россиянина Александра Александрова. Он так хорошо его защищал, что дело вот-вот могло развалиться. Александрова и второго россиянина, взятого в плен на Донбассе – Ерофеева должны были менять на Надежду Савченко. Их должны были менять как военнопленных, так как Москва сказала, что обмен должен быть равноценным. Для этого надо было доказать их вину и осудить. А Грабовский мешал. Максим Чмилев и Артем Яковенко, которых обвиняют в его убийстве, были внештатными сотрудниками СБУ. Они его заманили в Одессу и допрашивали в доме по адресу Аркадьевский переулок, 11/1 (адвокат был похищен в Одессе в марте 2016 года – М.П.). Мне тогда позвонил Артем и сказал: «Женя, приезжай, потому что мы сами не понимаем, что происходит». Когда я приехал, я заснял автобус сотрудников СБУ, заснял эту квартиру, где происходил допрос адвоката. Было тогда записано более 8 видеосюжетов разных вариантов его допроса. Адвокат признавался то в педофилии, то в связях с РФ, то еще в чем-то. Допрашивали его именно Артем Яковенко и Максим Чмилев, есть видео, где звучат их голоса. Но они его не убивали. Убили его сотрудники СБУ.

Как мне говорили сами сотрудники СБУ, у них есть свой стиль работы. Их задача, грубо говоря, состоит в том, чтобы загнать стадо на бойню, но так, чтобы это стадо не понимало, что его убьют, да еще и содействовало в своем уничтожении. Люди должны помогать убийству самих себя и при этом ни о чем не догадываться.

- А стадо – это кто?

— Украинский народ. Оппозиция. Независимые журналисты. Честные адвокаты. Даже ярые активисты Майдана – например, Саша Белый. Он им тоже мешал. Как и все активисты, которые были независимыми. Когда начался Евромайдан, СБУ внедряла свою агентуру в каждую группировку. Их цель была стать лидерами этих организаций и вести людей по нужному курсу. Подконтрольные СБУ СМИ нужных людей пиарили, как героев.

— Можете привести примеры?

— Например, у нас есть такой дутый персонаж – Сергей Стерненко. Он является моим коллегой, внештатным сотрудником СБУ. Я с ним работал. Он приехал в Одессу, при поддержке СБУ занял место лидера Правого сектора (запрещен в РФ). При этом ему помогали телеканалы Порошенко. Стерненко сам из города Белгород-Днестровского. Мать – преподаватель, папа – полицейский. У них также были плантации клубники. Он курил марихуану, занимался наркотиками и был когда-то арестован за это еще до Майдана. Тогда, видимо, и произошла его вербовка и в дальнейшем реинкарнация - превращение из человека, который читает рэп и носит георгиевскую ленточку, в патриоты Майдана, который помогает СБУ бороться со всеми несогласными.

- Куда они собираются вести «стадо», какая у них идея?

— Идея очень простая: взять под контроль все. Создать полностью подконтрольную оппозицию и СМИ. Когда я уже был пресс-секретарем Национального корпуса, сидел за компьютером и писал пресс-релизы, я уже знал, что все организации олигархата, в том числе Ахметова, стояли на учете в СБУ. Было создано много охранных фирм, олигархи им платили якобы за охрану для того, чтобы у них не возникали проблемы. СБУ таким способом получала с этих олигархов деньги. То же самое было с известным застройщиком сирийского происхождения Аднаном Киваном. Он строил высотки на морском побережье в Одессе. Ему создавали проблемы, пока он не начал платить. Есть организация С 14 (неонацистская организация, запрещенная в РФ), которую возглавляет Евгений Карась - это тоже сотрудники СБУ. Они разгоняли лагеря ромов. Первый случай был у нас в селе Лощиновка, второй – во Львове, когда одного из ромов убили. Тогда один из европейских фондов выделил 300 тысяч евро по программе обучения ромов. Когда эти деньги пришли на счет, все репрессии против ромов были прекращены.

— Что вам известно об убийстве Шеремета?

