Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Дефицит лекарств искусственно создают чиновники и олигархи

Если в прошлом году на отсутствие пилюль жаловались люди с редкими заболеваниями, то уже сегодня в аптеке подчас бывает сложно купить даже самый простой антибиотик. Чиновники оправдываются: дескать, пандемия, рост спроса. Только вот на поверку оказывается, что пресловутый коронавирус лишь помогает им прикрывать собственные просчёты, а сама пандемия имеет к дефициту весьма косвенное отношение.
Сюжет: Коронавирус, Здоровье
В конце прошлого года Всероссийский союз пациентов (ВСП) направил президенту и правительству открытое письмо, в котором говорилось о нехватке 42 лекарственных препаратов. Многие из них жизненно необходимы пациентам с хроническими заболеваниями – гемофилией, лёгочной артериальной гипертензией, муковисцидозом и др.
Примечательно, что в дефицитном перечне оказались не какие-то редкие и дорогие препараты, а даже самые обычные антибиотики, например левофлоксацин или азитромицин. Также исчезли антикоагулянты, иммуноглобулин человека нормальный и многие другие препараты, перебоев с поставками которых, казалось бы, быть не должно.
По списку на вылет
«Ковид здесь практически ни при чём. Он просто добавил огня по тем позициям, которые и так были слабыми, стал катализатором, – пояснил «Нашей Версии» президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. – У нас в принципе нет системы лекарственного обеспечения. Даже главный отраслевой закон и тот называется «Об обращении лекарственных средств». То есть лекарства «обращаются» где-то там, а пациенты никого не интересуют».
Что интересно: по словам Саверского, в Минздраве зачастую вообще не знают о проблемах лекарственного дефицита. В этом смысле показательна история с исчезновением преднизолона весной 2019 года. «В апреле 2019 года, когда препарат пропал, в Минздраве подумали, что это ерунда, и выпустили пресс-релиз, где говорилось, что потребность в преднизолоне составляет 2 млн упаковок в год и что ровно столько же мы его и производим. В аптеках тогда только плечами пожимали», – вспоминает Александр Саверский. Чиновники признали проблему лишь спустя несколько месяцев. В октябре из Минздрава сообщили, что в стране есть единственный производитель, который выпускает 1,4 млн упаковок ежегодно, тогда как потребность рынка составляет именно 2 млн упаковок.
Кстати, ещё несколько лет назад в российских аптеках присутствовал преднизолон разных производителей, в том числе и зарубежных. Однако, поскольку препарат входит в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) и цены на него регулирует государство, большинству компаний стало невыгодно продавать его по заниженным ценам.
Эта история отнюдь не исключение. В 2019 году, согласно информации системы «Гарант», российский рынок недосчитался 170 препаратов. По информации же «Фармвестника», из Госреестра было исключено и того больше – 270 лекарств. Только за сентябрь 2020 года производители 17 препаратов перестали поставлять на рынок свою продукцию. Причина всё та же: лекарства, входящие в список ЖНВЛП, становится невыгодно производить из-за слишком низких цен, устанавливаемых государством.
Напомним, что сам перечень ЖНВЛП возник ещё в 2010 году, однако активно его использовать для регулирования цен на рынке стали только в 2014 году, после обвала курса рубля. Формально цены на препараты должны пересматриваться каждый год, но фактически этого не делается. По словам участников рынка, в перечне есть препараты, цены на которые не пересматривались с того самого 2010 года.
Ситуация осложняется ещё и тем, что выйти из списка и продавать свой препарат на «свободном» рынке производители не могут. Перечень ЖНВЛП содержит международные непатентованные названия (МНН), так что если ты производишь таблетки с определённым действующим веществом, то твоя продукция оказывается в списке автоматически. «От этого списка никогда не откажутся, потому что это политический список. Плюс он помогает при госзакупках приобретать препараты по одной и той же цене, несмотря на изменение курса валют, – поясняет гендиректор DSM Group Сергей Шуляк. – В данном случае список, конечно, выгоден государству, но зачастую он невыгоден пациентам, потому что какие-то препараты уходят. Да, есть аналоги, но они далеко не всегда удовлетворяют потребностям пациентов».
Ковидный дефицит
История с госзакупками лекарств – отдельная большая проблема. Помните, несколько лет назад Владимир Путин на заседании Госсовета громко возмутился тем фактом, что цены на одно и то же лекарство в разных регионах могут отличаться в 59 раз. Думаете, с тех пор что-то изменилось? Как бы не так!
Летом 2019 года, ещё задолго до начала эпидемии ковида, в СМИ проходила информация о том, что 25–30% аукционов в регионах оказались сорваны. Причём лишь в конце прошлого года чиновники признали, что у них даже нет информации о потребностях рынка в том или ином препарате. «Ещё одним фактором, негативно сказывающимся на обеспеченности системы здравоохранения необходимыми лекарственными препаратами, стало отсутствие сформированной прогнозной потребности, – отметили в Минпромторге. – В настоящее время Минздравом проводится работа с субъектами РФ по формированию консолидированной потребности в лекарственных препаратах… после её завершения будет проведён анализ возможностей производителей и поставщиков по её удовлетворению и при необходимости приняты соответствующие меры».
Впрочем, при нынешней системе «соответствующие меры» опять упрутся в цены на ЖНВЛП и проблемные аукционы в регионах.
Эпидемия ковида в этом смысле стала настоящей лакмусовой бумажкой, продемонстрировавшей полную несостоятельность нынешней системы лекарственного обеспечения. В частности, начиная с апреля для лечения COVID-19 стали использоваться антибиотики – левофлоксацин и азитромицин, а также противоопухолевые и иммуносупрессивные препараты – гидроксихлорохин и тоцилизумаб. И именно они сегодня оказались в списке дефицитных. То есть, несмотря на очевидную потребность в этих препаратах, нарастить их поставки или производство так и не удалось. «Нельзя увеличить производство по мановению волшебной палочки. Нужно, чтобы была субстанция, чтобы были дополнительные ингредиенты. Часто субстанция закупается за границей, а мы знаем, что в Индии и Китае многие заводы были закрыты из-за ковида и вообще ничего не производили», – поясняет Сергей Шуляк.
Олигархам на здоровье
Решаются проблемы лекарственного обеспечения, мягко говоря, очень специфически. В июле прошлого года вступили в силу законодательные изменения об обязательной маркировке лекарств. Правда, очевидную выгоду от данного нововведения получили лишь некоторые олигархи.
В частности, единый оператор цифровой маркировки принадлежит Центру развития перспективных технологий (ЦРПТ) – компании, контролируемой миллиардерами Алишером Усмановым и Александром Галицким, а также «Ростехом» под управлением Сергея Чемезова.
«Внедрение маркировки минувшей осенью дало сбой, некоторые препараты просто зависли на складе, что усугубило проблемы с дефицитом лекарств», – отмечает Сергей Шуляк. Впрочем, в Минпромторге так не считают. По мнению чиновников, во всём виноваты потребители, которые слишком активно начали скупать пилюли из аптек. «Произошёл резкий рост потребления – в 15 раз, – заявляли в министерстве. – В июне мы понимали и предполагали, предусмотрели наращивание объёмов в 2 раза. Но, конечно же, никто не предполагал 15-кратного роста».
Позицию Минпромторга понять можно. По экспертным оценкам, введение системы маркировки (на все товары народного потребления) обойдётся бизнесу примерно в 1,5 трлн рублей. Кто же захочет отказываться от таких заработков из-за каких-то там временных проволочек с поставками лекарств.

Кстати

Даже если регионам удаётся вовремя провести аукционы по закупке лекарств, это вовсе не означает, что нужные препараты будут доступны пациентам. Всё дело в том, что перечень лекарств территориальных программ госгарантии и перечень лекарств, обозначенных в стандартах лечения той или иной болезни, не совпадают.
Более того, в каждом регионе есть свой перечень, так что не факт, что именно для вашей болезни в вашем регионе закупили нужные лекарства.
То есть фактически закупать можно что угодно, где угодно и в каких угодно количествах. Лишь бы дёшево.
В конце прошлого года один из казусов с госзакупками стал достоянием общественности. Всероссийское общество гемофилии (ВОГ) обратилось в Минздрав и Минпромторг с просьбой отменить торги по закупке препарата АриоСэвен (эптаког альфа (активированный). «Никто в стране не применял препарат АриоСэвен, не проводились клинические исследования на базе российских лечебных центров», – говорит глава ВОГ Юрий Жулёв. Этот препарат иранского происхождения, по словам эксперта, прошёл исследования лишь в 2018 году на базе нескольких центров в Иране и Турции.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...



330

Похожие новости
17 января 2021, 10:15
15 января 2021, 08:45
16 января 2021, 09:30
18 января 2021, 13:45
18 января 2021, 09:10
18 января 2021, 09:10

Новости партнеров
 

Выбор дня
18 января 2021, 01:50
18 января 2021, 00:55
18 января 2021, 07:20
18 января 2021, 03:40
18 января 2021, 01:50

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
13 января 2021, 21:55
16 января 2021, 21:25
18 января 2021, 00:55
17 января 2021, 16:40
15 января 2021, 00:30
13 января 2021, 10:00
13 января 2021, 17:20