— Как-то я получил от СБУ задание поехать в Закарпатье на горнолыжный курорт Драгобрат, чтобы рассказать о репрессиях в отношении активистов Правого сектора (запрещен в РФ), которые устроили драку в «Хате Магната». Приехав туда, я узнал, что свидетелем произошедшего была Юлия Кузьменко. Сейчас она подозреваемая по делу об убийстве Шеремета (Кузьменко – врач-хирург, волонтер АТО, именно она, по версии следствия, заложила взрывчатку под машину журналиста – М.П.). Она выступала одним из свидетелей невиновности тех людей, которых мне надо было защищать по заданию СБУ. В этот же день туда, в суд, приехал весь агентурный состав: Стерненко, Карась, Билецкий из Национального корпуса. Помимо этого, когда я находился на конспиративных квартирах, со мной связался сотрудник СБУ по имени Максим Люлин. Он воевал в АТО, потом был тренером в лагере Правого сектора, потом перешел в Национальный корпус. Он мне сказал, что ему дали задание следить за Шереметом, а потом предложили еще 3 тысячи долларов за его убийство. Он не хотел его убивать и обратился ко мне за советом, как выйти из этой ситуации. Я решил рассказать об этом в СМИ. Но не успел. Его обвинили в убийстве своей семьи и арестовали. Была убита его жена и ее родители в их доме. Вероятно, это была месть СБУ за его отказ от участия в убийстве журналиста. Разговор с ним у меня записан на диктофон. Я еще в 2016 году заявлял, что Шеремета и Грабовского убили сотрудники СБУ.

(Павел Шеремет погиб в результате взрыва в центре Киева в июле 2016 года. Взрывное устройство было установлено под днищем его автомобиля. Организатором убийства следствие считает рок-музыканта Андрея Антоненко (прозвище Риффмастер).

— Какой мог быть мотив у СБУ?

— Им было выгодно создавать впечатление, что страна наполнена российскими шпионами, террористами. Они получали международную помощь на борьбу с «российской агрессией» внутри страны. Кроме того, они хотели пролоббировать закон о легализации оружия, потому что у 27 тысяч боевиков по всей Украине на руках было очень много нелегального оружия, которое надо было легализовать. В «эскадронах смерти» были также люди из Белоруссии. Один из лидеров Нацкорпуса - Сергей Коротких. У него несколько позывных: Боцман и Малюта. Это бывший сотрудник КГБ Белоруссии. Родственник Валерия Игнатовича (бывший сотрудник МВД, который на тот момент руководил расправами с белорусскими оппозиционерами, в 2002 году приговорен к пожизненному заключению). Также Коротких воевал в Чечне. Оператор Шеремета Дмитрий Завадский (был похищен и, предположительно, убит в Минске в 2000 году, обвинение в этом было предъявлено Игнатовичу) работал в Чечне во время войны. Предполагается, что Игнатович и Коротких могли «засветиться» на отснятых им кадрах. У Коротких произошел в Белоруссии конфликт с начальством, и он сбежал в Россию. В России он связался с неонацистами и у него опять начались проблемы. Его близким другом был покойный неонацист Марцинкевич (Тесак). Коротких перебрался на Украину, где получил паспорт от Петра Порошенко. За день до убийства Шеремета Коротких с ним встречался.

— Вы думаете, он мог быть причастен к убийству Павла?

— Я не могу определенно говорить о причастности Коротких. Я могу только утверждать, что убийство Шеремета организовали сотрудники СБУ, так как я это знаю точно. Но сам Коротких подтвердил публично, что в ночь перед убийством он общался с Шереметом.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...



860

Похожие новости
01 марта 2021, 20:20
01 марта 2021, 13:55
28 февраля 2021, 01:50
28 февраля 2021, 19:25
01 марта 2021, 04:45
01 марта 2021, 22:10

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
28 февраля 2021, 01:50
28 февраля 2021, 13:55
23 февраля 2021, 09:50
24 февраля 2021, 05:05
24 февраля 2021, 08:45
27 февраля 2021, 20:15
01 марта 2021, 01:05